Уроков не будет!

Виктория Ледерман

Уроков не будет!

Первый класс

Маргарита и дядька Пират

Поиграть с «открученной» головой не удалось — в зале появилась тетька Лохмотька. Маргарита юркнула в шкаф для одежды, но дверцу за собой прикрыть не успела.

— Кто трогал манекен? — гневно заговорила тетька Лохмотька. — Сколько раз говорить: учебные головы не предназначены для игр! Они слишком дорогие. Дубровина, Катя, где ты там? Это ты опять привела с собой ребенка? Тут салон красоты, между прочим, а не детский сад!

Голос у нее был громкий и резкий, лицо — жутко раскрашенное. А на голове — целая копна волос, от чего голова казалась огромной и пушистой, как дворовая кошка Пуська. Она тоже так раздувалась и становилась похожей на меховой шар, когда к ней подбегала овчарка с первого этажа.

«Настоящая Баба-яга, — подумала Маргарита, из своего убежища глядя на сердитую мамину начальницу. — У нее, наверно, нюх на детей. Она их за пять километров чует. Ловит, а потом ест по ночам».

— Вот ты где, красота ненаглядная! — обрадовалась тетька Лохмотька, вытягивая Маргариту из шкафа. — Давно не виделись! Что ты опять здесь делаешь?

— Маму жду, — буркнула Маргарита, вырываясь. — Пусти!

— Иди домой и жди. Мама отработает смену и придет.

— Не пойду. Я хочу здесь, с мамой.

— Поглядите на нее! Хочет она! — возмутилась тетька Лохмотька. — А если все мои мастера будут своих детей с собой приводить? Что здесь начнется?

— Извините, Анжела Робертовна, — виновато заговорила мама, прибежав из другого зала с ножницами в руках. — Я ей говорила не приходить. Маргарита, мы же с тобой договорились.

— Не договорились, — сказала Маргарита. — Я не пойду домой.

— Маргарита! — застонала мама.

— Избаловала ты ее вконец, Катерина, — покачала головой мамина начальница. — Ей только шесть лет, а она тебе уже на голову села.

— Мне семь, между прочим. — Маргарита показала ей язык.

— Вот-вот, ей семь, между прочим, — сказала тетька Лохмотька маме. — Как она у тебя осенью в школу пойдет — не представляю.

— Не пойду я ни в какую школу! — крикнула Маргарита и громко хлопнула дверью.

Маргарите уже давно исполнилось семь лет, в середине ноября. Мама собиралась отдать ее в школу в прошлом году, когда до семи оставалось всего два месяца. Но не смогла. Маргарита не захотела. Мама подумала-подумала и махнула рукой. Сказала: «Ладно, посиди еще годик, время есть». Маргарита надеялась, что и в этом году будет то же самое. Мама поуговаривает-поуговаривает и бросит. Но в этом году она почему-то никак не отставала. То есть отставала на время, а потом снова заводила разговор. Идут они, например, мимо трехэтажного большого здания, а мама и говорит:

— А вот это твоя школа, Маргаритка. Здесь ты будешь учиться.

Или читает мама ей сказку на ночь, бросает на самом интересном месте и болтает по телефону целых полчаса. Маргарита ходит вокруг нее и дергает ее за руку, а мама отвечает:

— Вот пойдешь в школу, научишься читать, и не надо будет меня ждать. Возьмешь и почитаешь сама.

Маргарита не могла понять: чего она все никак не успокоится? Ведь ее всегда было очень легко уломать. Вот хотела мама отвести Маргариту в музыкальную школу — и не отвела. Ничего у нее не получилось. Хотела на фигурное катание отдать — и это не вышло. Да и в детский сад Маргарита наотрез отказалась ходить. Она по несколько часов рыдала в раздевалке, вцепившись в дверную ручку. Мама не выдержала и через неделю сдалась. И стала оставлять Маргариту с бабушкой своей подруги, учительницей на пенсии.

Бабушка подруги очень быстро отказалась от Маргариты, сказала, что она с ней не справляется. Потом были еще две няни по объявлению, которые тоже не могли с ней сладить. Маме ничего не оставалось, как брать Маргариту с собой на работу. Но тогда мама работала в другом салоне, и начальница там была другая. Не такая противная, как эта тетька Лохмотька. И она не запрещала сидеть в кресле перед зеркалом и брать накидки, ножницы и расчески. Правда, и «открученных» голов там не было, так что ругаться было не из-за чего.

В общем, в школу Маргарита абсолютно не собиралась. Только не могла придумать, как бы попонятней объяснить это маме. А тут вдруг мама сообщила, что им надо идти на примерку.

— На какую примерку? — насторожилась Маргарита.

— Тебе будут шить форму, — сказала мама.

— Какую форму?

— В которой ты будешь ходить в школу.

— Мама! — воскликнула Маргарита. — Мне не нужна форма. Я не буду ходить в школу. Я тебе тысячу раз говорила!

— Ну, Маргаритка, это очень хорошая школа, — заторопилась мама. — И ребята все хорошие… И учительница добрая, детишек любит.

— Откуда ты знаешь про учительницу?

— Я тебя уже к ней записала…

— Что?! — Маргарита задохнулась от негодования. — Мама, ну кто тебя просил?

Мама стала рассказывать, как в школе здорово, как ребятам весело и интересно там учиться. Но Маргарита ничего не хотела слушать. Она плакала и кричала, заткнув уши пальцами:

— Не пойду, не пойду, не пойду!..

Потом плакала мама и глотала желтые таблетки, чтобы успокоиться. А потом они обнимались и целовались, и Маргарита горячо шептала маме на ушко:

— Мамочка, не отдавай меня в школу. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!

— Но почему, Маргаритка? Там много детей.

— Я не хочу к детям. Они все злые и противные. Мне там будет плохо.

— Ну с чего ты это взяла? Может, тебе понравится в школе?

— Не понравится. Мне только с тобой нравится.

После долгих уговоров, скандалов и дорогих подарков Маргарита согласилась сходить на школьный праздник Первое сентября. И то только потому, что мама пообещала, что все время будет рядом.

Утром мама повязала Маргарите два огромных белых банта, помогла надеть рюкзак на спину и дала в руки цветы и воздушный шарик. И они отправились в школу. В подъезде им повстречался сосед снизу, дядя Марат. Или дядька Пират, как звала его Маргарита. Конечно, когда он не слышал. У него была густая борода, прищуренный глаз из-за шрама на щеке, и от его рабочей куртки всегда пахло бензином.

— Ой, первоклашка шагает! А нарядная какая! — весело сказал дядя Марат, подмигивая прищуренным глазом. — Учиться идешь?

— И вовсе не учиться, — буркнула Маргарита. — Я только на праздник.

— Как это так? А завтра в школу не пойдешь, что ли?

— Нет.

— Почему?

— Потому! Не хочу, и все!

Маргарита взяла маму за руку и потянула за собой. Дядя Марат удивленно посмотрел им вслед.

Во дворе школы собралось очень много народу. Даже больше, чем на День города в парке. Никогда в жизни Маргарита не видела столько людей в одном месте. И столько цветов, и столько воздушных шариков.

— Почему их так много? — спросила она у мамы.

— Кого?

— Детей. Смотри, сколько их. И все в одинаковой одежде. Откуда они взялись?

— Как — откуда? Они все учатся в этой школе.

— Все? — поразилась Маргарита. — Такая толпа в одной школе? Представляю, какой у них там шум и бардак.

— Никакого бардака нет. Все дети поделены на классы. В каждом классе свой учитель. Он и следит за порядком.

— А меня тоже?

— Что тоже?

— Тоже поделили?

— Да, ты идешь в первый «А». Твою учительницу зовут Анна Андреевна. Запомнила? Пойдем искать твой класс.

Маргарита попыталась представить себе школу, поделенную на классы. У нее получилась глубокая яма, разделенная перегородками на большие квадраты. В каждом квадрате сидит множество детей. Все кричат и прыгают, карабкаются по стенкам и пытаются выбраться наверх. А возле квадрата стоит учительница и грозно щелкает кнутом, как дрессировщик в цирке.

— Мама, не надо в класс! — испугалась Маргарита. — Я не хочу к этой учительнице!

Она так разволновалась, что даже выпустила воздушный шарик. Все дети в школьном дворе задрали головы и смотрели, как он улетает все выше и выше. Шарик поднимался над деревьями, над фонарными столбами, над школьной крышей и становился все меньше. А потом еще долго краснел маленькой точкой в голубом небе.

Учительница Анна Андреевна оказалась невысокой худенькой старушкой с острым носом и маленькими глазками. Маргарита мысленно пририсовала к ее голове шляпку и сразу поняла, что она — вылитая Шапокляк из мультика. А все девочки с огромными бантами на головах были похожи на ушастых чебурашек.

Анна Андреевна построила свой класс на маленьком пятачке возле забора. Маргаритин нос упирался в чей-то фиолетовый рюкзак. Щеку щекотала обертка букета. За спиной толкались и возились одноклассники. Маргарита с трудом обернулась и нашла глазами маму. Мама улыбнулась ей и кивнула. Маргарита хотела дотянуться до нее, но не смогла поднять руку. Так и стояла, плотно зажатая со всех сторон, и ничего не видела. Только слышала. Громкие голоса эхом разносились по школьному двору. Взрослый голос, потом детские голоса, потом снова взрослые. Маргарита даже не прислушивалась к тому, что эти голоса говорили. Ей было не до них. Солнце слепило глаза, спина чесалась под шелковой блузкой и плотной жилеткой, кожа на голове болела от туго завязанных бантов. Маргарита ждала, когда этот ужас закончится и они с мамой пойдут домой.

Прошла целая вечность, пока Маргарита услышала слова:

— Наша школьная линейка подошла к концу. А теперь приглашаем первоклассников в школу, на первый праздничный урок!

Мальчики и девочки с рюкзаками побрели гуськом за Анной Андреевной. Следом шли родители. Маргарита пропустила вперед всех детей, дождалась маму и наконец ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→