Торн

Алекса Ким

Торн

Серия «Древо Жизни — Совершенный Боец» #1

Примечание группы: «Торн» (Torn) — неистовый/раздирающий в клочья, «ИНБРИД» (INBREED) — разведение, скрещивание.

Дизайн обложки: Milena Lots

Объем: в книге 9 глав и эпилог

Возрастное ограничение: 18+

Перевод: Milena Lots (аннотация, глава 1), Айгин Ли (аннотация), Вина Лис (Глава 1) и Golda Web (со 2-й главы)

Сверка: Milena Lots (глава 1), Golda Web и PerlenDame

Редакция: Milena Lots (глава 1), Алина Интересова, PerlenDame и Айгин Ли

Вычитка: PerlenDame и Айгин Ли

Обсудить книгу можно здесь: https://vk.com/topic-113362935_35626647

(Переведено специально для группы: https://vk.com/new_species)

Текст переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использования кроме ознакомительного чтения запрещено. Публикация на других ресурсах осуществляется строго с согласия Администрации группы. Выдавать тексты переводов или их фрагменты за сделанные вами запрещено. Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.

Глава 1

ЛАРОНА

Хоть краешком глаза мне хочется посмотреть в иллюминатор шаттла, в котором кроме меня находится еще порядка двадцати женщин. Ни у кого из нас нет будущего. Каждой пришлось оставить прежнюю жизнь: друзей, родственников, детей, мужа, работу — все. Для общества мы больше не существуем. ОП — Объединенные Правительства — приговорили нас к пожизненным каторжным работам на Марсе. И некоторые из женщин, вполне вероятно, заслужили это наказание. Я же невиновна, но мне никто не верит. Трэйк — тот, кого я любила и кому безоговорочно доверяла — спасая собственную шкуру, подставил меня. Догадывалась ли я, что он был наркоторговцем? Возможно… Но я носила эти чертовы розовые очки, желая видеть в любимом только хорошее.

Трэйк перечеркнул всю мою жизнь, подкинув три пакета с белоснежным порошком. С момента отмены смертной казни, существовало лишь два вида преступлений, за которые ОП наказывали пожизненными каторжными работами на Марсе — убийство и наркоторговля.

Я оказалась наивной овечкой. У Трэйка были лучшие юристы, а тут еще и прекрасная возможность подвернулась — свалить всю вину на меня… И вот я здесь. Я не могу стереть из памяти лицо Трэйка, как он отворачивается и покидает зал суда. Как будто мы никогда и не были вместе. Словно никогда и не существовало всех тех ночей, поцелуев, данных им обещаний. Неужели все было ложью? Как можно было настолько сильно ошибаться в человеке? Испытывал ли Трэйк хоть какие-то чувства или всего лишь искусно прикидывался? И с какой бы стороны я ни смотрела на все это, всегда приходила к одному выводу: я глупая, молодая и наивная. И я уже никогда не смогу получить ответы на эти свои вопросы.

Моя жизнь кончена… в нежном возрасте двадцати трех лет! Исправительные колонии на Марсе хуже любой смертной казни. По крайней мере, я слышала об этом, но так ли это на самом деле, не знала. За пятьдесят лет существования колоний еще никто и никогда не возвращался оттуда. ОП жаждут заполучить природные ресурсы из недр марсианских шахт, используя для этих целей взрывчатку. Поскольку ресурсы на Земле практически исчерпаны, теперь ОП сосредоточились на том, чтобы выжать необходимое из других планет. И это кропотливый труд, что медленно убивает. Пыль, которая забивает легкие, тяжелые металлы. Никто не может прожить в шахтах дольше десяти лет.

Я пытаюсь наклониться вперед, чтобы рассмотреть сидящую рядом со мной женщину, но металлические манжеты, крепящие руки к подлокотникам, не оставляют мне места для маневра.

— Эй ты, — обращаюсь я к ней. — Марс уже видно?

Она поворачивается и окидывает меня недружелюбным взглядом. Я сразу жалею, что решилась заговорить с ней. Одно то, что я невиновна, не означает, что и все остальные здесь такие же. Эта рыжая с пронзительными зелеными глазами уж точно не выглядит невинной. В тот момент я практически возношу хвалу металлическим манжетам, которыми мы прикованы к креслам. Иначе рыжая, вероятнее всего, свернула бы мне шею.

— Думаешь меня, черт подери, интересует такое дерьмо, дорогуша? Где, по-твоему, ты находишься? На межгалактическом круизном лайнере, что ли? А теперь заткнись!

— Ладно, извини, — бормочу я и быстро отворачиваюсь.

Подруга по несчастью, сидящая с другой стороны от меня, посылает мне сочувственную улыбку. Она на два или три года старше меня и кажется гораздо более уравновешенной. У нее черные волосы до плеч, и она выглядит как женщина, которая уверена в себе и знает, чего хочет. Интересно, что она совершила, раз оказалась здесь.

— Я сунула свой нос куда не следовало, — отвечает она на мой вопросительный взгляд. — Я Сира, бывший журналист.

— Ларона, — смутившись, тихо отвечаю я.

— Тут что, клуб по интересам? — рычит рыжая, глядя сначала на Сиру, затем на меня.

Проигнорировав ее, Сира продолжает:

— Ты не похожа на одну из тех, кого сюда отправляют.

Я знаю, что она имеет в виду. С моим миниатюрным телосложением, светлыми волосами и большими голубыми глазами я, определенно, лакомый кусочек для таких женщин, как рыжая. Я все время пытаюсь не думать о том, что Марс кишит такими заключенными, как она, которые превратят мою, и без того несчастную, жизнь в ад. А что касается надзирателей, то молоденькая блондинка с голубыми глазами — крайне неудачное сочетание в моей ситуации.

— Я… невиновна… — тихо отвечаю я, хотя знаю, что это уже не имеет никакого значения.

— Ага, конечно, а я тогда девственница! — усмехается рыжая.

Сира открывает рот, словно хочет что-то сказать. Я вижу, она жалеет меня, хотя сомневаюсь, что ей самой повезло больше.

Внезапно через динамики из кабины летчиков раздается женский голос: «Внимание, заключенные! Мы идем на посадку. Когда шаттл приземлится, сохраняйте спокойствие и никаких разговоров! Напоминаю, что ваши гражданские права, наряду с вашим статусом, были аннулированы из-за проступка, который вы совершили против общества. Теперь вы являетесь собственностью ОП. Любое сопротивление будет наказано!»

Потрескивание в динамиках дает понять, что речь окончена. Я сглатываю. Ну, вот и все.

— Черт. Это не Марс.

Мы с Сирой оборачиваемся практически одновременно. Рыжая, наконец, соблаговолила взглянуть в иллюминатор шаттла.

— Что… что ты имеешь в виду? — спрашивает Сира, заметно нервничая.

— То, что это не чертов гребаный Марс!

— Но… Я не понимаю, — тихо говорю я.

Сира молчит. У меня складывается впечатление, что она знает нечто такое, чего не знает больше никто из нас.

— Сира? — с тревогой спрашиваю я.

Она качает головой:

— Мне очень жаль, малышка.

Что это значит? Что, черт возьми, она имеет в виду, сожалея?! От страха по моим рукам ползут мурашки. Я чувствую, что что-то не так. Другие женщины пока ничего не заметили. Даже эта рыжая не выглядит обеспокоенной. Марс или любая другая планета, мы все равно в заднице, как бы говорит язык ее тела.

Мы входим в атмосферу планеты и нас сильно трясет. Наконец-то, я могу разглядеть хоть что-то. Это определенно не Марс! Поверхность планеты выглядит иначе — не искусственная атмосфера, а вода и деревья… зеленый и синий… Отсюда, из космоса, планета немного напоминает Землю со старых снимков, сделанных на рубеже второго тысячелетия, до того, как ОП начали сверлить в планете дыры, словно в сыре, чтобы достать из недр последние ресурсы.

Я стараюсь подавить чувство паники, нарастающее внутри. Мой мочевой пузырь вот-вот лопнет. Мне бы сейчас вскочить и побежать в туалет, но из-за манжет, обернутых вокруг моих запястий, я не могу этого сделать. Отныне другим решать, где и когда я могу воспользоваться уборной. У меня даже такой маломальской свободы теперь нет.

Мы приземляемся, и прежде чем шаттл окончательно останавливается, нас еще раз хорошенько встряхивает от отдачи турбины.

Никто не говорит. Напряженная тишина и страх практически осязаемы.

Никто из нас не знает, чего ожидать.

Затем двери открываются, и все происходит настолько быстро, что я едва успеваю перевести дыхание.

В шаттл врывается группа солдат. Они одеты в брюки карго камуфляжной расцветки, узкие черные футболки… и противогазы. Почему они в противогазах? На бедрах у каждого закреплен тяжелый пояс с оружием: мачете, лазерные пушки, электрошоковые дубинки. Я рассматриваю солдат с открытым от удивления ртом. Ё-моё… Они такие огромные! Каждый из них ростом под два метра, и одни сплошные мускулы. Я почти испытываю облегчение, что не могу разглядеть их лиц за противогазами. Что это за парни? На Земле есть множество видов солдат, но никогда прежде я не видела таких монстров!

Женщины начинают кричать, только Сира рядом со мной словно окаменела. У рыжей, похоже, вновь просыпается стремление выжить. Она материт всех вокруг, пытаясь освободить руки из наручников, и вырывается так отчаянно, что сдирает кожу на запястьях, но у нее нет шансов.

— Не сопротивляться, — рявкает на нас один из солдат грубым голосом.

Но преуспевает лишь в том, что женщины паникуют еще сильнее. В один момент они все начинают орать, пытаясь выр ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→