Слезы наяды

Наяда. Слезы наяды

Глава первая. Два хвоста

— Почему море — соленое?

— Это от слез, что роняют наяды.

— О чем они плачут?

— Они плачут о своей несчастной судьбе…

Поверхность Средиземного моря всегда изменчива. Она почти все время синяя, темная, волнистая, и, вглядываясь в эту непрозрачную, манящую глубину, невольно задумываешься: а что скрывается там, под белым кружевом водных гребешков, на самом-самом дне?

А там притаился таинственный мир, скрытый от глаз человека — ведь его обитатели избегают контакта с людьми. В глубине моря живут рыбы и акулы, киты и дельфины, осьминоги и скаты, крабы и раковины. А еще там живут русалки. Они похожи на людей, только вместо ног у них — рыбий хвост. Они также строят города, создают семьи, радуются и грустят, в их обществе есть законы и иерархия, которая немного отличается от человеческой. Но мир людей притягивает их, словно магнитом, они стремятся к большим кораблям и к маленьким лодкам, к причалам и к городам, выросшим на берегу.

Иногда среди них встречаются наяды. Те же русалки, молодые девушки. Их отличает от прочих на первый взгляд только одно — у наяды два хвоста. Да, хвост раздваивается, словно ноги, увенчанные плавником. Но это только на первый взгляд. На самом деле они живут совсем другой жизнью. Наяда рождается, если женщина из племени русалок не смогла устоять перед страстью, которую внушил ей человек, мужчина, рожденный на берегу. Общение с людьми, дружба и любовь находятся здесь под строжайшим запретом, потому что русалки знают, как много горя могут принести люди. И все равно стремятся к ним, а так как обычно они хороши собой, то им легко удается увлечь понравившегося юношу. Обычно земные мужчины и не подозревают, что девушка, которая привлекла внимание, — русалка. Эти мужчины находятся почти в бессознательном состоянии в течение короткого свидания, никогда не переходящего в прочную связь. А потом рождается наяда.

В подводной стране законы к таким женщинам строги. Если найдется кто-то из своих, кто несмотря ни на что согласится взять оступившуюся русалку в жены, она и ее ребенок остаются с племенем. Более того, если наяда вступает в брак с представителем своего народа, у них в дальнейшем рождаются обычные дети — русалки с одним-единственным хвостом.

Но если такого не найдется… тогда горе несчастной! Русалка и ее ребенок должны быть преданы смерти. Их закрывают в гроте, куда приходят большие спруты, и наутро от нарушивших закон не остается даже следа.

Каждая девушка из племени русалок знает: чтобы тебя не постигла печальная судьба, надо оставаться верной своему племени, не смотреть в сторону берега, держаться подальше от больших кораблей и не обращать никакого внимания на земных мужчин, даже на самых красивых из них. Таков закон, и его нельзя нарушать.

***

Каре повезло и не повезло одновременно. Не повезло, потому что она родилась наядой. У нее было два хвоста: ее мать влюбилась в молоденького моряка из прибрежного города. Хуже того, она умудрилась родить не одну, а сразу двух дочерей, с перерывом в два года. Кара была старшей. Луни, ее младшая сестра тоже родилась наядой и, за исключением наличия второго хвоста, внешностью напоминала мать.

А повезло, потому что ее дед, тритон Тирс, все еще оставался королем русалочьего племени. И потому желающий взять в жены его дочь, пусть и с крошкой-наядой, нашелся достаточно легко. Избежав страшной смерти в младенчестве, Кара справедливо полагала, что теперь ей бояться нечего. Она была спокойной, разумной и красивой. И к тому же принадлежала к высшему обществу. И пусть они смотрят свысока! Уже сейчас у нее много поклонников, а потому, рано или поздно, она выйдет замуж и исправит ошибку матери: ее дети родятся нормальными русалками и тритонами, и у них совершенно точно будет один хвост! И хотя Кара старалась делать вид, что все в порядке — уязвленная гордость мешала чувствовать себя счастливой, ей бы очень хотелось быть обычной, такой же, как другие русалки — полноправной жительницей подводной страны. Но, что случилось — уже не изменишь, остается лишь принять свою судьбу и постараться сносить все ее удары с высоко поднятой головой.

Единственное, что беспокоило Кару — это младшая сестра: Луни была ей полной противоположностью, и внешне, и в своем поведении. Безрассудная, бесстрашная, Луни подчинялась лишь эмоциям. И она похожа на мать — те же румяные щечки, длинные светлые волосы и большие глаза цвета моря…

Кара была совсем другой, говорят, она унаследовала внешность того самого моряка, в ней не было ничего русалочьего, кроме, если только темно-зеленых глаз, больших, немного кошачьих, сказали бы люди. В остальном с темными волосами и бледной кожей — она напоминала земных девушек, что иногда приходили на берег. Кара старалась даже не смотреть в их сторону. Но вот Луни! Того и гляди, она пойдет на поводу у собственного любопытства и захочет выйти на землю! И что тогда? Страшно даже подумать! Конечно, возможно, найдется поклонник и у ее ветреной сестры, который захочет спасти молоденькую наяду от ужасной гибели, но все равно Кара не хотела, чтобы их семья дважды проходила по этому пути, покрытому позором и страданиями.

В тот вечер, когда началась эта история, Кара уже расчесала волосы и собралась ложиться спать, как вдруг вспомнила, что хотела поговорить с сестрой о предстоящих праздниках. Намечался день рождения деда, а это означало серьезную подготовку для всего русалочьего племени! Кара прислушалась, но не услышала ни звонкого смеха сестры, ни разговоров, обычно доносившихся из ее подводных покоев. И тут она вспомнила, что уже полдня не видела Луни. Нехорошее предчувствие сжало сердце наяды, хотя в море им ничто не угрожало, если только рыболовные сети больших кораблей. Но вряд ли Луни настолько глупа, чтобы попасть в одну из них! Наяда покинула комнату и отправилась по лабиринтам гротов, представлявшим собой помещения подводного дворца, разыскивать сестру.

Она проплыла мимо подводных колонн, мимо скамей, сделанных в виде гигантских раковин, мимо колышущегося сада из зеленых водорослей, поклонилась проплывающим русалкам, отвечая на их приветствия, и не останавливалась, пока не встретила молоденького пажа-тритона, прислуживающего их семье.

— Ты не видел Луни? — поинтересовалась Кара, и в ее голосе прозвучало беспокойство.

— Во дворце принцессы нет, — с готовностью сообщил молоденький паж. Кара знала, что он неровно дышал к ее сестре, и потому не зря задала этот вопрос именно ему.

— Ты не знаешь, куда она пропала?

Он покачал головой.

— Она ушла до заката с госпожой Лоролеей и госпожой Элодеей, — ответил он. — Они смеялись, казались веселыми и взволнованными, как если бы шли на праздник или свидание!

Кара нахмурилась и ее темные тонкие брови сошлись на переносице, так умела среди всех русалок лишь только она одна. Если бы у Луни было свидание, несомненно, она бы узнала об этом первой! Они всегда делились сокровенным! Да и сестра еще слишком молода, никто не успел зацепить ее сердца. Что до праздников — вроде бы раньше дня рождения деда ничего не намечалось. Но компания двоюродных сестер — Элодеи и Лоролеи, не предвещала ничего хорошего!

Лоролея тоже была наядой, дочерью двоюродной сестры отца Кары. А вот Элодея родилась русалкой уже в законном браке, ее отец взял мать в жены с новорожденной наядой Лоролеей. Несмотря на это, сводные сестры были очень близки, более того — чрезвычайно похожи во всем. Обе взбалмошные, отчаянные, с огненно-рыжими волосами и совершенно без царя в голове. Кару не радовало то, что они неожиданно сдружились с Луни. Будь ее воля, она бы положила этой дружбе конец, но девушки были их троюродными сестрами, а с родственниками лучше не ссориться. Так куда же они могли направиться?

Кара кивнула молоденькому пажу, поблагодарив его, и задумчиво направилась дальше. У дальних колонн она остановилась, не зная, стоит ли ждать сестру, или же, напротив, отправиться спать. Тихий всплеск вывел ее из раздумий, и она оглянулась.

Молоденькая русалка, служанка, убиравшая дворец, выгонявшая случайно заплывших рыбок и заползших моллюсков смотрела на нее из-за колонны призывно, словно хотела, чтобы Кара приблизилась. Она шевельнула обоими хвостами и подплыла к ней.

— Я слышала, вы ищете сестру, госпожа принцесса, — шепотом сказала худенькая русалка, и Кара согласно кивнула. — Я знаю, где она!

Наяда нетерпеливо ударила хвостом.

— Они с сестрами уплыли на занятия, — торопливо заговорила русалка.

— Какие еще занятия, что за глупости?

— Занятия по объявлению… это тайна, секретная школа для наяд…

— Что еще за школа для наяд? — Кара снова нахмурилась. — Луни никогда мне не говорила.

— Вот, посмотрите, — русалка протянула ей послание.

«Школа обучению ходьбе. Мы научим вас носить одежду, танцевать и поможем сойти за обычную девушку на большой земле! Приплывайте к нам! Только для наяд!»

Кара почувствовала, что похолодела, и у нее сжалось сердце: неужели, Луни могла заинтересоваться чем-то подобным! Она так пыталась оградить сестру от любого пагубного влияния!

— Кто же мог придумать такое! Кем же нужно быть! Этот человек посылает наяд на верную гибель! — взволнованно прошептала Кара. Она метнулась назад, в свою комнату, накинула на плечи палантин из водорослей, русалка следовала за ней.

— Плывем со мной, — попросила она, сжав холодные (у наяд они гораздо теплее, ведь в них течет и человеческая кровь) руки русалки. — Надо немедленно прекратить подобное безобразие!

— Конечно, принцесса-наяда, — и русалка поспешила за Карой. Наяды плавали куда быстрее, второй хвост давал хоть какие-то преимущества!

Они стремительно плыли, преодолевая толщи в ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→