Валерий Кашпур

ТЯЖЕСТЬ МЕЛОЧИ

Июльским днем 1958 года только две вещи напоминали обитателям тихого квебекского городка Водрёй о несовершенстве их уютного мира: выбоины на улицах и мчащийся по ним с воем сирены патрульный форд Мейнлайн муниципальной полиции. И если с выбоинами жители давно свыклись, то Мейнлайн они провожали недоумёнными взглядами: в нём, помимо известного всей округе констебля Аластара Нолана, находился еще один мужчина, который крутил головой по сторонам с непосредственностью туриста из Европы. Он был одет в красную цветастую гавайку, которая полоскалась на ветре открытого окна, так же уместная в полицейской машине, как сушащееся бельё на флагштоке у мэрии. Активные общественники возможно бы и узнали в пассажире нового шефа полиции Сильвена Бертрана, если бы назначение не произошло месяц назад, и не было бы отмечено лишь скромной заметкой в местной газете. Просторная гавайка скрывала кобуру крошечного смит и вессон тридцать шестой модели, шеф полиции спешил отнюдь не на соревнования по гольфу.

«Эти дома похожи на черепах, дорогих, породистых черепах», — подумал Сильвен, когда Мейнлайн влетел в самый отдалённый уголок Водрёя с приземистыми домиками беби-бумеров. На обширных газонах резвилась многочисленная детвора.

Судя по рапортам, тихое болотце жизни пригорода лишь изредка всколыхивалось семейными ссорами взрослых и мелким хулиганством подростков. Из профессиональных преступлений случались ограбления домов, по-видимому, проворачиваемые умелыми гастролёрами: ни следов, ни улик. В таких маленьких городках каждый человек на виду, не успеешь чихнуть, как тебе принесут платок с другого конца улицы. Для успешных ограблений местный вор должен был быть гением конспирации.

По сравнению с Монреалем, в котором Сильвен оттрубил сержантом пять бесконечно долгих лет, Водрёй являл собой райское место. Никаких тебе разборок уличных банд, поножовщин у баров, трупов под мостами. Красота! К сожалению, сегодня эта красота запятналась, и пятно надо было смыть как можно скорее.

За окном ряды домов закончились, уступив место лесу с чахлыми елями, рахитическими берёзками и клёнами. Согласно карте участка, за неширокой полосой придорожных деревьев начиналось болото, угнетая растительность. Сильвен ознакомился с новой для себя территорией в самых общих чертах, и теперь винил себя за то, что легкомысленно отправился в отпуск. Хотелось вырваться хоть на недельку в горы, давно обещал жене и детям. Вот и вырвался на свою голову.

— Долго ещё ехать? — недовольно спросил он, закрывая окно. Пуговица на заднем кармане новых шорт-бермуд начала натирать зад от быстрой езды по колдобинам.

— Километра два, за следующим поворо.. — Аластар не закончил фразу, отчаянно выкручивая руль. — Чёртовы итальяшки, не способны толком дороги отремонтировать! Ведь две недели назад возились здесь с лопатами, макаронники хреновы!

— Они поспособней нас с тобой, Ал, — проворчал Сильвен, пытаясь перераспределить вес тела так, чтобы пуговица оставила в покое его филейную часть. — Все подряды к рукам прибрали. В Монреале дороги как после бомбежки.

— Куда мэрия смотрит?

— Туда же, куда и водрёйская, в свой карман, набитый грязными баксами мафии. — Не гони ты так, не на пожар едем!

— Шеф, там же Стива убили.

— Ему гонкой не поможешь, Ляпорт на месте. Он знает своё дело. Во сколько ты принял вызов?

— Тринадцать ноль семь. Код десять пятьдесят шесть. Убийство полицейского.

— Как Стива занесло в эту глухомань? — Сильвен хлопнул на руке комара.

— Кхм, — Аластар поёрзал на сиденье, поправил форменную бабочку. — Ну, так он же по вашему приказу, шеф…

— По моему приказу?

— Помните, перед отпуском вы проводили собрание? — Аластар прокашлялся, — Осуществлять усиленное патрулирование жилого сектора в связи с отпускным периодом. Вот Стив и осуществлял, здесь самое удобное место пограбить, дома стоят особняком, далеко от дороги: грабь, не хочу!

Точно, точно. Как Сильвен мог забыть? Пару дней отпуска напрочь выветрили полицейскую рутину из головы. Ему не понравилась статистика ограблений, и он настропалил патрульных.

«Здесь еще хорошо на превышение скорости ловить, очень удобный поворотик, — Аластар кивнул на изгиб дороги, — заезжие думают, что городская черта позади, разгоняются, а тут рраз и полиция!»

Мейнлайн, притормаживая, миновал поворот и Сильвен увидел полицейскую машину припаркованную на обочине у съезда на аллею. В машине сидел долговязый констебль Шон и курил, с наслаждением пуская дым в полуоткрытое окно. Завидев начальство, он кивнул, и приветственно махнул рукой с сигаретой.

Аластар коротко просигналил в ответ, сворачивая на аллею. Мейнлайн тряхнуло так, что в багажнике звякнули железки, а надоедливая пуговица впилась в зад со свирепостью гадюки. Сильвен приготовился к дальнейшим мучениям, но аллея оказалась в отменном состоянии, со свежим асфальтом гладким как стекло. Плавной дугой она вывела Мейнлайн на берег озера.

Жилой участок представлял собой полукруг свободной от деревьев земли площадью под двести тысяч футов, на его границах лес обрывался у самого озера. На газоне тут и там виднелись островки сорной травы, одуванчики привольно оккупировали дальнюю часть участка, грозя продолжить экспансию.

Повсюду сновали полицейские, многих Сильвен не узнавал, вероятно, прибыло подкрепление из соседних участков.

Ближе к воде располагалось потрёпанное бунгало, которое проплешинами шелушащейся краски на планках облицовки молило о ремонте. Развёрнутое фронтальной стороной к аллее, оно подслеповато смотрело запыленными окнами на площадку перед собой. Скромная недвижимость с жалкой террасой на тысячу квадратных футов имела прямоугольную форму: некоторые рейки ограждения отсутствовали, провисшие желоба водостока держались на честном слове. Труба дымохода была не в лучшем состоянии: ее оголовок давно треснул и в разломе успел вырасти небольшой кустик травы. За домом Сильвен смог разглядеть крышу сарая, крытую деревянными плашками, тронутыми мхом.

Перед домом теснились полицейские машины муниципальной полиции. Меж их покатых крыш возвышался автобус службы коронера. Особняком стоял старый пикап. Из его кузова торчали метлы, грабли и еще какие-то хозяйственные инструменты. Почти уткнувшись фарой в ржавый бок пикапа, рядом застыла патрульная машина. Чуть поодаль примостился шевроле преклонного возраста с распахнутыми дверьми.

— Машина хозяев, — поймав взгляд Сильвена, сообщил Аластар. — Вернулись из отпуска на Кубе, увидели брошенную полицейскую машину. Входная дверь дома нараспашку. Выскочили и бегом в дом. А там Стив с ножом в спине. Сразу позвонили в участок.

— Ты первый приехал?

— Мы вместе приехали с Шоном. Дождались бригаду. Потом диспетчер послал за вами, — Аластар припарковал машину, заглушил мотор.

— Пикап — хозяина?

— Работает на корпорацию моста Жак Карье. Рене Бержерон — свободный предприниматель, — Аластар осклабился: — Предпринимает в области дорожной уборки. Ляпорт как раз начинал протокол писать, когда я уходил.

— Неухоженное совсем бунгало у специалиста по уборке, — от упоминания моста Жак Картье Сильвен поморщился. При поездках на южный берег из Монреаля ему частенько приходилось торчать в пробках, дожидаясь, пока транспортный поток продавится через ряд будок со служащими, собирающими плату за проезд.

— Он с год назад его купил, я как-то тормознул грузовик со строителями, ехали сюда ремонт делать. Раньше здесь писатель жил, использовал дом как шале, наездами.

— И что они ремонтировали?

— Да кто их знает? Рене с женой теперь здесь постоянно живут. Может, отопление мазутом установили. Частенько по этой стороне топливозаправщик мотается.

— Ладно, пошли трудиться. Убийца Стива должен получить по заслугам.

— Я его из-под земли достану! Лучшего друга чем Стив у меня уже не будет, — помрачнев, Аластар открыл дверь и одним рывком выскочил из машины.

У Сильвена эта процедура заняла больше времени, выбираясь, он обнаружил на своём сиденье оторванную пуговицу полицейской униформы. Стоило мучаться всю дорогу, кляня шорты, вместо того чтобы просто проверить сиденье? Правду говорят, что копы дальше своего зада ничего не видят. Захлопнув дверь Мейнлайна, он решил не спешить, спешка хороша только при ловле блох. Вдохнув полной грудью свежий воздух с запахом прелых водорослей, Сильвен неторопливо осмотрелся ещё раз, отмечая ход расследования: полицейские, развернувшись в цепь, старательно прочёсывали участок в поисках улик, один констебль двигался вдоль кромки воды, изучая береговую линию, из автобуса коронера щуплый паренек доставал громоздкие тюки.

Аластар нетерпеливо поправлял портупею с тяжёлым кольтом в кобуре, переминаясь с ноги на ногу. Сильвен улыбнулся про себя, заметив обрывки ниток, торчащие из пуговичной петли на клапане нагрудного кармана кителя Аластара.

— На, возьми, — он вручил констеблю пуговицу, — работа работой, но форма одежды — лицо полицейского!

— Уже два раза пришивал, — Аластар принял пуговицу, — кто только придумал эти портупеи, как раз на пуговицу ремень ложится.

— Они не рассчитаны на здоровяков с плечами шире Сен Лорана, — Сильвен нагнулся, подтягивая гетры. Ему бросилась в глаза выпуклость резины заднего колеса Мейнлайна. — Аластар, у тебя колесо приспущено, а ты гнал как сумасшедший!

— Точно, задние немного подгуляли, — Аластар обошёл машину, пиная покрышки. — Механики кажись лопухнулись. Я в гараж заезжал помыть машину перед дежурством, а у них там, в Унике правило проверять накачку. Механики как раз с колесами возились, когда пришёл вызов. Я прыгнул в машину и сорвался как есть.

— Ну и кому нужна твоя спешка? Могли угодить в аварию и присоединиться к Стиву, вместо того чтобы расследовать его убийство.

— ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→