Морская красотка.

Владимир Коркош

МОРСКАЯ КРАСОТКА

Помните Н. Некрасова (Мороз, Красный нос). «Цветет Красавица миру на диво, Румяна, стройна, высока. Во всякой одежде красива» Подобные красавицы встречаются и в подводном царстве. К ним, безусловно, можно отнести севрюгу с экзотической и броской внешностью, обитающей в наших реках, морях и озерах.

Она из семейства осетровых рыб, к которым принадлежат такие виды, как осетр, белуга, стерлядь и шип. Но выглядит она принцессой в своей многочисленной семейке. Основное внешнее отличие от перечисленных других осетровых это точеное упругое тело и длинный носик — мечевидной формы, словно тонкая шея у молодой девушки, придающая ей благородство. Изящная и гибкая. Усики на рыле — короткие, гладкие и элегантные.

В прежние времена севрюга, в разных регионах, носила весьма оригинальные названия из-за характерной особенности ее тела, как рыба-стрела, рыба-гвоздь, рыба-кинжал и даже дань. Историки говорят, что данью ее называли потому, что она входила в качестве оплаты татаро-монгольским победителям. Вот так эту рыбу ценили наши потомки и их завоеватели. Расцветка на теле также выделяет ее среди родственников. Белые костные пластинки в виде сверкающих звездочек равномерно распределены пятью рядами вдоль туловища с темно-бурой кожей с синевато-стальным отливом. Ослепительная белая полоса на брюхе. Резкий контраст ее окраски, в изысканном сочетании черного и белого цветов, создает ей незабываемый севрюжий облик. Встречаются среди них и блондинки, в основном на Урале, с белой расцветкой кожи. Рыбаки и называют их — «беляк». Альбиносы, как осетры, так и севрюги встречаются даже на Аляске. Изредка, но попадаются в уловах альбиносы с белой икрой. Природа прихотлива. Некоторых севрюг она наделяет сплошь черной кожей. Но это всего лишь выкрутасы природы. Но эти рыбы всегда прекрасны, как альбиносы, так и чернокожие.

Существуй рыбный конкурс красоты в подводном царстве, севрюга несомненно получила бы одно из первых мест и почетное звание «Мисс Грация».

Севрюга, по моим наблюдениям, самый неистовый жизнелюб из всех осетровых рыб. Выловленная из сетей при контрольном научном облове, она зачастую не давала мне возможности измерить ее и взвесить. Юркая и гибкая яростно извивается, взвивается вверх и все норовит выпрыгнуть из байды в воду. Прыжки порою бывают до метра и более высотой. Однажды из улова рыбаки мне бросили еще живую севрюжку для промеров. Пойманная красотка виртуозно прыгала, билась о планширь байды. Рот на рыле открывался и закрывался, словно просила она и умоляла отпустить ее в родную стихию. И я последовал примеру старика из общеизвестной сказки А. С. Пушкина о золотой рыбке. Но только ничего не попросил у нее, а тайком от рыбаков выпустил морскую принцессу. Жалко мне стало такого неукротимого жизнелюба. Пусть живет и размножается, пополняя голубую ниву наших морей.

Севрюга — проходная рыба. Большую часть жизни севрюги проводят в море и лишь для размножения поднимаются в реки. После икрометания они сразу же скатываются вниз по течению, в отличие от других осетровых, которые некоторое время задерживаются в реках на радость речным браконьерам.

Среди проходных видов осетровых рыб — севрюга самая скороспелая рыба. Половозрелости достигают в основной массе — самцы в возрасте 5–7 лет, самки — несколько позже, в возрасте 7-10 лет. Весьма плодовита. Выметывает до 400000 тыс. икринок. Из Азовского моря ранее севрюга заходила на нерест преимущественно в Кубань и Дон. По воспоминаниям казаков — старожилов, в дореволюционном «Рыболовном вестнике», в те времена, в реку Кубань и Дон заходили настолько огромные скопления нерестовой севрюги, что казаки, подъезжая на лодках, били их дубинками, затаскивая руками в лодки. А сейчас? Лучше не травить душу.

Наибольший возраст этой красавицы отмечен мною в 1994 году — 20 лет, при длине 160 см и массе 21 кг. Но это исключительная редкость. Возрастные пробы из археологических раскопок (IV–II век до н. э.), любезно предоставленные музейными работниками Керчи сотрудникам ЮгНИРО, показали, что максимальный возраст севрюги в тот период достигал 41 года, а размеры, по-видимому, составляли не менее трех метров, а вес более 50 кг. Производители этого вида в давние времена поднимались в реки до самых верховий.

По своим размерам севрюга уступает другим осетровым, кроме стерляди и шипа. Обычная промысловая длина севрюги в наше время незначительно больше метра, а вес 7-10 кг, а возраст, по моим данным, 5–7 лет. При одинаковом весе севрюга всегда длиннее прочих осетровых рыб. Это то и понятно, с ее грациозной и стройной «фигурой».

Севрюгу, впрочем, как и других осетровых рыб называют красной рыбой, хотя мясо то у них белое. По-видимому, слово «красный» выступает в старом значении — красивый. Помните в сказках— «красна девица», то есть лучшая, красивая. Особенно это относится к севрюге. Благодаря своей необычной внешности она великолепно выглядела запеченная целиком на праздничных столах в древней Руси. Мясо севрюжки не особенно калорийное, не более 180 ккал на сто граммов, но нежное и очень ароматное. Среди других представителей осетровых севрюга отличается тем, что обладает наилучшими диетическими свойствами. В нем очень мало жира и много белка, который быстро усваивается организмом, насыщая его массой полезных веществ. Как и у всех осетровых, среди микро- и макроэлементов в этой рыбе довольно много йода, фтора, магния, фосфора, калия, цинка. Богата она и витаминами — А, D, Е и группы витаминов В, а также жирными кислотами Омега-3 и Омега-6, с высокой физиологической активностью. Они оказывают противовоспалительное действие и снижают риск возникновения заболеваний сердца и кровеносных сосудов.

В древности севрюгу ценили также за ее плавательный пузырь, из которого готовили высококачественный клей.

У севрюги, в подводном царстве, хватает врагов. Ее икрой, кроме человека, любят лакомиться многочисленные пресноводные рыбы, даже пескарь. Не обходят стороной также и ее личинок и мальков. Молодь севрюги поедают судак, окунь, вообще все донные рыбы. А наиболее опасные и крупные из них, как сом, не прочь проглотить и взрослую севрюжку, как только она придет на нерест или терпеливо поджидают в местах выпуска ее молоди с рыбозаводов. Даже ее ближайшие родственники, как осетр, шип, стерлядь с удовольствием едят икру севрюги. Нелегкая доля у севрюги.

В XX веке для морской красавицы наступили не самые лучшие времена. В 50–60 годах в результате масштабного гидростроительства, перекрыли ей путь к роддому. После сооружения Цимлянской ГЭС на реке Дон и каскады ГЭС на реке Кубань размножение этой рыбы в этих реках практически прекратилось, в результате чего донское и кубанское стадо этого вида прекратило свое существование.

Нанесенный ущерб популяции осетровых постарались загладить строительством рыбоводных заводов и соответственно массовым выпуском ее мальков в море. И запасы осетра и севрюги, в Азовском море, стали подниматься. Рыбколхозам, разбросанных по всему побережью Азовского и Черного морей, по рекомендации ученых, разрешили в незначительных количествах (ОДУ-оптимальный допустимый улов) облавливать осетровых. В городах расположенных на побережье Азовского моря на рынках снова появились янтарные тушки осетровых рыб. Можно было также свободно купить баночку паюсной икры, особенно ценимой россиянами, по доступной цене. Лучшие ее сорта готовились из икры кубанской и донской севрюги. Я хорошо помню те старые добрые времена, когда в предновогодние праздники, на новогодние столы, мы покупали на рынках Керчи как севрюжку, так и паюсную икру, без большого ущерба для зарплаты.

Однако затем, в 90 —е годы, в результате развала страны и великой «перестройки» века страну накрыла дикая вакханалия, сопровождающаяся самым настоящим разгромом и хищническим истреблением ценных пород рыб, в том числе и нашей красавицы.

В результате, мы имеем то, что имеем, то есть осетровых рыб практически полностью истребили и их можно увидеть теперь только на фотографиях снятых в аквариумах. А о паюсной икре рядовому обывателю надо забыть. В данной статье я не буду вдаваться в подробности уничтожения популяции азовских осетровых рыб в «лихие» 90-е годы. В одном из своих очерков я уже писал об этой трагедии. Скажу только, что море, в то «перестроечное время», чему я был свидетелем, паутиной покрылось браконьерскими сетями. Браконьеры, ошалевшие от безнаказанности, под крышей мафиозных структур подчистую выкашивали голубую ниву. К разгрому подключались и рыбаки на сейнерах разваливающихся рыбколхозов выбирающие квоту вылова, в несколько раз превышающую разрешенную, так называемое промышленное коммерческое браконьерство. Подсчет улова производился под строгим учетом мафиозных группировок. И не будем лукавить, коррупция расцветала пышным букетом во всех сферах власти. Дань выплачивалась представителям рыбоохранных и правоохранительных органов, как деньгами, так и живой рыбой (вот почему севрюгу называли в древности — данью!).

Сегодняшние цены на севрюжью икру просто умопомрачительно велики и доступны лишь миллионерам. На Мировом рынке маленькая 100 граммовая баночка севрюжьей икры продается по 800-1000 долларов (в основном иранская). Браконьерство в Иране практически отсутствует, поскольку действуют чрезвычайно жестокие законы, как для браконьеров, так и потворствующим им государственным чиновников. Но они не в Европе живут и им на европейские ценности наплевать. Главное для них, сохранить это уникальное стадо рыб в южной части Каспийского моря, приносящих в копилку их далеко не богатой страны валюту. А в северной части Каспийского моря, под юрисдикцией России, ситуация с осетровыми рыбами такая же сложная, как и в Азово-Черноморском бассейне. Огромный масштаб браконьерства и, соответственно, связанная с ним коррупция, а также активизация нефтедобычи в северном ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→