Искажающие реальность-2

Михаил Атаманов

Искажающие реальность-2

Вступление. Глазами врага

Па-лин-ту, столица Первой директории

Дворец правящего совета

Малый зал заседаний

В строгой официальной тёмной тоге без регалий и знаков отличий подчёркнуто неторопливо и с достоинством Тумор-Анху Ла-Фин шёл по освещённой дорожке к трибуне для выступлений. Боковым зрением старик улавливал в полутёмном притихшем зале целые ряды холодных сияющих глаз. Верховному магу даже не требовалось прибегать к своим псионическим способностям, чтобы чувствовать страх собравшихся и понимать, с каким огромным удовольствием все эти находящиеся в зале правители младших рангов сожрали бы его, соверши он ошибку или продемонстрируй слабость и неуверенность. Все эти маги боялись и уважали только силу. И потому ни один мускул не дрогнул на величественном и гордом лице соправителя Тумора-Анху Ла-Фина, пока он шёл по залу.

Привычный посох верховного мага пришлось оставить при входе во дворец — охрана предельно корректно и вежливо, но всё же непреклонно попросила старого чародея заменить магическое оружие на эту бесполезную и безопасную бутафорию, на которую Тумор-Анху Ла-Фин опирался сейчас при ходьбе. Это раздражало старого мага и давало лишний повод задуматься над шаткостью его нынешних позиций, ведь уже лет сорок как ему разрешали оставлять волшебный инструмент при себе, и во время длительных заседаний магическая поддержка от посоха была очень даже кстати для его старых костей.

В любой другой день Тумор-Анху Ла-Фин пошёл бы на обострение и закатил бы грандиозный скандал, потребовав должного уважения к своим сединам и титулу соправителя — одному из трёх властителей всего человечества. От тех наглецов, что дерзнули остановить его при входе во дворец, остались бы лишь лужи протоплазмы или обугленные тела. Но сегодня день был исключительно неподходящим для любых связанных с его личностью скандалов — ведь на этом заседании совета правителей, фактически, решался вопрос о его компетенции и соответствии роли мудрого и уважаемого правителя фракции в игре, искажающей реальность. А дела в игре, как назло, в последние дни складывались не слишком удачно…

Игра, искажающая реальность, с самых первых дней захватила умы правящей аристократии своими поистине безграничными возможностями. Новые знания, рост магической силы в игре и соответствующий рост в реальном мире, абсолютное здоровье и при соблюдении определённых условий фактически бессмертие — всё это делало участие в игре настолько желанным, что поначалу даже имели место дуэли со смертельным исходом за право поскорее стать участниками игры. И потому не было ничего удивительного в том, что все три соправителя человечества пожелали взять процесс под свой контроль и сами приняли участие в игре, возглавив три разные фракции.

С тех пор этому виртуальному проекту, уже принесшему немало потрясающих открытий и продвинувшему науку на столетия вперёд, правящий совет отводил первостепенную роль. По первому слову лидеров фракций в игру вводились ценные ресурсы для обмена с инопланетными расами на технологии, целые институты аналитиков и магов-прорицателей определяли наиболее выгодные линии поведения с соседями и оптимальные стратегии развития, а людей нужных профессий, не взирая на их ранги и прочие обстоятельства, сдёргивали с насиженных мест и перебрасывали в виртуальный мир. Ради успеха в игре на задний план были отодвинуты все проблемы реального мира — голод в Третьей директории, восстание против магов в Шестой и даже признание частью совета самозваного монарха Второй директории — удачливого и популярного в войсках полководца, но первого «не мага» среди правителей за последние восемьсот лет.

Выступление Тумора-Анху Ла-Фина было третьим по счёту. Два других соправителя уже успешно отчитались и с блеском доказали своё право вести за собой людей не только в реальном мире, но и в игре, искажающей реальность. И вот правящий совет собирался заслушать отчёт лэнга Тумора-Анху Ла-Фина о состоянии дел на вверенной ему территории. Вопросов к нему накопилось немало, и старый маг шёл к трибуне, словно на эшафот.

Лишь уже подойдя к трибуне, Тумор-Анху Ла-Фин позволил себе слегка повернуть голову и бросить взгляд на почётные места двух других соправителей. На тоге соправителя Анри-Хуви Ла-Шина красовалась яркая красная лента, означавшая, что вести сейчас заседание будет именно он. Добрый знак! В отличие от соправителя Онури-Унта Ла-Варреза у этого спикера не имелось личной неприязни к докладчику, и он не стал бы преднамеренно «топить» его каверзными вопросами и ехидными замечаниями. Анри-Хуви Ла-Шин был почти что другом, насколько вообще возможна дружба среди высшей аристократии человечества. Да, за свою лояльность Анри-Хуви Ла-Шин наверняка потребует в будущем каких-то политических уступок: возможно включения своего сына в состав правящего совета или концессию на управление сетью новых строящихся термоядерных электростанций для своей младшей супруги, но эти вопросы были вполне решаемы.

Итак, за спиной докладчика загорелся огромный экран, и зал притих, ловя каждое слово выступающего. Тумор-Анху Ла-Фин уверенно сыпал цифрами и параметрами, даже не оглядываясь на картинки за спиной и демонстрируя собравшимся отличную память и острый ум. Уверенное развитие колонии. Пять хорошо развитых гексагонов, ещё два соседних подготовлены к колонизации. Столичный гексагон достиг четвёртого уровня развития. Число членов фракции превысило отметку в три тысячи семьсот человек. Развитая промышленность. Полное обеспечение фракции всем необходимым от продуктов питания до высокотехнологичного оружия. Налажена торговля с сюзеренами. Строится высокоскоростная дорога к космопорту гэкхо. Соседи… эту тему лэнг фракции отметил как наиболее важную и посвятил ей львиную часть своего доклада. Опытный политик, он прекрасно понимал, что лучше самому расписать проблемную тему и заранее расставить нужные акценты, чем позволить это сделать кому-либо из недоброжелателей, но уже в невыгодном свете.

По словам уважаемого мага, выходило, что соседи попались неспокойные. Но если с гарпиями и прочими мифическими тварями особых проблем не возникало, так как все они были примитивными НПС и к тому же безнадёжно отставшими в технологиях, то вот с живыми людьми вышло сложнее. Встреченная в игре фракция H3 оказалась весьма воинственной, с количеством игроков порядка полутора тысяч, причём большинство членов вражеской фракции составляли профессиональные военные с огромным опытом боевых действий в своём реальном мире. Прямые боестолкновения с соседями, несмотря на превосходство в численности и технологиях, не принесли должного результата и каждый раз заканчивались возвращением противоборствующих сторон к исходным позициям. А изучение фракцией Н3 трофейного оружия и оборудования, как и использование в бою захваченных образцов, грозило нивелировать изначально имевшееся технологическое лидерство.

Поэтому стратегию было решено сменить, отказавшись от попыток покончить с опасным соседом единым наскоком. Все расчёты показывают, что фракция Н3 развивается медленнее, к тому же у неё нет магов в принципе, а соответственно отсутствует и служба контроля за внушением. Именно поэтому выбран курс на непрямое воздействие на противника путём активной пропаганды и магического внушения, и этот путь уже даёт свои плоды. Один из высших руководителей фракции Н3 был успешно завербован и долгое время активно сотрудничал, передавая ценную информацию прямо из штаба врага, а вчера был успешно эвакуирован через границу и вывезен в столичный гексагон.

— И это соправитель Тумор-Анху Ла-Фин называет «успехом»? — как старый маг и опасался, на этом моменте доклада соправитель Онури-Унта Ла-Варрез вклинился со своим замечанием. — Самый ценный агент сбежал и перестал представлять для нас хоть какую-либо ценность. В чём тут успех??? Это полный провал! Также трудно мне одобрить и неумение моего коллеги справиться с отсталым противником силовым методом, учитывая преимущество в технологиях и трёхкратное в численности!!!

Тумору-Анху Ла-Фину потребовалась вся его выдержка, чтобы не вспылить и сохранить спокойное выражение лица. И не оспорить «трёхкратное преимущество», хотя в своём докладе он называл несколько другие цифры — три тысячи семьсот союзников против полутора тысяч врагов, что никак не тянуло на трёхкратное преимущество. Его оппонент явно неспроста назвал «трёхкратное», рассчитывая на прилюдное обсуждение данного вопроса. Он явно знал про вчерашнюю бомбардировку противником зернового гексагона и потерю им сразу двух уровней развития, что привело к снижению максимальной численности вверенной Тумору-Анху Ла-Фину фракции сразу на семьсот человек. Добавить эти семьсот недостающих, и получишь как раз трёхкратное преимущество, и Онури-Унта Ла-Варрез явно хотел поговорить об этом досадном промахе своего оппонента.

Собравшись с мыслями и эмоциями, ровным не выражающим эмоций тоном старый маг начал отвечать:

— Не стоит недооценивать нашего противника. При всей дремучести в магических дисциплинах, у фракции Н3 исправно работает служба контрразведки, и нескольких завербованных нами шпионов они раскрыли. А уж настолько ценный агент, имеющий доступ к совершенно секретным планам, выявляется элементарно после нескольких переданных им сообщений. Как только данный агент попал под подозрение, мы вытащили его к себе. Он будет обеспечен всем необходимым и не раз ещё пригодится нам в качестве примера, что мы ценных нам агентов не бросаем. Кроме того, после удачных экспериментов по перемещению игроков между разными нашими фракциями с соответствующей сменой точки выхода из вирткапсулы, настала пора проверки и возможности перемещения тела из ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→