Валерий Кашпур

ДИВАН

Дик чувствовал себя идиотом. Никогда в своей жизни он не покупал мебель. Мотели, меблированные съёмные квартиры, жилища друзей, наконец. Угонщика колёса кормят. Чуть перестанешь колесить по городу, осядешь где-нибудь в одном месте и готово дело — какой-нибудь жирный коп натыкает на карте флажков и вычислит логово.

— Настоятельно рекомендую взглянуть на другие модели. У меня есть для вас настоящее чудо — носатый продавец в двубортном пиджаке сделал попытку затащить его в пыльные недра магазина.

— Да нет, мне этот нравится — Дик поспешно плюхнулся на диван у окна.

— Отличный выбор! — носатый повёл своим носом, чуя созревающего клиента и обрушил на Дика кучу полезной информации об изделии, начиная с количества пружин и заканчивая характеристиками велюровой обивки.

Дик раскачивался на диванных подушках, задумчиво щупал ткань, интересовался, хорошо ли она чистится. На мебель ему было плевать, а вот вид из окна его интересовал чрезвычайно. Бар-бильярд «У Розы» был отсюда виден как на ладони. Невзрачное, унылое строение с пыльными окнами, выцветшей вывеской и стоянкой потрёпанных машин. Всё как обычно — среди машин нет фургончиков с коммерческими номерами, никто не слоняется, ведя скрытое наблюдение. Условный знак, забытая швабра в окне, рядом с облезлым макетом розы, присутствует. Значит, кокаиновая точка работает исправно и радушно ждёт Дика. У него сегодня будет славный вечер, если он раздобудет порошок. Это у отмороженной ботвы День Святого Валентина катится по накатанной программе — шоппинг в ювелирке, шампанское в ресторане, мерный секс с полным пузом дома. А у него всё по-другому, у него есть Шанти! Шанти — умопомрачительная куколка с порочным телом стриптизёрши и голоском ангела, когда «припудрит носик», творит такое, что все позы «Камасутры» кажутся невинными играми детишек в песочнице. Очень удобно, лучший подарок всегда ценим и желанен — пакетик кокса. При мысли о Шанти он невольно заёрзал. Продавец в этот момент называл цену и, восприняв движения Дика как колебания, мгновенно заговорил о скидках.

Пора было закругляться. Сюда, в мебельный магазин, Дик зашёл для перестраховки. Простое правило угонщика: «Десять раз посмотри, один раз угони». Он наплёл продавцу о въедливой жене, без которой не решается сделать покупку, сфотографировал сотовым телефоном диван, взял визитку носатого и заверил, что, несомненно, свяжется с ним.

К бару Дик шёл обычной походкой праздношатающегося безработного, но все чувства были напряжены до предела. Ходят слухи, что спецподразделению копов «Затмение» собираются урезать бюджет и чтобы показать свою полезность, они принялись громить даже самые мелкие точки сбыта. А попадаться ему резона нет — пробьют его пальчики по базам данных и всплывёт на нём куча угнанных тачек. Многие горели по мелочи. Глупо сыпаться из-за понюшки кокса, но как вспомнишь, как извиваются выпуклости Шанти, так выцарапаешься на небо и в зубах луну притащишь. Как она прикусывает губку, сотрясаясь от желания, с трепещущими после «дорожки» ноздрями! Дикая, невзнузданная кобылица! Ничего, и не таких объезжал ковбой Дик. А что копы? Копы как погода, будут всегда и нечего ждать от них милости. Сегодня дождик, завтра может, вообще, буря.

Когда он открыл дверь бара, его охватило привычное спокойствие. Всегда с ним так. Сначала сомнения и подозрения, а потом бац, и всё — идёт работа, суете в мозгах нет места.

В баре было уютно: в полумраке телевизор мельтешит полями для гольфа, динамики мурлычут приятную музыку. У входа на пухлом диване лениво листает пёстрый журнал Майки Сломанные Уши.

Постороннему может показаться, что этот барный вышибала отдыхает перед бурной ночкой, погружённый в прелести кинозвёзд, но Дик знает, что Майки охраняет закладку кокса в диване. Отлично отлаженная схема сбыта. Платишь хозяйке у стойки, охранник отваливает, садишься со стаканом на его место, незаметно забираешь свой кокс. В случае чего, администрация ни при делах — мало ли кто пакетик на диване обронил, вот он между подушек и провалился. Клиент тоже совершенно случайно подобрал, что там в этом пакетике, понятия не имеет.

С видом завсегдатая, Дик окинул небрежным взглядом бар. Посетителей немного — двое катают шары. Один скучает у барной стойки. Несколько пенсионеров горбятся у игральных автоматов. Идиллия барной жизни. Дик бросил четвертак в автомат, высыпал в стаканчик горсть орешков и задумчиво их грызя, отправился осмотреться. Пенсионеры его порадовали — настоящие зомби, суют банкноты в пасть машин и молотят по кнопкам. Бильярдисты парни крепкие, под свитерами при ударах киями перекатываются налитые мускулы. Вполне могут быть оперативниками силового прикрытия. Дик задержался у их стола, глазея на игру. Рыжий здоровяк уверенно разбил пирамиду, красный шар бомбой влетел в лузу.

— Красный цвет, выручки нет — его напарник заржал.

— Да, неплохо мне вкатали фараоны — рыжий зло ударил и смазал.

— А ты меньше свою лузу разевай на перекрёстках.

— Меньше болтай Френк, а не то я в твою лузу затычку вкатаю.

Хм, похожи на таксистов. Спускают пар после мотания по городу. Подопьют, и к вечеру будут буянить. Дик разжевал очередной орешек и двинулся к стойке. За ней сама хозяйка — мадам Роза. Молодящаяся крашеная блондинка неопределённого возраста, необъятных размеров и необъятной жадности. Не доверяет сбыт кокса персоналу, всё контролирует сама. Просто мания величия, не зря бар назвала «У Розы».

Дик поздоровался, поставил стакан с остатками орешек на стойку, опустился на табурет. Что делает бедолага, обожравшийся остро перчённой дряни? Правильно, пьёт дерьмовое пиво. Он заказал дешёвое пиво, получил свой бокал, неторопливо отхлебнул. Рассматривая ряд пёстрых бутылок, скользнул взглядом по посетителю у стойки. Землистый цвет лица, обвисшие щёки престарелого бульдога. Цедит какую-то жутко зелёную дрянь, по стоимости не дороже пива Дика. Потёртый пиджак с лоснящимися рукавами. Небось, о барные стойки и вытер.

Ничего подозрительного, можно было начинать закупать кокс.

— Мне «Чёрного русского». Ликёр как обычно — он сделал заказ и протянул деньги.

Сверху двадцатка, под ней крупные купюры. Заслышав слова пароля, мадам Роза отставила бокал, который протирала и под его прикрытием быстро проверила деньги. В этот момент Дик почувствовал тревогу — боковое зрение уловило, что бульдог-забулдыга бросил взгляд на деньги. Может, показалось? В ожидании заказа Дик ещё раз, украдкой глянул на него. Спокоен, неторопливо допивает зелёную жуть, заказывает ещё. Взопрел от этой выпивки, вытирает блестящую лысину салфеткой. Случайность, не более того, обычный пьянчуга.

— Эй, Майки, принеси льда, у меня закончился — зычным голосом мадам Роза позвала вышибалу и поставила перед Диком стакан. Он продегустировал коктейль. Вкус напитка мягким кофейным дурманом пощекотал нёбо. Дик сделал ещё один глоток, обернулся посмотреть, как Майки оставляет свой пост. Теперь черёд Дика читать его журнал. Он слез с табурета, отправился побродить по залу. Пенсионеры исправно кормят автоматы деньгами. Здоровяки азартно стучат шарами. На столе их осталось немного. Рыжий, определённо, в ударе. Целится в полосатый шар, мощно бьёт. Шар мельтешит зеленью, стрелой вонзается в лузу.

Всё спокойно, но тревога не отпускает. Дик опустился на диван, ещё не утративший тепло задницы Майки, взял журнал. Сейчас немного его почитает, скрытно достанет пакетик, спрячет между страниц, а потом спокойно уйдёт, прихватив журнал с собой. Уйдёт к своей Шанти, и она будет любить его так, что мощи Святого Валентина перевернутся в своём ковчежце.

Его рука уже потянулась к заветной щели между подушками и замерла. Стоп! Он понял, что не так! Рыжий не должен забивать полосатый шар! Первым у него был цельный красный, значит бить он должен по цельным шарам. Этот доходяга у стойки дал им знак салфеткой. Ребята отвлеклись и лупят по шарам не думая. Дика прихватят сразу, как только он возьмёт кокаин в руки.

Обдумывая эту нерадостную перспективу, Дик сделал хороший глоток коктейля. Самое разумное сейчас плюнуть на деньги, подняться и уйти. Копы позволят ему сделать это. На осечки они не имеют права. Пресса с радостью цепляется за любой их промах. Им не нужна шумиха, когда федералы собираются подстричь бюджет.

Уйти, забиться в нору и пережидать пока волкодавы угомонятся? Без Шанти, без горячего безумия их тел? А ведь оно рядом, руку протяни. Святой Валентин назовёт его в свой день лузером, если он выйдет из бара без кокаина и не будет у него хрен стоять во веки веков после такого облома. Аминь. Ха! Да он выгрызет свой кокаин у копов, чего бы это ему не стоило!

Он допил свой коктейль и всё той же, расхлябанной походкой безработного, вернулся к стойке. В глазах мадам Розы читалось удивление.

— Посидел на вашем диванчике, мадам Роза и разомлел. Не продадите его? Целый день сегодня по магазинам езжу, хочу диван купит. Уступите. Он у вас всё равно в одном месте подпаленный — заявил он, снова усаживаясь на табурет.

Не увидел, а скорее почувствовал, как поник рядом бульдожка. В кутерьме с грузчиками, вне бара, за пакетиком с кокаином не уследишь.

Будет. Будет сегодня у Дика безумная любовь.

...