Те Виту

Варвара Лунная

Те Виту

1

Выживших на корабле было двое. Каким чудом они еще дышали было непонятно, но то ли в этой части корабля вытяжка была хуже, и воздух остался, то ли это было просто чудо, но приборы показали, что эта странная парочка жива.

— Туш, это человек и… кто-то не гуманоидный, — доложил оставшемуся на корабле товарищу Ни-Ниш. — Что будем делать? Они еще живые.

— Шутишь? — Туш говорил растягивая шипящие звуки, голос у него был тихий, будто шелест песка. — Ненавижу гуманоидов.

— Ты всех ненавидишь, — отозвался в рации Муар, проверявший другую часть брошенного корабля. — Тащи их к нам на Призрак, Ни-Ниш, нельзя бросать живых. Таков закон.

— Ты давно вне закона, — прошипел Туш. — Тащи, — все же разрешил он.

— Мия, мне нужна твоя помощь, — почти тут же сказал Ни-Ниш, переключив канал рации. — Женщина ранена.

— Уже иду, — отозвался динамик. Мия говорила с сильным акцентом, общий язык этой части Вселенной был ей не родным. Она схватила то что смогла унести и поспешила к шлюзу. Потом лучше вернется заберет остальное, а сейчас раненые важнее.

— Ой, человек, — войдя в мед. часть, Мия почему-то обрадовалась, хотя положение человека было плачевным.

— Сомневаюсь, — Ни-Ниш остался в мед. отсеке. — Не видел людей с синими волосами.

— Волосы можно покрасить, — Мия стянула с себя скафандр и взялась на диагностику.

— Ее зверек тоже жив, — заметил Ни-Ниш, укладывая маленькое пушистое и довольно нелепое существо рядом с хозяйкой.

— Ой, я недавно его в справочнике видела, — не отрываясь от дела, сказала Мия. — Санти, вроде называется.

— Точно, — теперь и Ни-Ниш вспомнил что слыхал о такой расе. — Сантиниэль. Ну что ж, значит мы спасли два разумных существа.

— Со спасли я бы не торопилась, — Мия покачала головой, рана женщины была очень серьезной, к тому же теперь девушка тоже сомневалась что перед ней человек. Строение было очень уж странным. Нет, внешне это был человек, но вот внутри.

— Сможешь ей помочь? — спросил Ни-Ниш.

— Не знаю. Посмотри пока про санти, — попросила Мия. — Условия обитания вроде схожи со стандартными для людей, но вдруг ему, как тебе, нужны особые условия.

— Что у вас там? — ожил ком.

— Пока ничего. Сантиниэль и некто гуманоидный, — ответил Ни-Ниш. — Мия работает.

— Вот и пусть работает, а ты не мешай. Вернись на брошенный корабль и посмотри чем там можно разжиться.

— Закончу тут и вернусь, — Ни-Ниш отключился, на дав Тушу возмутиться.

— Чего у вас там? — ком ожил снова, но на этот раз это был Муар. — Выживут найденыши?

— Не знаю еще, — Мия очень волновалась. Она была человеческим врачом и то что она пару раз смогла оказать небольшую помощь ксеносам, не значило что ей так же повезет и сейчас. — Все, не мешайте мне, — велела она. — Муар, проверь мед. отсек. Тащи все что найдёшь.

— Понял, сделаю, — Муар отключился.

Мия работала с раненой, Ни-Ниш изучал все что нашел на сантиниэлей. Оказалось, что никаких особых условий для малышей санти было не нужно и Ни-ниш просто уложил найденыша в реабилитационную камеру. Он просветил его, но понять все ли в порядке не смог. Вроде кости целы, кровотечения не наблюдается. Остаётся только надеяться на везучесть малыша. Ни-Ниш включил камеру и тихо, чтобы не мешать Мие, вышел.

На покинутом корабле работа кипела. Что-то полезное уже нашел среди двигателей Дзар, складывал ящики на гравплатформу Муар. Ни-Ниш сразу же отправился в оружейную. Там было чем поживиться. И хотя их кораблик был оснащен идеально, Ни-ниш все же принялся демонтировать плазменную пушку и перетаскивать на свой корабль ящики с зарядами. Это все можно будет продать.

— Возвращайтесь все, живо, — возглас Туша заставил всех вздрогнуть, все были заняты и сосредоточены. — Быстрее, в зоне видимости появились корабли.

Ни-Ниш оставил пушку, которую раскручивал и бросил последние коробки со снарядами в небольшой двуместный катер. Этот корабль был достаточно большим, чтобы на подобных катерах можно было передвигаться внутри. Катер, конечно портил внутреннюю обшивку, ну да и плевать. Они же его грабят.

— Быстрее, — рявкнул ком.

Ни-Ниш был не последним, за ним в шлюз запихал аж две гравитележки Муар, а после попытался втащить что-то очень большое Дзар. Принесенное Дзаром уже не лезло, надо было что-то выкинуть.

— Я отстыковываюсь, — Туш уже почти визжал, а если учитывать, что его раса в принципе визжать не умела, то это значило что дела совсем плохи.

Ни-Ниш выругался, и выгнал катер со своего корабля. Пару ящиков со снарядами он еще сумел запихать, но едва сам не остался на чужом корабле, потому что Туш не шутил.

— Ненавижу гуманоидов, — шипел Туш. — Ненавижу не гуманоидов. Всех вас ненавижу. Угораздило же связаться с кучей жадных, тупых отбросов.

— На себя посмотри, — Муар бесцеремонно выпихал рептилоида из-за штурвала. — Держитесь, — по громкой связи сообщил он и крутанул штурвал.

— Муар нет, — раздалось сдавленное из мед. отсека, но баст уже не слушал, ему было не до Мии и раненых. Сейчас надо было драпать, потому что к оставленному кораблю спешила галаполиция.

— Ненавижу гуманоидов, а бастов особенно, — прошипел Туш, из-за резкого маневра его отбросило в другой конец рубки. Сидя в кресле он отстегнул робо-ноги и теперь две эти ноги стояли около кресла, а сам рептилоид, валялся в дальнем углу рубки. — Ненавижу, — повторил он и, извиваясь, всем телом на коротких ножках пошел обратно к пульту управления. — Ты что творишь? — очередной рывок, отправил Туша к другой стене. — Ты издеваешшшься, — особенно сильно шипеть Туш начинал только при очень сильном эмоциональном потрясении.

— Ни, по нам стреляют, — на Туша Муар даже не взглянул, не до него сейчас было.

— Уворачивайся, — отозвался Ни-Ниш. Обычно на сокращенное имя он не отзывался, но сейчас было ясно что Муару не до этикета стаби. Дзар как мог сдвинул в сторону натащенное в трюм, расчищая Ни-Нишу дорогу и тот, по коробкам, ящикам поспешил в орудиям. Корабль тряхануло еще несколько раз, но больше никто не ругался. Дзар вообще был молчалив, Мия только раз вскрикнула, а потом, видимо, приняла меры предосторожности, Туш сумел наконец забраться в кресло и пристегнулся. Ни-Нишу пришлось тяжелее всех, он пристегнуться не мог, но тоже не жаловался. Он сумел сделать два выстрела и это заставило полицию чуть притормозить, а Муару дало время для прыжка. Вспышка и корабль пиратов исчез со всех радаров.

— Обожаю этот кораблик, — Муар откинулся в кресле. — Готов признать, что Империя иногда умеет делать что-то путное.

— Ненавижу Империю, — пошипел Туш.

— Мия, ты как? — поинтересовался по рации Ни-Ниш.

— Я цела, а раненые…сантиниэль ушибся, но вроде цел, а девушка…. Черт, — Мия отключилась, снова занявшись своей пациенткой.

— Куда собрался? А кораблем кто управлять будет? — цыкнул на Муара Туш. — Сам схожу.

— Без ног? Ты же знаешь Мия тебя такого пугается.

— Плевать, — если Туш и подумывал о том чтобы пристегнуть робо-ноги, то теперь не стал делать этого из вредности. Боится она. И что? Он не обязан подстраиваться под эту чертову гуманоидную самку из расы людей. Не смотря ни на что. Плевать он хотел на ее страхи. Она до конца своих дней им за спасение обязана. Он позволил взять ее на борт, так что пусть терпит.

У входа в мед. отсек Туш столкнулся с Ни-Нишем. Стаби успел снять скафандр и теперь возвышался над стелющимся по полу рептилоидом почти на два метра. Вот теперь Туш пожалел что не пошел на робо-ногах. Он ненавидел быть меньше всех. Он даже с ногами был ниже Ни-Ниша, но чтобы так….

— Помощь нужна? — спросил Ни-Ниш у Мии.

— Нет, — Мия была сосредоточена. — Она потеряла много крови. И это точно не человек.

— Я тебе сразу это сказал, — стаби расправил крылья, от долгого нахождения в неприспособленном для расы стаби скафандре они затекли и теперь было больно. А крылья у Ни-Ниша были большие, кожистые, матово черные. — Давай подержу, — он забрал зажим, освобождая Мие руку, та хоть и пыталась запаять порванный сосуд одной рукой, но пока неудачно. С чужой помощью дело пошло лучше. Туш же, в гуманоидной анатомии не понимал вообще ничего, а потому решил заняться вторым спасенным — малышом сантиниэлем.

Когда-то давно, еще до общего мирного договора, в эпоху начала освоения космоса рептилоиды и санти были непримиримыми врагами. И еще бы они не были, древние рептилоиды очень любили охотиться на маленьких пушистых сантиниэлей. Две обжитые санти планеты стали местом экстремального отдыха и охоты для расы рептилоидов. И рептилоидам плевать было на то что санти высокоразумны. Они пушистые и вкусные. И хотя вот уже больше тысячи лет рептилоиды не жрали другие расы, при виде санти в реанимационной камере, Туш ощутил какой-то первобытный голод. Это, наверное, так здорово всадить в эту серую тушку зубы, выпустить яд и почувствовать как затихает трепыхание, а потом протолкнуть еще живую жертву в горло, а оттуда в пищевод…. Туш моргнул и мотнул головой, разгоняя наваждение. Он глянул на реаниматор и не сразу нашел санти. Тот забился в самый дальний угол слишком большой для него камеры. Вероятно в генетической памяти сантиниэля тоже еще не стерся древний страх.

— Эй, — Туш забрался по ножке камеры и постучал в стекло. — Всеобщий знаешь?

Санти не очень уверенно, но кивнул, а потом и вовсе набрался смелости и вернулся к той стенке камеры, через которую был виден операционный стол.

— Кто твоя подружка? — спросил Туш.

— Ее раса тебе ничего не скажет, — голос у санти был на удивление низкий и глубокий, такого голоса никак не ожидаешь от существа подобного р ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→