Клад Хемингуэя

Валерий Кашпур

КЛАД ХЕМИНГУЭЯ

Отпуск у Светы начинался плохо. Во-первых, Хорхе, красавчик-сутенёр не отпустил Кристинку. Сказал, что «колёсных» девочек у него сейчас мало и заменить он сможет только одну. С одной стороны, конечно, секс в машине требует навыков. Не каждую дылду с Сан Катрин можно запихнуть в лимузин. С другой стороны у Хорхе всегда есть пара невысоких девчонок в запасе, мог бы и заменить, мексикашка-какашка. Во-вторых, самолёт в Трюдо задержали, из-за грёбаных террористов, которым взбрело в голову пострелять в Париже и по этому поводу секюрити в аэропортах начала дополнительно досматривать самолёты даже в Канаде. В третьих, Свете не повезло с посадочным местом — позади неё сидела компания дородных тёток-воспитательниц, которые всё время полёта громкими голосами контуженых комбатов обсуждали сокращение финансирования дошкольного воспитания. Из самолёта Света вышла не выспавшаяся, с сильной ненавистью к либеральному правительству, умыкнувшему у тёток сто двадцать лимонов зарплаты, и к детям развитой демократии, которые своими криками причиняют такие тяжёлые контузии воспиталкам.

Тёплый, влажный воздух Кайо Коко, как губка впитал все её заморочки. Скромное здание аэропорта навевало расслабон тихого захолустья. Свежая зелень пальм стёрла из памяти серые улицы Монреаля и к паспортному контролю Света подошла уже полноценной отпускницей. Дядька в будке здорово напоминал служаку-пограничника из старых советских фильмов: его строгий взгляд рентгеном прошёлся по хорошенькому личику Светы в поисках примет вражеской диверсантки, прилетевшей убить брата горячо любимого команданте. Она улыбнулась ему дежурной улыбкой, которую всегда использовала, чтобы скрасить распаковку презерватива. Ни один мускул не дрогнул на лице стража закона, он сурово потребовал снять очки и смотреть в фотокамеру, а напоследок задал пяток вопросов скрипучим голосом.

На выходе из аэропорта туристов ждали автобусы. Среди грузных тёток в шляпах и пузанов в шортах сновали юркие аборигены, всучивая местное пиво. Света отбилась от протянутых к ней рук с баночками «кристалл» и «буканеро», села в автобус. Чемодана у неё не было. Она обожала путешествовать налегке. Что надо девушке на отдыхе? Косметичка и пара купальников, а громоздкий багаж пусть волокут с собой семейные клуши.

Автобус покатил по узкой кубинской дороге, пренебрегая торможением даже на поворотах. Чувствовалось, что водителю встречный транспорт никогда здесь не встречался, следующие в том же направлении машины его бы попросту не догнали. Представитель тур агентства что то весело тараторил, смешно коверкая французские слова, Света его не слушала. На Кубе она бывала много раз, отельные правила и ассортимент экскурсий знала назубок. За окном проносились пальмы, вечер начал кутать их в темноту, приглушая сочные тона зелёной палитры. Мелькнула игуана, застывшая на обочине. Наверняка пришла поужинать летящими на свет фар насекомыми. Свете тоже захотелось перекусить, «Кубана» жмотилась на еду и порцией в полёте могла удовлетвориться только полевая мышь. Хоть в Свете и было всего пятьдесят четыре килограмма веса, организм требовал положенные калории. Перед сном его обязательно надо было подкормить.

К лобби отеля автобус подкатил на удивление аккуратно, плавно снижая скорость. Видимо, лихой водила, всё же дорожил своим рабочим местом. Вместе со Светой сошли человек пять. Они замешкались у багажного отсека автобуса, занимаясь своими чемоданами. Бе-бе-бе, чемодауны! Света подхватила сумку и легко порхнула через просторное лобби к рецепшену. Там ее красота и изящная фигурка наконец-то возымели магическое влияние на сильную половину населения Кубы — смуглый крепыш портье за стойкой расплылся в блаженной улыбке, гостеприимно обслуживая очаровательную синьориту. Света незамедлительно получила карточку ключ от номера с видом на море в самом тихом уголке заведения, в только что отремонтированном корпусе, на её запястье появился пластиковый браслет отеля. С самыми наилучшими пожеланиями приятного отдыха Света была сдана на попечение другому приземистому крепышу, который посадил её в белоснежный электрокар и повёз по извилистым бетонным дорожкам вглубь отеля. Водитель постоянно заглядывался на высокую грудь Светы, из-за этого вождение у него изобиловало внезапными виляниями и рывками. Смеясь и кокетничая с незадачливым водителем, Света не забывала посматривать по сторонам. Она обожала оставлять комментарии к отелям на туристических сайтах: свежие впечатления самые ценные, потом глаз замыливается и важные детали ускользают от внимания.

Озеленение отеля было скромненькое: аккуратно подстриженные кустики лишь изредка перемежевались однообразными цветочными композициями, в которых ветви растений были заплетены в формы корзин. Подстриженная трава газонов не имела должной густоты, на ней даже встречались проплешины голой земли. Зато хорошо оформленные указатели с неизменной стилизованной рыбкой-символом отеля отлично вписывались в тропическую растительность. Корпуса хоть и старой постройки радовали свежей покраской, основательностью планировки и наличием обширных террас. Отель явно старался выглядеть на свои четыре половиной звёздочки, но отсюда, с пассажирского места электрокара они казались слегка дутыми.

У розового корпуса машина остановилась, Света сунула водиле двухдолларовую монету и заспешила в номер. Машина за спиной не торопилась уезжать, Света была уверена в том, что кубинец пялится на её упругую попку, поэтому задорно вильнула бёдрами, взбегая по ступенькам. Лишь после того, как зажужжал замок, впуская Свету в номер, электрокар тронулся с места.

В номере уже тихонько шелестел кондиционер, обширная кровать кингсайз звала поваляться с дороги на мягких просторах. Устаревший телевизор с выпуклым экраном обещал ретровиденье модерновых программ. На стене висел аляповатый триптих, в цветовых текстурах которого проглядывалась всё та же рыбка.

Света бухнула сумку на прикроватный пуфик и ринулась в ванну. Скорей, скорей смыть унылую пыль мегаполиса. Ванна приятно обрадовала множеством отличных полотенец, тугими струями горячей воды в душе и мощным феном. «Время отдыхать» — сказала себе Света, чувствуя как усталость перелёта оставила тело после водных процедур. Хотелось обновления. Забыть папиков толстосумов, которые лапали её на кожаных подушках линкольна, забыть долларовые сотки, уплывавшие в карман Хорхе, забыть его глаза-буравчики.

Меняться Света решила начать незамедлительно и первым делом сменила серьгу пирсинга. Вместо привычного циркуляра на пупке с бусинками стразов, она втянула серебряную рыбку на коротенькой цепочке, поиграла мускулами живота. Рыбка запрыгала, непривычно щекоча своим металлическим тельцем кожу. На Кубе ей будет свобода, никакие джинсы, лосины не будут мешать ласкам гладкого серебра. Раздельный пляжный костюм еще пах фабричной свежестью новой вещи. Надевать его было настоящим удовольствием. Ажурный вывязанный топ и юбочка с разрезами на половину длины давали нужное сочетание строгости и легкомысленности. Очень лёгкий макияж — немного подведенные глаза и нюдовая помада, дополнил её наряд.

Света критично осмотрела себя в зеркале. Волосы распушились и вьющимися прядями падают на шею, подчёркивая высокие скулы, лицо свежее без дорожной серости под глазами, носик задорно вздёрнут в осознании собственной безупречности. Хороша чертовка!

Бар с напевным названием «Гуантанамера», согласно указателям, находился где-то в общепитовском уголке ресторанов, буфетов и прочих очагов кулинарных вкусностей. Света шла к нему, минуя шезлонги на голубых извивах бассейна. Издалека доносилась негромкая музыка. Неяркое освещение не мешало любоваться красотами звёздного неба. В Монреале из-за смога было счастьем увидеть пару звёздочек, здесь же бездна Млечного Пути щедро вываливала свои богатства в окаймлении созвездий. Особенно был хорош Орион, с вскинутыми руками и ярким поясом. Хотелось оттолкнуться от земли, улететь на его бело-голубые звёзды.

Музыка сменилась дробью залихватского ритма, жизнерадостный голос на трёх языках поведал, что в театре вот-вот начнётся шоу Майкл Джексон, в котором звезда поп-музыки только сегодняшним вечером обрадует гостей отеля своим выступлением. Света решила, что следуя русской поговорке, звезда эстрады на земле лучше далёких звёзд Ориона в небе и повернула в направлении театра.

Перед сценой в удобных креслах вокруг множества круглых столиков расположилась, по-видимому, львиная доля отдыхающих. Женщины оживлённо болтали, мужчины тянули из бокалов холодное пиво, клоун на сцене возился со стайкой детишек, пытаясь научить их танцу утят. Было много бодреньких старичков и старушек. Дешёвые отели — настоящая находка для семейного отдыха и пенсионеров. Смотреть представление поверх макушек и панамок публики не хотелось, Света огляделась в поисках свободных мест. Их практически не было. Пустовала пара кресел с краёв, было несколько свободных мест по центру у столиков одиноких подруг, но на креслах висели дамские сумочки, верная примета ушедших в туалет кавалеров. Она уже хотела плюнуть на культурную программу и продолжить поиски бара, когда заметила перспективное место. За столиком у сцены сидел здоровяк в красной цветастой рубахе и шляпе, сплетенной из пальмовых листьев, перед ним теснилась батарея полных и пустых бокалов с коктейлями. На кресло рядом с ним явно никто не претендовал. Ни одна женщина, рассчитывающая на мужское внимание, не дала бы столько выпить своему спутнику. Света уверенно пошла брать на абордаж пьянчугу.

— Позволите присесть? — спросила она у здоровяка по-французски. Судя по речи гида в автобусе, этот заезд туристов был полностью квебекский, и можно было не париться с английским.

— Конечно, это доставит мне удовольствие, — здоровяк смешно почесал свой облупленный красный нос и вз ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→