Маг Семи долин

Сын Ирбиса. Пролог.

      О том, что я не такой как все, стало известно во время поездки в Меседин. Мне было тогда десять лет и, по обычаю нашего клана, отец повёз меня в дружественный нам клан Орла, что бы подобрать мне невесту и сговориться о ещё нескорой свадьбе. В клане Ирбис было принято рано обзаводиться первой женой и к семнадцати годам иметь уже первенца. Только после рождения наследника мужчине нашего клана разрешалось стать воином, дабы не прервался род.

      Пояснение: Клан Ирбис располагался в пещерах Заоблачного кряжа, выше всех остальных кланов нашего племени, что носило гордое имя Горный народ. Даже выше клана Орла. Жили мы в тёплых пещерах, которые согревал горячий воздух, поднимавшийся откуда то из недосягаемых глубин. Круглый год в наших жилищах было тепло и сухо, какие бы морозы не стояли снаружи зимой. Однако это благословенное богами место имело и свои особенности,- в нашем клане никогда не рождались девочки, а среди будущих воинов очень редко, но рождались маги. В племя Горного народа входили кланы Орла- старший клан, Беркута, Горностая и Ирбиса. Жили мы достаточно бедно, по меркам других племён, зато очень ценились наши воины,- неприхотливые, беспощадные и свирепые мечники,- лучшие из лучших.

      По достижению пятнадцати лет на груди каждого мужчины нашего клана появлялась татуировка снежного леопарда изготовившегося к прыжку и нападению. Очень часто к изображению Ирбиса добавлялся знак клана матери воина. На моей груди над Ирбисом был изображён орёл с распростёртыми крыльями, так как моя мать была из клана Орла. Я был четвертым сыном своего отца, а моя мать была его третьей женой. С нашим кланом предпочитали не связываться, так как в отличии от других представителей нашего племени, мы были прирождёнными воинами и ничем другим, кроме совершенствования владением оружия, не занимались. К тому же, появление изредка в клане воинов-магов, приучило остальных с почтением относится к детям Ирбиса, так как отличить обычного воина от мага не было ни какой возможности....

      В этой поездке отца сопровождали два моих старших брата, мать, которая пожелала навестить своих родственников, а так же небольшой отряд воинов, который спускался с гор в долины, что бы предложить свои услуги какому-нибудь богатому фрей или вайфрей. ( Фрей, - владетельный господин, который может выставит от ста до тысячи вооружённых всадников. Вайфрей - имеет в своём подчинении более тысячи воинов.) Дорога была знакомой и не представляла ни какой опасности кроме одной, над которой мы были не властны,- в любую минуту с крутых склонов вниз могла соскользнуть лавина и накрыть путников. Сам спуск к подножью хребта занимал всего один световой день и к вечеру мы планировали уже достигнуть Меседин,- центрального селения клана Орла. Однако нашим планам не суждено было сбыться,- сначала поднялся сильный ветер, потом он затих и наступила мёртвая тишина, нарушаемая чуть слышным потрескиванием - первый предвестник схода снега. Наши лошади первыми почувствовали тревогу и стали вести себя нервно и неспокойно. Отец принял решение немедленно искать хоть какое-то укрытие или козырёк, под которым можно будет спрятаться и переждать опасность, но как назло ничего путного не попадалось. Были, конечно, небольшие ниши, но они, в лучшем случае могли укрыть одинокого путника, но ни как не целый отряд, тем более с лошадьми и небольшим обозом. Отец торопил, так как в нескольких сотнях метров вниз по тропе должна находиться большая выемка в горной породе, где мы могли укрыться, но достигнуть её мы не успели...

      Раздался шёпот гор, и огромная масса снега понеслась вниз, набирая скорость и сметая всё на своём пути. Смерть была неминуема, но тут произошло нечто неожиданное и не поддающееся объяснению. Как рассказал мне мой брат Юрген, в эту минуту я вдруг оцепенел, закрыл глаза, бросил поводья, свёл руки перед лицом, а потом резко выбросил их в сторону надвигающейся лавины. Из моих ладоней навстречу снежному потоку понеслись два луча света, которые разделили его на две части и каким-то образом заставили обогнуть тот участок, на котором мы находились. Лавина сошла вниз, не причинив нам ни какого вреда, а я почувствовал сильнейший голод и некую слабость в теле. Отряду пришлось остановиться на небольшой отдых, в ходе которого для меня приготовили горячую похлёбку и дали возможность немного поспать.

      Так я узнал, что я маг. Отец приказал всем держать язык за зубами и говорить, что лавину мы переждали в большой выемке. С этого дня отношение ко мне изменилось, а на груди появилась моя татуировка. Все разговоры о свадебном сговоре были прекращены, а причиной посещения Орлят было желание моей матери навестить родственников и показать меня. В клане Орла отец нанял изгоя, никчемушного человека, бывшего фрей Брис, который добровольно отправился в изгнание и дал клятву не возвращаться в своё племя до тех пор, пока он не найдёт и не покарает предателя,- своего родного брата, который в самый разгар сражения увёл свою дружину с поля боя....

      Какая-то провидица в долине предсказала ему, что только сын Ирбиса, которого он воспитает и обучит, поможет ему исполнить свой обет, и он направлялся к нам, что бы предложить свои услуги.

Часть первая.

1.

      - Вот сволочь, - и я услышал звук смачного плевка. - О ком это ты так ласково отозвался наставник?

      - Фрей Вит переметнулся на сторону пришлых и оголил левый фланг объединённого войска. Его дружина покинула боевой порядок, разом открыв просвет для прорыва в тыл. Надо быть идиотом, что бы не воспользоваться этим преимуществом.

       Я, наконец-то, оторвался от созерцания опушки далёкого леса, где строились отряды пришлых и посмотрел в ту сторону, куда указывал мой учитель. Мы с ним находились на невысоком холме вне пределов поля, где должно было развернуться сражение и за всем происходящим наблюдали как бы со стороны. Действительно большой отряд под знамёнами фрей Вита покинул свою диспозицию и перемещался в сторону противника. Весь левый фланг объединённого войска был оголён.

      - Им конец, вайфрей Себастьян не успеет перекинуть туда свой резерв и сражение проиграно, даже не успев начаться,- в голосе наставника чувствовалась печаль и горечь. Примерно так же потерпел поражение и он в те далёкие времена, когда был фрей Брисом. Эту историю я слышал от него самого. Что бы как то его утешить я произнёс: - Если только Себастьян не задумал этот манёвр специально, что бы заставить пришлых атаковать именно его левый фланг. Ведь тогда их конница будет вынуждена скакать между холмами, а если на них тайно разместить лучников...,- договаривать я не стал, и так становилось ясным, что конница попадала в западню.

      - Это вряд ли,- тут же откликнулся Брис, - у вайфрей не так много войск, что бы спрятать на холмах приличный отряд лучников и арбалетчиков. Или ты заметил нечто такое, что ускользнуло от моего взгляда?

      - Заметил. Вспомни, вчера, когда мы нанесли визит вежливости Себастьяну, ты встретил хоть одного стрелка? Их не было, а в любом, даже самом маленьком отряде, обязательно найдутся несколько лучников, из чего я делаю вывод, что манёвр Вита - это ловушка для пришлых.

      - Может ты и прав, а может быть и нет, ждать осталось недолго. Слышишь сигнальные звуки? Вмешиваться не будешь?

       - Нет, если только на нас не нападут, и я не почувствую опасность. К тому же мы стоим в стороне, абсолютно открытые и два всадника вряд ли представляют угрозу даже для небольшого отряда, тем более для целого войска.

       - Это потому, что они не знают, кто тут стоит на холме, - проворчал Брис, спрыгивая с коня и разминая ноги.

      Мой наставник был для меня не только учителем, опекуном, но и нянькой, телохранителем и мудрым товарищем. Именно он учил меня премудростям ведения сражений, тактике действий отдельных отрядов и целых армий. Это от него я научился прежде чем восторгаться окружающими красотами, в первую очередь рассматривать местность с точки зрения её пригодности для ведения боевых действий. Он же был моим мастером меча, так как фрей его племени были прирождённые воины и в этом мы были похожи.

      Из леса, у самой опушки происходило построение отрядов пришлых. В основном это была конница, что было неудивительно,- ведь для того, что бы достигнуть врат долин им пришлось проделать немалый путь. Узкое ущелье, которое все называли вратами, прикрывало единственную дорогу в страну Семи долин и Заоблачных гор. Насколько мне было известно, это была единственная оставшаяся свободная и независимая территория, где правили свободные фрей и вайфрей, а также вожди и главы кланов и племён. Это был лакомый кусок для пришлых и они уже неоднократно пытались навязать нам свою волю и привести к покорности наши народы. Однако в этот раз всё было намного серьёзнее. Внутренние распри и раздоры раздирали страну. После смерти номинального правителя страны, его преемник так и не был выбран и представитель каждой долины претендовал на это место. Даже вспыхивали ожесточённые схватки. Особо кровавым было противостояние третьей и пятой долин, вот почему объединённое войско вайфрей Себастьяна было не столь многочисленно. Умные люди в открытую говорили о предательстве и золоте пришлых, на которое были куплены нежелание некоторых племён противостоять захватчикам.

      - Я смотрю, Тиберий все-таки решился воспользоваться представившейся ему возможностью и атаковать левый фланг. Его конница пройдёт всего в нескольких сотнях метров от нашего холма, может быть есть смысл, если ты не собираешься вмешиваться, отойти вглубь? Алекс ты слышишь меня?

      - Мы останемся здесь наставник, и я очень надею ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→