Откровенные диалоги о штрафниках Великой Отечественной

Александр Пыльцын

Откровенные диалоги о штрафниках Великой Отечественной

Пролог к сборнику текстов интервью и бесед

Всем, кто знаком с приказом НКО СССР № 227 от 28 июля 1942 года, получившем народное название «Приказ Сталина: «Ни шагу назад», вероятно, известна строгая установка того времени о запрещении каких-либо публикаций о создаваемых сим приказом штрафных батальонов и рот, заградительных отрядов. Естественно, что в период их существования и долгое время после войны ни в каких печатных, радио- или экранных СМИ официальных публикаций каких-либо документальных данных о них не было.

С наступлением горбачёвской «гласности» о штрафных частях и подразделениях, как и о заградотрядах, стало возможно говорить, писать, снимать кино и прочая. Но отсутствие открытых официальных документов о них порождало лишь слухи, догадки и домыслы, которые, попадая в сферу действий людей, владеющих пером или, тем более, съёмочной аппаратурой, засорялись уже вымыслами, нечистоплотной фантазией, а то и, ссылаясь на право авторского видения изображаемых событий, порой не только обрастали неправдой, но и просто тонули в умышленной грязной лжи с целью опорочить и сам факт создания этих воинских организаций, и их применение в бою.

В художественных произведениях, в романах, повестях известных писателей эта «штрафная» тема штрафбатов и штрафных рот, несмотря на архивно-документальную закрытость, пробивала дорогу к читателю. Ещё в 1959 году в повести «Пядь земли» Григорий Бакланов упоминал о событиях, связанных со штрафбатом, а Юрий Бондарев в повести «Тишина» (1962 год) и Константин Симонов в том же году во второй части своей трилогии «Живые и мёртвые» («Солдатами не рождаются») вводят в свои произведения героев из штрафников. В середине 70-х годов в «Роман-газете» (тираж более 1 млн экз) Герой Советского Союза Владимир Карпов в повести «Взять живым» рассказывал о штрафной роте, в которой ему самому довелось «смывать вину». Так что запрета на упоминание вообще штрафных подразделений за время войны как такового не было. Были закрыты для публикаций только конкретные данные о конкретных штрафных частях Красной Армии.

Самой первой открытой и наиболее правдивой публикацией в это время оказался рассказ известной журналистки Инны Руденко «Военно-полевой роман» о не вымышленном, а реальном 8-м штрафном батальоне 1-го Белорусского фронта, опубликованный в Комсомольской Правде 19 января 1985 г. Употребляя выражение «наиболее правдивый», я в данном случае специально не обращаю внимания на допущенные в этом рассказе отклонения от реальности обеими женщинами, царство им небесное, — Инной Павловной Руденко и моей первой супругой Маргаритой Сергеевной Пыльцыной. Речь идёт о нескольких, мягко говоря «неточностях» не только о маршале Рокоссовском и известной киноактрисе Серовой.

Мне не один раз уже приходилось критиковать в своих публикациях некоторых кинематографистов и писателей, не за допущение досадных «неточностей», но, главным образом за то, что своим «творчеством» они умышленно и злостно искажали историческую правду о Великой Отечественной войне, особенно о штрафбатах и заградотрядах. Наряду с Львом Даниловым, выпустившим в ЦСДФ клеветнический «документальный» фильм «Штрафники. (Сюжеты из приказа № 227)», в том же 1989 году на Одесской киностудии выходит уже «художественный» фильм по сценарию М. Симашко «Гу-га».

То, видимо, были «пробные камешки» горбачёвско-ельцинской «гласности» по «дегероизации» и «десталинизации» Великой Отечественной войны, «обличении» её в «сталинской пропаганде» и фальсификации.

Критика этих киноподелок передовым отрядом настоящих военных историков и представителей нашего, увы, доживающего свой век поколения победителей, заглушённая фальсификаторами, захватившими российские СМИ, наша критика им как об стенку горох. Хотя основная масса фальсификаторов, «разоблачателей» и «обличителей» даже по возрасту своему, как принято в таких случаях говорить, «не нюхала пороху», не обладает фактическим представлением о штрафбатах или заградотрядах. Этих «обличителей» едва ли нам удастся переубедить, они «запрограммированы» на враньё, не считают нужным хоть сколько-нибудь подкреплять свои утверждения ссылками на документы.

Результатом попустительства этого разгула «десоветизации» стала многолетняя «работа» маститых фальсификаторов Володарского и Досталя под крылом Минкультуры и Союза кинематографистов над многосерийным «художественным» детищем антисоветчиков, скандально известным 11-серийным «Штрафбатом».

Используя архивные материалы, документы и свидетельства авторитетных участников войны, нам, реально видевшим войну, всё-таки иногда удастся отделить «зёрна от плевел», правду от вымысла в интересах тех, кто хочет знать истинные данные о штрафных батальонах и ротах, о заградотрядах. В последнее время значительно уменьшился прокат этой нечистоплотной антиисторической киногрязи.

Юрий Бондарев, Герой Соцтруда, многократный лауреат Государственных и Ленинской премий СССР, известный военный прозаик и сценарист многих исторически правдивых фильмов о Великой Отечественной войне воевал и на Сталинградском, и на 4-м Украинском фронтах. Едва ли найдётся хоть один сомневающийся в его правдивости и честности человек, но пусть и эти его слова будут известны читателю: «Когда мы драпали, заградчики нас останавливали, собирали, велели занять оборону, но ни единого выстрела никто из них не сделал. В этом я клянусь».

Многие другие русские писатели и поэты, прошедшие фронты Великой Отечественной, после войны посвятили свою жизнь борьбе за правду о ней на литературном фронте. Всем известны имена Ф. Абрамова, С. Бабаевского, В. Богомолова, В. Бушина, Ю. Друниной, Э. Казакевича, С. Смирнова, К. Симонова, М. Шолохова и не одного десятка других талантливых тружеников пера. Но ни один из них не взялся освящать особенности боевых действий штрафников или воинов заградотрядов, поскольку их фронтовая судьба прошла мимо этих малоизвестных подразделений, а их высокого уровня честность не позволила им опуститься до выдумывания небылиц.

Надо отметить, что в послевоенное время сформировалась большая группа военных историков, честно и правдиво освёщающих историю Великой Отечественной. Среди них — пользующиеся огромным уважением не только в обществе военных всех рангов, Президент Академии военных наук, доктор военно-исторических наук генерал армии Махмут Гареев, которому, как и мне, в этом году исполняется 94 года, и Президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, генерал-полковник Леонид Ивашов. Приходится удивляться тому, что не кто-нибудь из них назначен председателем вновь созданного Президентом РФ «Российского военно-исторического общества», а министр культуры, сугубо гражданский человек, Владимир Мединский, допустивший уже несколько антиисторических действий, в том числе установки и открытия мемориальной доски в Санкт-Петербурге финскому организатору блокады Ленинграда Маннергейму.

Однако ни генералы Гареев или Ивашов, ни другие военные историки, например В. Дайнес, Ю. Жуков, В. Золотарёв. А. Исаев, М. Мягков, И. Пыхалов, Ю. Рубцов и другие, глубоко изучающие историю минувшей более 70 лет тому назад Великой войны по архивным документам, не нашли поводов сомневаться в их истинности и правдивости, как делают это липовые «историки» типа Суворова-Резуна, Сванидзе, Млечина и им подобные.

Наряду с ними появились такого же пошиба «поэты», стихотворные строки которых иногда действуют на сознание послевоенных поколений даже более вредно, чем целые книги или фильмы фальсификаторов. Они «неотступно» видят вместо героики Великой Отечественной сплошные заградотряды, особенно за штрафниками.

Ради истины скажем, что версию о заградотрядах при штрафниках запустила во время войны геббельсовская пропаганда, а позднее эта версия использовалась в определённых интересах фальсификаторами нашей военной истории, либо была некоторыми принята на веру по незнанию истории Великой Отечественной. Но самый большой вред, считаю, нанесли сознательные и «умелые» лгуны — «писатели», «поэты», некоторые кинодеятели.

Так, например, Ю. Арестов (рожд. в 1961 г., живет в г. Рогачев, Беларусь) утверждает: «И неотступно с нами рядом, / Неотвратимый смерти глаз, / Ведь позади заградотрядом / Наведены стволы на нас».

Или некто Д. Дарин (род. в 1964 г., живет в Санкт-Петербурге) убеждает: «А до заградотряда/ Одна спина всего». Ну, почти прямо в спину, в упор!

Есть ещё более одиозный русофоб и ненавистник всего русского Ю. Нестеренко (род. в 1972 г., Москва. В 2010 году эмигрировал из России в США, где в 2011 году получил политическое убежище), истеричный кликуша, который называет себя по образцу «афроамериканцев» русскоязычным американцем, «более не считающим себя русским». «На нашей улице — не праздник./Мы проиграли ту войну». Его позиция: «Россия — это зло в его чистом, беспримесном виде». В русофобских воплях Нестеренко наша Великая Отечественная и Победа у него «так называемые», и пишет он их специально строчными буквами. Русское общество для него «Твари. Мерзкие двуногие твари. Ненавижу их… Насколько чище был бы мир без них… Все, что они умеют — это жрать, гадить и размножаться… А до чего наглые! Даже и не думают уходить с дороги. Лезут прямо под колеса. Тупые наглые гнусные твари».

Да был ли он когда-нибудь русским, этот нестеренко, тоже со строчной буквы? Мир чище был бы именно без таких, как он! В его серии «антипобедных» стихов всё те же заградотряды: «И взрывы бомб не так страшны,/ Как меткий взгляд заградотрядов,/ В тебя уп ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→