Валерий Кашпур

НОЧНОЕ САФАРИ

— А я ещё раз повторяю Люка, мой джин украли именно этой ночью, несмотря на всю нашу систему сигнализации! И я хочу, чтобы вор был найден незамедлительно! — Мел Донахью, директор зоопарка «Сэнби» закончил нервную пробежку по кабинету и упал в кресло.

Его подвижное лицо раскраснелось от быстрой ходьбы и бисеринки пота выступили на верхней губе. Люка тоже было несладко — хотя он и сидел в кресле, а окно было распахнуто, августовская жара донимало и его. Тем не менее, он добросовестно достал блокнот и начал делать пометки. Вопросы он задавал на редкость сухо. Рациональность и деловитость с начальством — две простые ступеньки карьерного роста.

— Значит, вы оставили бутылку на подоконнике?

— Да, намеревался сделать вечером, перед уходом, джин-тоник. Позвонил мэр, я заторопился и оставил там бутылку.

— Окно было открыто?

— Конечно, кондиционер сломан. После моего ухода Лей делал уборку. Когда утром я пришёл, окно было закрыто, а джин пропал.

— Ну, да, чтобы включить сигнализацию, нужно закрыть окна и двери. — Люка нарисовал циферблат с вопросительным знаком и предположил. — Так может, Лей унёс бутылку или спрятал её в бар?

— Нет, я звонил ему, он утверждает, что никакой бутылки не было.

— Вы запирали кабинет перед уходом?

— Конечно, ключи только у меня и у Лей.

— Лей у нас давно работает? — Люка постарался быть дипломатичным, но Мел всё равно возмущённо нахмурил брови.

— Он работал у меня консьержем ещё на старом месте работы. Я доверяю ему как себе, так что копайте в другой стороне.

— Хорошо, буду копать от окна — покладисто согласился Люка и, покинув гостеприимное кресло, подошёл к окну.

Осмотр ничего не дал. У добросовестного уборщика — китайца Лей подоконники были идеальной чистоты. Снаружи тоже не было ничего примечательного — в метре от стены административного корпуса начинался вольер для обезьян. Кабинет директора находился на втором этаже и с его высоты Люка придирчиво обозрел местность. Он надеялся увидеть бутылку, попросту свалившуюся от сквозняка вниз. Но ни бутылки, ни хотя бы осколков от неё не наблюдалось.

Сетчатый забор был метра на полтора ниже окна, и на половине высоты располагалась линия электросторожа, препятствующая обезьянам взбираться на препятствие. Сами обезьяны и не думали в данный момент никуда взбираться. Группка самцов блаженно растянулась в тени деревьев, а самки сосредоточенно копались в их шерсти. Один шимпанзе, самый крупный, по-видимому, вожак, пользовался вниманием целых трёх самок.

«Ну и кто здесь царь природы?»: Люка поймал себя на том, что искренне завидует обезьяне, которой не нужно в поте лица своего зарабатывать на хлеб поимкой похитителей спиртного.

— Что-то обезьян сегодня совсем разморило от жары — заметил он недовольно.

— Ну да, ведь вчера было «Ночное сафари»! С самим мэром! Собственно из-за этого я и собирался взбодриться спиртным.

Люка перевёл взгляд дальше, вглубь вольера. Там виднелись соломенные крыши кабинок «Ночного сафари», стилизованных под хижины. Богатые посетители могли поздно вечером отужинать в них. Для остроты ощущений к обезьянам выпускали животных и птиц, а с другой стороны к зоне кабинок примыкали вольеры хищников. Поедание бифштекса невдалеке от горящих глаз льва, должно быть приятно щекотало нервы, от желающих, насколько было известно Люка, не было отбоя.

Проникновение через окно казалось маловероятным. Тащить в темноте лестницу, под крики обезьян, чтобы украсть бутылку джина, что может быть абсурдней? Да и получается, что заметить её можно было только с вольера обезьян.

— Вы не выключали свет перед уходом? — спросил он у директора.

— Нет, я торопился к мэру. Лей должен был вскоре прийти.

— Разрешите мне хотя бы осмотреть его кладовку. Возможно, он не выбросил мусор, и я что-то найду в его вёдрах? — Люка постарался, чтобы его просьба полностью отводила подозрения от Лей, но вместе с тем позволяла сделать негласный обыск.

— Делайте всё, что считаете нужным Люка, Лей приедет вечером! — Мел энергично махнул рукой. — Я не потерплю вора в моём зоопарке!

«Вот она — дисциплина Красного Китая!». Люка стоял посреди подсобного помещения и с уважением наблюдал аккуратно разложенные по стеллажам инструменты и расходные материалы для уборки. Банки выстроены этикетками вперёд как солдаты, на газонокосилке масляный глянец, висящая на вешалке униформа безукоризненно чиста. Если консьерж в чём-то замешан, ожидать промашки от такого человека вещь безнадёжная.

Не надеясь найти что-то существенное, Люка занялся осмотром тележки уборщика. Под батареей разнокалиберных ёмкостей с моющими жидкостями, метёлками, совками располагались мусорные контейнеры. Один предназначался для пищевых отходов и был пуст, а вот второй, со знаком перерабатываемых отходов, полнился бумагой. Люка натянул латексные перчатки из коробки запасливого Лей и запустил руки в мусорное нутро. К своему удивлению он мгновенно наткнулся на горлышко бутылки. Извлекая её на свет божий, и ещё не видя этикетки, он понял, что это шампанское — мощная пробка с проволочной фиксацией, тяжеленная бутылка. Фольга на горлышке была небрежно сорвана, но сама бутылка осталась закупоренной. Судя по лаконичному названию «Крюг», питьё было из дорогих.

«Святая Дева Мария, вот тебе и тихий китаец!». Люка с удвоенной энергией принялся за обыск, но больше ничего не нашёл. Дело явно усложнялось — к директорскому джину добавлялось шампанское, причём из тайника его любимчика. «Без серьёзных фактов я не смогу прижать Лей, значит, надо побольше разузнать об этой бутылке.» — отправляя перчатки в мусор решил он.

Напитками в зоопарке заведовал шеф Николас, и хотя все бары зоопарка были безалкогольными, Люка знал, что для презентаций у него всегда имеются в запасе крепкие напитки. Когда он продемонстрировал Николасу в его кабинете находку, тот только озадаченно крякнул:

— Ну, Люка, ты прямо как Люки Люк из мультика — стреляешь быстрее собственной тени! — он повертел бутылку в руках. — А я только собирался писать рапорт. Во время «Ночного сафари» у моих парней как раз увели «Крюг».

— Дорогая штука, шеф?

— Лучше не спрашивай, тебе пару дней надо работать, чтобы купить такую выпивку. Я закупил полдюжины к приезду мэра.

— Ну и как она пропала?

— Целая история, Люка. На этом чёртовом «сафари» и раньше частенько пропадало спиртное. Официанты косились на барменов. Бармены косились на официантов и уверяли, что они не причём. — Николас развёл пухлыми руками и виновато сознался — я списывал потери как естественный бой при транспортировке, чтобы не разводить склочных подозрений. Вечеринку с мэром решил контролировать сам и тоже не усмотрел. Бутылка испарилась.

— Много было народа на вечеринке?

— О, да! Десяток обычных гостей и с мэром тоже было человек десять.

— Кто был из персонала, помимо людей ресторанной службы?

— Падди Галлахер, гид. Он постоянно ведёт «Ночное сафари». Развлекает гостей — травит интересные истории, подзывает животных. Честно говоря, я грешил на него. Знаешь ведь, что болтают о любви ирландцев к выпивке? Я приглядывал за ним весь вечер и могу уверенно сказать — это не он.

— Почему вы так уверены?

— Да он в руки кроме морковки ничего не брал и уходил без ничего.

— Морковкой он зверей кормил?

— Да, у него там ящик специальный — всё, что хочешь есть.

— А кого вчера кормили?

— Да в том-то и дело, что вчера мэр развернул настоящую пресс-конференцию, никому и дела не было до животных, да и до еды тоже. У меня половина сэндвичей осталась, пришлось скормить бегемотам. — Николас несколько мгновений помолчал, заново переживая бесполезную растрату продовольствия, а потом спохватился. — Так вот, когда совсем темно было, поднялся переполох — обезьяны раскричались, копытные, словно взбесились и к сетке стадо буйволов выбежало. Падди не сплоховал, вышел к ним, покормил, чего-то пошептал и всё успокоилось. Именно после этой суматохи мы недосчитались шампанского. Где ты его, кстати, нашёл?

— Не беспокойтесь, Николас, не у ваших парней. Я наткнулся на него случайно, разыскивая джин директора.

— Как? У Мела тоже увели бутылку? А этот ворюга несомненно знает толк в спиртном! Отличный джин «Cапфир». Даже мэру я предлагал всего лишь «Бифитер».

Люка представил джентльмена-преступника, рыщущего по ночному зоопарку в поисках элитной выпивки, и невольно улыбнулся — воистину, каждый смотрит на пожар жизни со своей колокольни.

Он распрощался с Николасом и отправился на поиски Патрика Галлахера или Падди Вагона, как его обычно все звали. Падди был на редкость общительным и обаятельным человеком, но отличался взрывным темпераментом, из-за чего Люка частенько вызывался на разбирательства конфликтов с его участием. Невообразимым образом Падди вляпывался в самые немыслимые истории и на этот раз Люка был тоже уверен, что без сумасбродного ирландца в этом деле не обошлось.

Расписанный яркими попугаями автобус гида, за который он получил прозвище «Вагон», обнаружился рядом с открытым бассейном акул. Здесь обычно заканчивались детские экскурсии. Под страшными челюстями кровожадных сородичей, развешанных по стенам, плавали самые миролюбивые морские создания — азиатские кошачьи акулы. Дети обожали гладить их бархатистую кожу, и всегда были в восторге, когда эти дружелюбные рыбы льнули к их рукам как настоящие домашние животные.

Но сейчас эти любимцы детворы жались к резиновым сапогам смотрительницы Шанталь, которая стояла в воде посреди бассейна и отчитывала Падди.

— Нет, нет и ещё раз нет, Падди. Я тебя много раз предупреждала, расписание это не пустой звук. Девочки устали, у них часовой отдых, а ты опять опоздал!

Падди стоял с ватагой детей, засу ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→