Чёрный как ночь

Дж. С. Андрижески

Чёрный как ночь

Информация о переводе:

Перевод: Rosland(https://vk.com/vmrosland)

Русификация обложки: Rosland

***

Посвящается очаровательным людям Бангкока, которые дали мне такое мягкое место для приземления.

Пролог

Будда

Бегущие шаги отдавались гулким эхом по каменному коридору, громкие в ночной тиши.

Шаги двоих.

Не босой бег монахов в одеяниях шафранового цвета — это были ноги в ботинках, ноги солдат. Или по меньшей мере людей, которые не должны находиться здесь, не ночью, не в одном из святейших мест Старого Города, куда местные жители приходили на каждый праздник зажигать благовония и бормотать молитвы. Желание очистить себя от грязи и коррупции, которая окружала всех людей в повседневной жизни, похоже, оставалось универсальным.

Как и желание притвориться, что как бы плохо ни было, где-то в другом месте было ещё хуже. Всегда было хуже где-то в другом месте — где угодно.

Но на самом деле не было. Не было хуже.

Возможно, лучше скрывалось. Легче игнорировать каждый день. Но та же фундаментальная гниль пронизывала все. Никто не был от неё свободен.

Никто.

Он окинул взглядом массивную золотую статую, расположенную на приподнятой платформе. Сорок шесть метров в длину, она сияла в лунном свете, проникавшем через открытые деревянные ставни посвящённой ей часовни, синий свет отражался от золочёной кожи. Основание из жемчуга и черных камней в стопах его массивных ног мерцало как звезды в конце его лежащей позы. Поглощённые тенями, детали его золочёных волос, рта и контуров лица висели высоко в тишине над тем местом, где он стоял, за пределами досягаемости лунного света, почти под крышей здания со ступенчатой крышей.

Изображение было культовым… внушающим восхищение даже сейчас, во тьме.

Однако многие, особенно уроженцы Запада, посещающие это место, забывали, что это — мастер, запечатлённый во время смерти[1].

Это выдающийся золотой храм смерти.

Той же смерти, что пугала всех животных, живущих здесь — вне зависимости от того, желали они верить в просвещённую смерть или нет. Статуя занимала все, за исключением крошечного прохода вокруг себя, ведущего в вихарн, или часовню, которая её вмещала — жест уважения к этому страху.

Звуки шагов стали тише в мертвенности ночи, когда его преследователи покинули священное пространство вокруг главного храма. Он все ещё мог слышать их, наряду со случайным криком, взбудораженной торопливой болтовнёй на другом языке.

Прозвучал выстрел, но он был направлен не на него.

Он ощутил запах дыма.

Пламя пылало, сияя вдали у горизонта.

Они все сгорят, куда бы он ни пошёл. Но они никогда его не поймают.

Он был призраком.

Он уже исчез.

Глава 1

Телефонный звонок

Я конечно же должна была находиться на ланче с Энджел и Ником, когда он позвонил.

Я просто обязана была находиться именно там.

Потому что ну серьёзно, детективу отдела убийств Наоко «Нику» Танаке не хватало поводов выносить мне мозг из-за моего нового «работодателя».

Я уставилась на имя, мигающее на экране моего телефона, который вибрировал на столе, и испытывала соблазн его проигнорировать. Просто засунуть телефон в сумку и начать напевать весёленькую мелодию.

В любом случае, я чувствовала себя вправе его игнорировать. Блэк не потрудился дать о себе знать за последние тридцать три дня. Ну, во всяком случае, не мне.

Я знала, потому что считала. Тридцать три дня.

Я даже понятия не имела, где он находился. Я сильно подозревала, что не в Сан-Франциско.

Когда я не ответила на звонок после ещё двух протяжных вибраций, Энджел рассмеялась, игриво шлёпнув меня по руке со своего места рядом на красном виниловом диванчике.

— Разве ты не собираешься ответить, док? — поддразнила она.

В отличие от Ника, Энджел, похоже, находила всю эту ситуацию со мной и Блэком уморительно забавной.

Мы втроём впихнулись за столик в одном из наших любимых мест для ланча — суши-бар в крытом торговом центре, который находился в центре Джапантауна[2]. Энджел и Ник снова на полную ставку работали в Северном районе, так что это отчасти служило отговоркой сходить туда, поскольку полицейский участок находился совсем недалеко от Джапантауна. Мой офис располагался рядом с ними, так что для меня это тоже недолгая поездка на автобусе или даже пешая прогулка, если было свободное время.

Я знала их обоих несколько лет, особенно Ника, но они знали друг друга дольше. Я встретила Ника на службе, когда мне было восемнадцать, а ему слегка перевалило за тридцать, но Энджел росла вместе с Ником, и тоже в плохом районе. Из-за того, как они подкалывали друг друга от случая к случаю, я не раз гадала, были ли их отношения романтическими, но даже если так, они оба держали рот на замке. Я считала их своими самыми близкими друзьями. До недавнего времени я проделала вместе с ними немало работы, в основном как профайлер и психолог-криминалист.

Но теперь у меня новый работодатель.

Взглянув на мой телефон, Ник нахмурился, затем закончил засовывать маленького осьминожка палочками в рот и принялся усердно жевать. Проглотив, он проворчал, указывая теми же палочками на мой телефон.

— Это он, да? Парень-псих.

Обречённо вздохнув, я подхватила телефон, и Энджел захихикала.

Я не потрудилась поздороваться.

— Что? — рявкнула я в телефон. — Что такое?

Молчание.

— Блэк? — переспросила я все ещё резким голосом. — Ты где?

Рядом со мной Энджел засмеялась ещё сильнее.

Я все ещё ничего не слышала из телефона.

Я также не чувствовала его, что обычно давалось мне просто. Я не очень-то рекламировала это, но я — та, которую обычно называют «экстрасенс». Ничего такого, как у моего работодателя, конечно же, даже не близко, но когда я говорила с ним, обычно между нами вспыхивала связь.

Однако не в этот раз. Его острый как лазер разум, должно быть, сосредоточился где-то в ином месте.

Хотя опять-таки, никто не может быть такой глухой стеной, как Квентин Блэк, когда ему того хочется.

Отсюда напрашивался вопрос, какого черта он мне звонил?

В глубине души я выругалась из-за того, что из всех возможных моментов ему понадобилось позвонить сейчас. Какая-то часть меня была достаточно параноидальной, чтобы подумать, будто он сделал это нарочно. Я не видела своих друзей несколько недель, и дело не в случайном стечении обстоятельств, и не в том, что они больше обычного торчали в центре. Я знала, что за последние две недели Ник особенно часто бывал в участке Северного района, потому что я видела его мотоцикл на парковке, которой мы оба пользовались. Поскольку ближайшая настоящая кофейня находилась в моем здании, прямо под моими офисами, я обычно каждый день нечаянно натыкалась на него или Энджел, даже когда мы не планировали видеться.

Но не в последние несколько недель. Это говорило о том, что по крайней мере Ник — который ещё сильнее зависел от кофе, чем Энджел — должно быть, нарочно меня избегал.

Конечно, я знала, почему.

И да, отчасти это из-за моей новой работы.

Ник все ещё не смирился с тем фактом, что я приняла предложение «Охраны и расследований Блэка», первоклассной фирмы частного сыска на Калифорния стрит в центре Сан-Франциско. Он утверждал, будто причина в том, что я продажная. Он обвинял меня в погоне за деньгами вместо того, чтобы помогать настоящим борцам с преступлениями — то есть, ему.

Однако я знала, что это по большей части отговорка.

Ненависть Ника к моей новой работе меньше всего была связана с деньгами, и больше всего — с владельцем упомянутой фирмы, тем самым Квентином Р. Блэком, которого Ник убеждённо считал опасным психопатом.

Ну, по крайней мере, крайне раздражающим.

Однако, по правде говоря, я подозревала, что моя работа — лишь одна из причин, по которой Ник меня избегал. Ненависть к Блэку, возможно, была одной из самых просто выражаемых эмоций Ника, но не самой глубокой. Несколько раз я мельком замечала, что он ощущал вину за все, что случилось, когда я впервые встретила Блэка. Не только за то, что познакомил меня с Блэком, заставив составить профиль, и даже не за то, что арестовал меня, когда все ещё подозревал Блэка в свадебных убийствах. Я знала, что больше всего Ник чувствует себя виноватым за Йена… Йена Стоуна, моего бывшего жениха, с которым я познакомилась через Ника.

Того же Йена Стоуна, который пытался убить меня в моей собственной квартире.

Я знала, что Ник ещё не оставил все это в прошлом.

Если уж на то пошло, я тоже. Не оставила в прошлом, то есть.

Но — в отличие от самого Ника, как я подозревала — я не винила Ника ни в чем.

В любом случае, это не Ник организовал сегодняшний ланч. Это дело рук Энджел. Я сильно подозреваю, что ей наконец надоело наше молчание и, возможно, она решила, что мы оба ведём себя как идиоты. Я не могла с ней не согласиться.

В любом случае, этот ланч был чем-то вроде предложения мира. Сломать лёд между нами, хотя бы.

И то, что Блэк позвонил сейчас, после того как целый месяц не утруждался выходить на связь… ну, это т ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→