Страшная тайна братьев Кораблевых
<p>Валерий Клячин</p> <p>Страшная тайна братьев Кораблёвых</p>

© Клячин В. А., наследники, 2015

© Рыбаков А., оформление серии, 2011

© Агафонова Н. М., иллюстрации, 2015

© Макет. ОАО «Издательство «Детская литература», 2015

<p>О конкурсе</p>

Первый Конкурс Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков был объявлен в ноябре 2007 года по инициативе Российского Фонда Культуры и Совета по детской книге России. Тогда Конкурс задумывался как разовый проект, как подарок, приуроченный к 95-летию Сергея Михалкова и 40-летию возглавляемой им Российской национальной секции в Международном совете по детской книге. В качестве девиза была выбрана фраза классика: «Просто поговорим о жизни. Я расскажу тебе, что это такое». Сам Михалков стал почетным председателем жюри Конкурса, а возглавила работу жюри известная детская писательница Ирина Токмакова.

В августе 2009 года С. В. Михалков ушел из жизни. В память о нем было решено проводить конкурсы регулярно, каждые два года, что происходит до настоящего времени. Второй Конкурс был объявлен в октябре 2009 года. Тогда же был выбран и постоянный девиз. Им стало выражение Сергея Михалкова: «Сегодня – дети, завтра – народ». В 2011 году прошел третий Конкурс, на котором рассматривалось более 600 рукописей: повестей, рассказов, стихотворных произведений. В 2013 году в четвертом Конкурсе участвовало более 300 авторов.

В 2015 году объявлен прием рукописей на пятый Конкурс. Отправить свою рукопись туда может любой совершеннолетний автор, пишущий для подростков на русском языке. Судят присланные произведения два состава жюри: взрослое и детское, состоящее из 12 подростков в возрасте от 12 до 16 лет. Лауреатами становятся 13 авторов лучших работ. Три лауреата Конкурса получают денежную премию.

Эти рукописи можно смело назвать показателем современного литературного процесса в его «подростковом секторе». Их отличает актуальность и острота тем (отношения в семье, нахождение своего места в жизни, проблемы школы и улицы, человечность и равнодушие взрослых и детей и многие другие), жизнеутверждающие развязки, поддержание традиционных культурных и семейных ценностей. Центральной проблемой многих произведений является нравственный облик современного подростка.

В 2014 году издательство «Детская литература» начало выпуск серии книг «Лауреаты Международного конкурса имени Сергея Михалкова». В ней публикуются произведения, вошедшие в шорт-лист конкурсов. Эти книги помогут читателям-подросткам открыть для себя новых современных талантливых авторов.

Книги серии нашли живой читательский отклик. Ими интересуются как подростки, так и родители, библиотекари. В 2015 году издательство «Детская литература» стало победителем ежегодного конкурса Ассоциации книгоиздателей «Лучшие книги 2014 года» в номинации «Лучшая книга для детей и юношества» именно за эту серию.

<p>Страшная тайна братьев Кораблёвых</p> <p><emphasis>Повесть</emphasis></p>
<p>1. Русалка</p>

Алёнка сидела на сучке, свисающем в воду, и ждала. Сучок этот принадлежал старой-престарой липе, и когда-то давно, когда Алёнки, наверно, еще и на свете не было, он надломился и навис над озером. Однако надломиться-то он надломился, да не совсем сломался. Не захотел по воде плавать, как гусь, пока его не словят. Так и держался за мамку-липку, хотя издалека был очень даже похож на самостоятельное пушистое дерево. Молодые ветки его тянулись к небу, и оброс уже он этими ветками, как дед Степан – бородой. Густыми листьями укрылся так, что не сразу увидишь. Очень красиво отражаются эти листья в озере. И тень от них большая, так что в жару Алёнке нравится купаться именно в том месте, где лежит на воде эта тень.

Конечно же и сидеть на сучке, пробравшись сквозь ветки подальше и свесив разутые ноги к воде, Алёнке нравится. А вот Колька Кораблёв ее за это ругает. Говорит, что боится, как бы она не свалилась и не повисла, зацепившись шортами за какую-нибудь ветку, между небом и водой. Но это он шутит так, а на самом деле просто пугается, когда Алёнка, дождавшись его возвращения с озера, начинает выбираться из своей засады, как русалка. Русалками детей до сих пор пугают их бабки, хотя и сами знают, что это все сказки. Никто ведь тех русалок не видел, и если в озере кто-то тонул, то у другого его берега, у турбазы, где всегда много отдыхающих и музыка гремит так, что если бы и водились там русалки, то давно бы уже всплыли, как оглушенные рыбы.

Нет, он не трус, Колька-то. И Сашка, брат его, не трус. И все братья у Кораблёвых смелые. Иван – так вообще герой. В Чечне воевал, медалей целую кучу заслужил, ранен был. Теперь лесником работает, а на такой работе смелости-то нужно не меньше, чем на войне. Он сам говорит, что браконьеры, как «ду́хи», все время прячутся, а как попадутся, так стрелять начинают. Правда, тут он немного привирает: браконьеры его отлично знают и стрелять в него не осмеливаются. Потому что Иван все равно от пули увернется, а их потом в тюрьму упечет.

Вот и Колька с Сашкой такими же становятся. В школе их все боятся. Не потому, что они хулиганят или дерутся – нет. Никогда братья Кораблёвы ни с кем не дрались, а, наоборот, всех драчунов спешили разнять. И ведь даже старшие, из восьмого и девятого классов, их слушались. А как-то раз, минувшей зимой, одиннадцатиклассники разборку затеяли в школьном дворе. Их всего-то четверо в классе училось, а вот не поделили что-то, – может, Ленку Осинкину, которая у них там единственная девчонка была, – и сцепились. Вся школа из окошек бросилась смотреть, а Кораблёвы вышли на крылечко, что-то им сказали – и всё.

И ладно, если бы братья бугаями были, как их Иван. Оба невысокие, даже маленькие, а Сашка еще и носом все время шмыгает, как будто плачет. Но кулаки у них здоровые. И на физкультуре они всегда и подтягиваются по стольку раз, сколько и сам их учитель Сергей Петрович не может, и прыгают дальше всех, и гранату могут закинуть так далеко, что и не найдет никто. Может быть, поэтому и не хотят в школе с ними враждовать. А может, еще и потому, что средний их брат, Вовка, должен этой осенью из армии прийти.

Их пятеро у тети Жени. Колька с Сашкой – самые младшие, близнецы. Иван сейчас за старшего. Но есть и старше Ивана: Федор, которого Алёнка ни разу не видела, потому что он в тюрьме вот уже пять лет сидит, а до того где-то на Севере жил, военным моряком был. Вовка же, до того как в армию ушел, был страшный драчун, никому спуску не давал, один мог пятерых свалить, все в селе и на турбазе его жуть как боялись. А сейчас еще больше боятся того, что он вернется страшнее, чем ушел. Впрочем, поговаривают, что он не останется здесь жить, что он невесту нашел и после свадьбы вернется туда, где сейчас служит, в Москву.

Конечно, поговаривать в Архарове любят, особенно старухи. Они и придумали, что Алёнка в Кольку влюбилась. И ведь все им поверили! Хорошо, что хоть в школе никто над ней не смеется: Кольки опасаются. Он тоже в это поверил и волком на всех смотрит, когда от кого ее имя услышит…

Вспомнив о том, как Колька смотрит на всех волком, Алёнка засмеялась и действительно чуть не свалилась с сучка в озеро. Засмеялась тихо, но сучок затрясся под ней, и тень его на воде задрожала.

– Кто тут? – послышалось на берегу. – Алёнка, ты, что ли?

Она узнала голос Сашки и притаилась в листве. Но и он, как видно, был неглупым – понял, что она тут.

– Опять прячешься, – не спросил, а заговорил с ней, как будто мог ее видеть, Сашка. – Смешная ты. Вот Колька сейчас вернется – я ему расскажу… какая ты смешная. Посмотришь, что он с тобой сделает…

– А ничего он и не сделает! – вдруг само собой слетело с ее языка. – Где хочу, там и сижу. Никто мне не запретит.

– Ну, сиди-сиди, – не стал спорить Сашка. – Мне-то что? Хоть до утра сиди, я и тете Нине не скажу, где ты, если спросит. Она уже тебя ищет, ругается на все село…

– Врешь! – опять не сдержалась Алёнка, и сучок под ней вздрогнул. – Если бы на все село, я бы слышала…

Но Сашка ей ничего больше не сказал.

Алёнке очень хотелось, чтобы он не молчал, но его как будто и не было на берегу возле липы. Она попробовала раздвинуть мешавшие ей смотреть на берег ветки, поднялась на сучок и встала на носочки, но все равно Сашку не увидела. Долго смотрела, пока одна нога ее не соскользнула, и Алёнка насилу удержалась, чтобы не плюхнуться в воду.

Место под сучком было неглубокое, но если бы даже и дна тут было не достать, Алёнка не утонула бы. Плавать она умела давно: Колька с Сашкой научили, еще когда они и в школу не ходили. А сами братья могли и до другого берега запросто доплыть, и лодку свою, если кто-то брал ее без спроса, догнать. Наверно, и Алёнка им в этом не уступила бы, если бы они ей позволяли. Но Колька (а значит, и Сашка) не позволял и вообще не любил, когда она в их дела нос совала. Между тем дел этих у них всегда было не счесть, так что она только и слышала с утра до вечера: «Это тайна», «Про то никто не должен знать», «Держи язык за зубами»…

Вот и в этот вечер, почуяла Алёнка, у младших Кораблёвых появился новый секрет. Она еще не знала о нем, и ни Колька, ни Сашка еще не приказали ей хранить его в тайне, но Алёнка поняла, что они что-то задумали. Иначе с чего бы это Сашка был тут один? Никогда близнецы поодиночке никуда не плавали и не ходили, а уж с работы никак не могли вернуться поврозь.

Работали они этим летом у фермера на другом берегу озера. По дороге туда часа полтора идти быстрым шагом, и, чтобы сократить путь, братья плавали в лодке туда-сюда: полчаса туда, столько же обратно… Значит, в этот вечер случилось что-то такое, от чего Колька остался у фермера один, а Сашка пришел в Арха ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→

По решению правообладателя книга «Страшная тайна братьев Кораблевых» представлена в виде фрагмента