Гулевич Александр Михайлович

Император поневоле-2

Глава 1

Устало облокотившись спиной о борт спасательной шлюпки, построенной из натурального дерева, Бобёр закрыл глаза и, стараясь особо не обращать внимания на резкий запах смеси гари и пота исходящий от одежды спасшихся людей, с потерпевшей крушение прогулочной яхты и припомнил последние сутки своего пребывания на борту злосчастной посудины.

Покинув комфортабельный лимузин, присланный за ним Екатериной Борн, молодой человек был встречен предупредительным стюардом в старинном костюме военного моряка седой древности и препровожден на борт классической яхты с символичным названием «Екатерина». Поднявшись по трапу на палубу, майор приветливо поздоровался с именинницей и вручил ей подарочный футляр, открыв который, девушка искренне восхитилась изумрудной диадеме в оправе из белого золота, с небольшими бриллиантовыми вкраплениями и, чмокнув в правую щёку, убежала куда-то на нижнюю палубу. Оставшись в одиночестве, Бобёр прошёлся к корме и, оперевшись на релинг, с большим интересом осмотрел парусное вооружение. Он в морском деле совершенно не разбирался, но выглядело всё это весьма впечатляюще, особенно для тех, кто отдыхал на яхте, да и со стороны судно выглядело настоящим произведением искусства радующее глаз любого эстета.

Услышав какой-то шум со стороны пирса, молодой человек обратил внимание как к месту, где стояла яхта, медленно подкатила целая кавалькада состоящая из нескольких лимузинов и когда она остановилась из машин стали выходить пассажиры и, соблюдая очерёдность, степенно поднялись на борт. Внимательно присмотревшись, Бобёр некоторых гостей узнал, так как они частенько мелькали на центральных телеканалах. Быть может, некоторые при виде этих лиц испытали бы благоговение, но майор давно придерживался библейского постулата «не сотвори себе кумира» и поэтому с безразличием отнёсся к появлению на яхте нескольких «звёзд» видя в них обычных людей.

— Я вижу, вы молодой человек совершенно не испытываете почтения к известным и популярным людям, причисляющих себя к творческой элите страны? — Неожиданно за его спиной раздался вопрос, явно с ироничными нотками в голосе.

Медленно обернувшись, Бобёр увидел мужчину в элегантном белом льняном костюме и резной тростью в руке чёрного цвета, с военной выправкой, и аурой источавшей вокруг себя эманацию настоящей власти, хотя внешне это практически не бросалось в глаза.

— Здравствуйте. Простите, не знаю, как вас зовут, но вы совершенно правы, для меня это просто люди, а не кумиры миллионов.

— Меня зовут Алексей Ефимович Смирнов, я отец Екатерины, а по совместительству действующий вице-адмирал, командующий третьим ударным флотом российских ВКС.

— Очень приятно, познакомиться, меня зовут Пётр.

— Позвольте полюбопытствовать, кем вы являетесь для моей дочери? — Поинтересовался адмирал, на пару мгновений остановив свой проницательный взгляд на нечаянном собеседнике.

— Просто друг и не более того. — Честно признался майор, неожиданно для себя ощутив себя неуютно под взглядом вице-адмирала.

— И чем изволит заниматься просто друг?

— Да, так… по мелочи всякой пытаюсь себе на жизнь заработать, скитаясь по окраинам человеческих миров.

— Ну и как, успешно? — С добродушной ухмылкой поинтересовался он, чуть отведя свой взгляд в сторону в сторону морской глади.

— Не жалуюсь.

— Приятно встретить молодого человека, в котором присутствует здоровый дух авантюризма присущий когда-то нашим далёким предкам, буквально ворвавшимся на бескрайние просторы открытого космоса и расселившихся на многих сотнях планет. Глядя на нынешнее окружение моей дочери, я уже давно стал сильно сомневаться, в наличии таких людей как вы. Кругом одни вертопрахи, лодыри и тунеядцы, всецело поглощённые своей собственной персоной с азартом проматывающие семейные капиталы, заработанные и сохранённые трудолюбивыми предками или просто выбравшие банальный путь рантье и нежелающие чего-либо добиваться в этой жизни. — С потаённой горечью, проговорил адмирал и, по-дружески хлопнув майора по плечу, предложил:

— А не пропустить ли нам по рюмке отличного коньяка из моей личной коллекции?

— Не откажусь, тем более, я никогда не ходил в море на яхтах, мало того, я даже на лодках никогда не был и видел их только на картинках.

— Отлично, сегодня мы исправим это прискорбное упущение! Вы молодой человек за два дня нашего небольшого прогулочного круиза познаете много новых для себя ощущений, гарантирую! — С воодушевлением воскликнул Алексей Ефимович, в предвкушении потирая крепкие руки.

Вместе спустившись на нижнюю палубу, отец Екатерины, провёл майора в кают-компанию и, подойдя к огромному бару, заставленному многочисленными бутылками элитных сортов алкоголя и постояв некоторое время в задумчивости, открыл неприметную дверцу и извлёк оттуда невзрачную бутылку без каких либо этикеток и лейблов. Поставив её на барный столик, добавил небольшую вазочку с шоколадными конфетами, а следом за ней пару серебряных рюмок. Свернув колпачок и разлив тёмно-золотистый напиток, поднял свою рюмку и, залихватски подмигнув молодому человеку, провозгласил первый тост:

— За здоровый авантюризм!

Выпив маленькую рюмку, Бобёр поставил её обратно на стол и только после этого ощутил, как приятная огненная жидкость, попав в желудок, удивительным образом взбодрила всё его тело, подняв настроение, а послевкусие оказалось просто непередаваемым и ни на что не похожим.

— Ну, как коньячок? — Вкрадчиво поинтересовался вице-адмирал, с блаженной улыбкой, всматриваясь в лицо парня.

— Что это было?

— Коньяк и делают его на одной из окраинных французских колоний. Там особый климат и земля, позволяющая производить этот шедевр, правда, в год именно этого сорта выходит около пяти тысяч бутылок и каждая из них выставляется на аукционные торги.

С уважением взглянув на уникальную, но ничем не демонстрирующую свой статус бутылку, Бобёр дал себе слово, добыть себе парочку и, увидел, как отец Екатерины по-простецки щёлкнул пальцами и с заговорщицкой улыбкой поинтересовался:

— Повторим?

Жестом, дав согласие, майор дождался, когда рюмки наполнились, задал интересующий его вопрос:

— За, что на этот раз выпьем?

— Знаешь Петя, — резко погрустнев, заговорил командующий третьим флотом, глядя в овальный иллюминатор, — общество безумного потребления, когда-то навязанное нашему народу внешними силами медленно, но верно разлагает нас, убивая несокрушимый воинский дух и от этого мне очень горько. У каждого ныне существующего народа, есть богом даденное предназначение. Германцы делают отличные и комфортабельные машины, японцы электронику, а итальянцы производят прекрасную одежду и обувь, а мы россияне рождены для битвы бесшабашной, это наш рок и наша судьба, отказываясь от которой, мы противимся воле божией. Так давай выпьем с тобой, чтобы наш воинский дух никогда не угас под давлением ненормального общества основанного на бездумном потреблении! Мы воины, рождённые и закалённые в дыму и пламени пожарищ, мы смертны, но бессмертен наш дух!

Взяв в правую руку свою рюмку, наполненную до краёв, Бобёр медленно поднялся и чётким командным голосом, привитым ему в военной Академии, произнёс:

— ЗА НАШ НЕСОКРУШИМЫЙ ВОИНСКИЙ ДУХ!!! ВИВАТ!!!

Алексей Ефимович, с неподдельным уважением взглянув на молодого человека и так же поднявшись на ноги, величественно повторил:

— ЗА НАШ НЕСОКРУШИМЫЙ ВОИНСКИЙ ДУХ!!! ВИВАТ!!!

Не успев поставить рюмки на барную стойку, Бобёр услышал за спиной рассерженное восклицание, явно принадлежащее немолодой уже женщине:

— Вот ты где, а я ноги все сбила тебя разыскивая!

Обернувшись, Бобёр узрел рассерженную женщину, очень похожую на Екатерину и чуть отстранившись, предоставил вице-адмиралу решить семейную проблему самостоятельно.

— Ну, что ты сердишься Мария, я тут с другом нашей дочери познакомился. Доложу тебе, очень и очень приятный молодой человек оказался, не лишённый настоящего мужского понятия. — Примирительным тоном обратился он к своей супруге, кивая на рядом стоящего майора.

Женщина с врождённой изящностью, сменив гнев на милость, подошла к ним и представилась:

— Мария Александровна, мать Екатерины с творческим псевдонимом «Борн» и по совместительству жена этого старого вояки, давно мечтающего погибнуть в бою.

— Очень приятно, я Пётр.

— Петя, позволь, я разрушу вашу тёплую мужскую компанию, отправив Алексея Ефимовича отдать швартовый. Гости все уже собрались и пора трубить отход, а наш бравый вице-адмирал, является капитаном яхты и без его команды, даже последний юнга слушать никого не будет и, мы ещё долго будем стоять на причале.

Услышав это, отец Екатерины, бросился из кают-компании на верхнюю палубу, оставив наедине майора с Марией Александровной. Когда флотоводец скрылся за распашными дверями, женщина с интересом посмотрела на молодого человека и нейтральным тоном поинтересовалась:

— Пётя, будьте добры, поухаживать за дамой, налив рюмочку божественного коньяка, столь любимым моим супругом и, я с ним в этом вопросе полностью солидарна.

Бобёр, немного растерявшись, поискал взглядом месторасположение остальных серебряных рюмок и, поставив рядом со своей, очень осторожно, боясь расплескать даже каплю драгоценного напитка, наполнил их и отставив в сторону бутылку, вежливо попросил:

— Мария Александровна, очень прошу вас, как хозяйку произнести тост.

— Пожелание гостя-закон! — Кокетливо ответила женщина и, вдохнув уникальный букет, исходящий от коньяка, произнесла:

— Дорогой Петя, Екатерина многое о вас говорила мне и всё в восторженных тонах и вот, наконец, мы встретились и поэтому, я хочу выпить з ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→