Колдунья из Аэндора

Шеррилин Кеньон

КОЛДУНЬЯ ИЗ АЭНДОРА

Сообщество чёрного лебедя

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это один из моих старых переизданных рассказов «Колдуньи из Аэндора». Первоначально он был издан под названием «Дьявол в деталях».

В далёком, далёком прошлом у «Колдуньи» была куча почитателей, и я написала о ней целую серию коротких рассказов. Странно, но она является прототипом Катры из «Тёмных охотников». И первоначально я включала ведьму в серию рассказов об Охотниках и очень хотела сделать её героиней романов, но не смогла найти правильную сюжетную линию, чтобы ведьма вписалась в серию. Тем не менее, я не теряю надежды, что однажды звезды сложатся. Колдунья из Аэндора всегда была одной из моих любимых героинь.

ГЛАВА 1

— Будь осторожна. Дьявол украдёт твою душу.

Поправив тяжёлую картонную коробку в руках, Анна Кэрол моргнула, услышав зловещий голос.

— Что?..

Ответа не последовало.

По спине побежал холодок. Анна медленно повернулась и оглядела пустую квартиру.

Никого.

Комната выглядела светлой и радушной, как и две недели назад, когда маленькая пухленькая леди из риэлтерской фирмы привела её сюда, и Анна буквально влюбилась в это место. За пятнадцать минут она решила, что хочет начать здесь свою новую жизнь и квартира подходит для этой цели как нельзя лучше.

Ричмонд, Вирджиния. Родной город детства Эдгара Аллена По. Место, где Патрик Генри произнёс свою известную фразу: «Дайте мне свободу или дайте мне смерть[1]». Именно здесь приняли первый билль о религиозной свободе Томаса Джефферсона[2].

В своё время Вирджиния была всей Америкой. Именно здесь всё началось. За несколько десятилетий до того, как паломники причалили к плимутскому камню[3], колонисты из Вирджинии бесстрашно строили для себя жизнь здесь, в дебрях близь реки Джеймс.

Иронично, что, когда она вытащила старую дорожную карту своего отца, которой он когда-то пользовался, планируя новое место для рыбалки, и, закрыв глаза, ткнула канцелярской кнопкой, то попала в тот самый город, который когда-то помогал возводить один из её прадедов. У Анны до сих пор по коже бежали мурашки, стоило об этом вспомнить.

Анна решила собрать вещи и отправиться на встречу судьбе.

Без сожалений.

Если бы тоже самое она могла сказать о своём браке.

«Не думай об этом. Рик был придурком».

Это стало её девизом.

Она не могла изменить прошлое. Только своё отношение к нему. И вот Анна продала всё, что было можно, а остальное упаковала в красный джип и отправилась из Хантсвилла в Ричмонд.

Решив начать все с начала. Жизнь с чистого листа.

Чистый лист ей и достался. Пустыннее и аскетичнее этой квартире надо было ещё поискать, так что голые белые стены давили своей пустотой.

Её передёргивало от отвращения, а руки так и чесались расписать их в ярко-баклажановые и зеленые цвета, как она поступила в своём старом доме в Хантсвилле, который Рик умудрился у неё оттяпать.

— Я повешу здесь фотографии.

Шторы.

Это поднимет настроение. Особенно если на одном фото будет запечатлён её бывший муженёк с всаженным промеж глаз топором.

Эта мысль вызвала у Анны улыбку. Поставив коробку на пол, она открыла дверь, чтобы спуститься к джипу за остальными вещами… и едва не налетела на молодого мужчину.

Красивый и мускулистый, он был одет в шорты и футболку, и, судя по всему, собирался на пробежку.

— Ой, простите, — пробормотал незнакомец. — Я вас не заметил.

Анна нахмурилась, когда увидела его глаза через затемнённые очки. Она могла поклясться, что на мгновение те полыхнули красным.

«Должно быть, показалось».

— Ничего страшного. Я просто переезжаю.

— А-а-а… — он покосился на её дверь. — Значит, я ваш сосед сверху. А я всё гадал, поселится ли здесь снова ещё кто-нибудь.

Анна ещё сильней нахмурилась от странной интонации в его голосе.

— Вы о чем?

Он перестал копаться в своём плей-листе и опустил телефон.

— А вы не слышали?

— Что именно?

Одна бровь полезла на лоб.

— Хм… ничего. Забудьте.

Сосед собрался уйти, но Анна его остановила.

— А у вас есть имя?

— Естественно.

Сказав это, он обогнул дверь и спустился по лестнице к парковке.

«Ладненько. Нахал явно завалил базовый курс по южному гостеприимству, зато брал дополнительные уроки по хамству».

— Не обращай внимания на Люка. У него расстройство личности.

Анна обернулась и обнаружила, что за её спиной стоит невысокая брюнетка с аппетитной фигуркой, в рванных джинсах и чёрной футболке.

«В этом доме негласный закон, что жильцы обязаны быть чертовски привлекательными?»

Анна задумалась, каким боком она вписывается в такие стандарты, учитывая избыточный вес в девять кило и маячивший пятый десяток. И это не упоминая пот и раскрасневшееся лицо. И в отличие от остальных соседей, от пота Анна не сверкала подобно бриллианту.

Она выглядела отвратно и воняла.

— Ну и под какую он тогда попадает аббревиатуру? — спросила Анна красавицу, когда та подошла ближе.

— СКС.

Анна стёрла пот с щеки.

— Никогда о такой не слышала.

— Синдром конченой сволочи. Не уверена только, это у него с рождения или подцепил после полового созревания. В любом случае, СКС у него смертельная доза.

Анна рассмеялась над виртуозным замечанием красотки.

— Кстати, я Анна Кэрол.

— Двойное имя? Или бог проклял тебя такой фамилией?

— Фамилией.

— Ух! Не то чтобы Большой парень и mi querida madre[4] проявили ко мне больше милосердия, — она засунула руки в карманы джинсов. — Марисоль Верастеги.

— Какое красивое имя.

— Рада, что ты так считаешь. Только попробуй добиться, чтобы его правильно написали на водительских правах или любом юридическом документе. Сущий кошмар!

— Представляю, какой это дурдом.

— О да. Но это послужило причиной стольким истерикам в «Старбаксе». Мне нравится доводить баристу до слёз.

Анна рассмеялась. Если поведение Люка оставляло желать лучшего, то эта соседка ей очень понравилась.

— Приятно познакомиться, Марисоль. Я так понимаю, ты тоже живёшь наверху?

— Когда-то жила.

Её глаза омрачила печаль.

— Когда-то?

Марисоль кивнула, а потом развернулась и прошла сквозь стену.

Анна задохнулась от крика.

У Марисоль отсутствовала задняя часть черепа.

ГЛАВА 2

— Вы не можете разорвать договор, мисс Кэрол. Это невозможно.

Анна крепче стиснула телефон. За последние две недели она не спала и не имела ни минуты покоя. Столкновения с призраками, начавшиеся с Люка, который оказался самоубийцей, покончившим с собой три года назад, и Марисоль, убитой в прошлом году, становились всё хуже и хуже.

— Конечно, могу. Просто скажите сколько?

Риелтор тихо, зловеще рассмеялась, что резко контрастировало с её обычно высоким услужливым голоском.

— Ты не понимаешь. Ты по собственному желанию заключила сделку. Никто тебя не принуждал. В ту секунду, как ты поставила подпись под договор, то стала нашей.

— Что, простите?

— Что слышала. Ты пришла ко мне в поисках новой жизни. Я предоставила её тебе на блюдечке. У тебя новая работа и жилье. Я выполнила свою часть сделки. Взамен ты отдашь свою душу.

«Это, наверно, какая-то шутка. Я что, под кайфом?»

— Хм… что?

— Что слышала, — повторила она. — Читай мелкий шрифт в договоре. Ты пришла сюда, чтобы начать всё сначала. Я сказала тебе, когда вручала ключи, а ты переступала порог, что ты идёшь к новой жизни. Подумала, я пошутила?

— Мне казалось, это метафора.

— Когда кажется, креститься надо.

И у ведьмы хватило наглости повесить трубку.

Повесить. Трубку!

По квартире пронёсся демонический смех.

Анна от злости сцепила зубы.

«Зашибись. Я продала свою душу дьяволу».

Она не знала, что на это сказать. Ситуация нестандартная. По крайней мере, для нормальных людей.

— Хорошо, что я происхожу из рода с кучей безумцев.

И это ещё слабо сказано. Сумасшествие пару раз наведывалось в её семью. Вернувшись, оно решило, что эти чудики ей нравятся, и осталось в их доме, пустив глубокие корни. А поскольку её предки были истинными южанами, то переженились со своими кузенами, совершили инцест и решили никогда не создавать ответвлений от семейного древа. Безумие росло в геометрической прогрессии с каждым новым поколением, пока не вышло за рамки от весьма эксцентричного до откровенно дикого.

Да, и это всё её семья.

Её пожизненный дурдом.

В Рэндольфе, округ Алабама, откуда родом её родные, Анна могла грохнуть человека за бочонок пива. И никто бы этому не удивился.

Именно поэтому, выйдя замуж, она перебралась в Хантсвилл. Хотя её бывший утверждал, что расстояние в три часа езды это ничто.

Порой она с этим соглашалась.

Но именно родня способна помочь ей разобраться с этим безумием. Анна позвонила единственному человеку, способному разрулить эту ситуацию. И кто после её звонка не отправит за ней санитаров с усмирительной рубашкой.

Анна чуть не набрала отца, но вовремя себя одёрнула.

В конце концов, она в квартире Сатаны.

О да, она пересмотрела кучу фильмов ужасов, чтобы знать, что последует за звонком. Это всегда заканчивалось плачевно для звонящего идиота.

Кроваво и мучительно.

Она засунула телефон в задний карман.

— Я просто иду в продуктовый за молоком. Вернусь через пару минут.

Стараясь сохранить маску спокойствия, она схватила ключи и ко ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→