Магия

Папюс

Магия

Введение

Что такое практическая магия?

Мы даем следующее определение: практическая магия представляет собой искусство воздействия динамизированной человеческой волей на эволюцию живых сил Природы в смысле ее ускорения, и вся наша книга представляет разъяснение и развитие этого определения.

Мы надеемся, что нам удалось изложить теорию человеческой психики, данную в свое время Платоном и разработанную в наше время Фабром д’ Оливе согласно данным современной физиологии.

С другой стороны, многие главы этого сочинения были посвящены изучению живых сил Природы, их астрального происхождения и их соответствий в подлунном мире.

Эти важные вопросы оставлялись без внимания начинающими изучать магию, так как неофиты не обладают знаниями неизменных основных принципов, изложенных в преданиях.

Настоящее сочинение заключает в себе как общую теорию магических операций, так и примеры молитв и заклинаний; само собою разумеется, что когда вы хорошо усвоите теоретическую магию, тогда вы прекрасно обойдетесь и без этих готовых текстов; ваш бессмертный дух, проявляясь в голосе вашей совести, подскажет вам выражения, строго подходящие к каждой отдельной операции. Но уж это ваше личное дело, я же считал своим долгом показать вам дорогу и удалить с нее неспособных лиц.

Молитва! Заклинание! Таинственные формулы!

Разве это не смешно, когда в XIX веке автор, претендующий на серьезность, преподносит все это «сынам прогресса», «знаменитым детям века железных дорог и телефонов», да еще вдобавок советует читателям остерегаться как клерикализма, так и материализма?

Разве этого не достаточно, чтобы заставить современного скептика, тщеславного, пустого и нетерпеливого, бросить эту книгу в огонь?

В наши дни, когда подобные вещи входят в моду, когда «маги», «великие посвященные», «профессора оккультизма и колдовства» растут как грибы и осаждают издателей книг и журналов своими неудобоваримыми трактатами, в такое время луч чистого света необходим. Нужно было дать возможность каждому добросовестному исследователю оценить этих «великих людей» по достоинству. Если предлагаемое сочинение хоть сколько-нибудь поможет им в этом деле, мы будем вполне вознаграждены за наши труды.

Что же касается людей, искренно убежденных в величии современной науки и считающих магические изыскания пустым бредом или игрой расстроенного воображения, мы спросим у них: разве не должен закон эволюции прилагаться к физическим силам так же, как он прилагается ко всей остальной Природе, и осмелимся ли мы назначить какие бы то ни было границы превращениям энергии в любой ее форме?

Разве история не показывает нам, что сегодняшняя мудрость вчера считалась безумием, и разве мы не можем заключить по аналогии, что кажущееся нам нелогичным есть лишь логическое проявление еще неведомых нам причин?

Логичным считается действие электрической машины, изолированной на своих стеклянных ножках, превращающей в электрическую энергию ту механическую работу, которая затрачена на вращение ею стеклянного диска, и сосредотачивающей эту электрическую энергию на металлических шариках кондуктора. Но считают нелепым и сумасбродным a priori действие мага, изолированного внутри своего угольного круга, превращающего в астральную энергию ту физическую и психическую работу, которую он совершил над своим организмом во время подготовки, и сосредотачивающего эту энергию на металлическом шарике, находящемся на конце его деревянного, покрытого изолирующим лаком жезла.

Находят логичным и рациональным действие громоотвода, притягивающего и погашающего электрическую энергию облака, или металлического острия, рассеивающего электрическую энергию в машине Рамсдена.

Но если маг, вооруженный металлическим острием, называемым магической шпагой, поглощает энергию, сосредоточенную в системе астральных сил, – сразу же все, претендующие на звание людей науки, кричат: сумасшествие, галлюцинация или обман!

Повторяю еще раз: силы, которыми пользуется маг, того же порядка, что и все прочие силы Природы, и подчиняются тем же законам. Особенность их лишь в том, что они происходят из преобразования психических сил в живой среде и сохраняют следы своего психического происхождения в виде некоторых признаков разумности.

Невежда и фанатик усматривает в этих силах черта; современный ученый, которому они помешают спокойно изучать микробы, видит в них лишь бред тех, кто осмеливается заниматься задачами, не входящими ни в одну университетскую программу.

Независимый искатель истины должен отдавать себе точный отчет во всех мельчайших деталях исследуемого вопроса и не должен бояться слов, откуда бы они ни исходили.

Часть первая

Определение магии

Вы, конечно, знаете анекдот с куриным яйцом, которое Христофор Колумб поставил на стол? Я не буду его повторять[1].

Этот анекдот доказывает, что из всех решений любого вопроса труднее найти самое простое. Так и магия кажется такой темной и неудобопонятной для тех, кто ее изучает серьезно, лишь потому, что изучающий с самого начала вдается в многочисленные подробности, в которых и запутывается.

Читатели считают меня автором, любящим сравнения и даже подчас злоупотребляющим ими; является ли эта привычка недостатком или достоинством, но она так глубоко укоренилась, что я не оставлю ее при этой работе, как не оставлял ранее. Поэтому мне кажется прекрасным началом для объяснения магии такой, на первый взгляд странный вопрос: «Видели ли вы экипаж, едущий по улице?» «К чему этот вопрос?» – скажете вы. Для того, отвечу я, чтобы доказать вам, что тот, кто внимательно наблюдал за экипажем, в состоянии легко постичь механику, философию, физиологию и, в частности, магию.

Если мой вопрос и в особенности мой ответ вам покажутся глупыми, это докажет мне, что вы не умеете наблюдать, вы смотрите, но не видите; вы ощущаете, но не чувствуете; у вас нет привычки размышлять о виденном, искать связи между предметами, по-видимому, самыми простыми.

Сократ, проходя однажды по улицам Афин, увидел человека, несущего дрова, и заметил, что дрова сложены артистически; он подошел к этому человеку, разговорился с ним, сделал его своим учеником и в результате из него вышел знаменитый Ксенофонт. Следовательно, Сократ видел умственным взором яснее, чем глазами.

Итак, если вы хотите изучить магию, прежде всего проникнитесь идеей, что все, поражающие ваши чувства, предметы внешнего мира – это лишь видимые отражения невидимых идей и законов, которые могут быть выведены мыслящим разумом из всех чувственных восприятий.

Если вы человек серьезный, что должно вас интересовать в личности другого? Не его одежда, а его характер и образ его действий. Одежда, и особенно манера ее носить, приблизительно указывают на воспитание человека; но это только слабое отражение его внутренних свойств.

Следовательно, все физические феномены, поражающие наши чувства, только отражения – одежда высших сущностей – идей. Бронзовая статуя, находящаяся передо мной, есть форма, в которую артист облек свою мысль. Этот стул – вещественная передача мысли ремесленника, и так во всей природе: дерево, насекомое, цветок – суть материального изображения отвлеченностей в полном смысле этого слова. Этих отвлеченностей не видит ученый, занимающийся только внешностью вещей, которому и с этим достаточно дела. Поэты и женщины лучше понимают этот таинственный язык природы, потому что они интуитивно чувствуют, что такое всемирная любовь. Мы же сейчас увидим, почему магия – наука любви, а теперь вернемся к нашему экипажу.

Экипаж, лошадь, кучер – вот вся философия, вот вся магия, разумеется, при условии считать этот грубый пример лишь аналогичным типом при умении наблюдать.

Заметьте себе, что если бы мыслящее существо – кучер захотел, сидя в экипаже, привести его в движение без посредства лошади, то это бы ему не удалось. Не смейтесь и не называйте меня чудаком, потому что очень многие называют магию искусством двигать кареты без лошадей, или, выражаясь научным языком, – воздействовать волей на материю без всякого посредствующего агента.

Итак, запомним, во-первых, что кучер, находясь в экипаже, не может привести его в движение без лошади. Но, заметили ли вы, что лошадь сильнее кучера, и, несмотря на это, кучер властвует над ней грубой силой, при помощи вожжей, и руководит ею. Если вы это заметили, вы уже наполовину маг, и мы можем смело продолжать наше учение, изложив наш пример «научным языком».

Кучер соответствует разуму, главным образом – воле, направляющей движение, поэтому его можно назвать началом управляющим.

Экипаж соответствует инертной материи, поддерживающей разумное существо, являющееся началом движимым.

Лошадь представляет силу. Повинуясь кучеру и действуя на экипаж, лошадь двигает всю систему; это движущее начало, представляющее в то же время и начало промежуточное между кучером и экипажем – связь того, что поддерживает, с тем, что управляет, то есть материи с волей.

Если вы это хорошо поняли, то вы уже научились видеть экипаж и теперь можете понять, что такое магия.

Вы понимаете, что весьма важно уметь управлять лошадью, уметь противодействовать ее капризам, уметь заставить напрячь все силы в нужный момент или, напротив того, беречь их для длинного пути.

Итак, практически, кучер соответствует человеческой воле, лошадь – жизни во всех ее проявлениях и один ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→