Приключенец

Леонид Кудрявцев

Приключенец

— А если события становятся банальными, неинтересными?

— Тогда наступает время поработать мне.

— А как вы определяете…

Договорить журналистка не успела. Чем-то смахивающий на медвежонка церемониймейстер зычным голосом объявил:

— Сказочный приключенец — к его величеству!

Грянули трубы. Стражники взяли на караул. Журналистка рванула из сумочки фотоаппарат.

А приключенец уже шел к двери. Он чувствовал, как в груди у него словно бы концентрируется неприятный холод.

Страх, решил он. Так и есть, именно страх.

Это было почти унизительно. Для человека, много раз совершавшего предосудительные поступки. И ничуть он при этом не боялся, даже в первый раз. А вот сейчас, чинно вышагивая к двери в тронный зал — оробел. С чего бы? С ним не было такого даже в самый первый раз.

Ему вспомнилось лицо Иванушки-дурачка номер 38. Видел он его мельком, со всех ног удирая прочь. Лицо человека, купившего за большие деньги заговоренную и чертовски дорогую стрелу, улетевшую в сторону от заветного болота. Для этого хватило лишь слегка толкнуть его руку, когда он спускал тетиву.

Имело ли значение тогда, что кричал ему обманутый в своих ожиданиях жених? Вопли погнавшихся за ним по его приказанию холопов? Собственное дыхание, рвущееся из груди?

Все заслонил момент выбора, наполненный адреналином, превративший его в человека, способного умышленно причинить зло ближнему. А вот страха в нем не было вовсе.

Правда, его поддерживала вера в то, что он работает на сюжет. Ибо ведущими учеными давно доказано, что мир, в котором наступает засилье стандартных сюжетов, авторам становится неинтересен и хиреет, перестаёт существовать.

Дверь распахнулась, но вместо тронного зала за ней оказался лишь длинный, ведущий к нему коридор. И опять охранники с протазанами, автоматами и танглюкаторами в руках. Поспешно уступающие дорогу лакеи, дама в кружевах и водолазном шлеме, стайка пажей в тигровых шкурах и на ходулях, крупный бобер в цилиндре, при монокле и с дымящейся сигарой в лапе. Сменяющие друг друга, словно соперничающие запахи ладана, сирени, свежего кофе и доносящаяся откуда-то сверху легкая, можно сказать, задумчивая музыка.

Он шел, осторожно ступая по роскошному ковру, как и положено по дворцовому этикету, вышитому крупными буквами алфавита, обильно засыпанному обрезками кинопленки.

Орден благословения великого бога-автора! Самая почетная награда в мире. Он видел ее несколько раз, но даже представить не мог, что когда-нибудь получит. Честно говоря, в это не верилось до сих пор.

Ему, человеку с таким количеством злодеяний на совести, за спиной у которого тридцать пять лет усердного служения злу. Не обязательно каждый раз, но чаще всего ему. А как иначе придать сюжету занимательность, сделать его острым и захватывающим, кроме как устроить главному герою большую пакость?

Какую? Ну вот, к примеру, он угнал из-под носа у Золушки-56 тыкву-карету, тем самым лишив ее возможности попасть на бал. К чему это привело? Месяц спустя мачеха и ее дочки погибли в неожиданно вспыхнувшем пожаре.

Осматривавшие сгоревший дом констебли объявили Золушку поджигательницей. Это не понравилось жителям деревни, в которой все происходило. Они восстали, и волнения охватили всю страну прекрасного принца-56. Тот столкнулся с Золушкой во время штурма своего замка. Схватка на шпагах закончилась тем, что принц получил шикарный шрам во всю щеку и влюбился как мальчишка. Явно не без взаимности, поскольку прекрасная предводительница восставших спасла его из горящего замка. И исчезла, потеряв ботфорт…

Если пользоваться простой арифметикой, то он, приключенец, в очередной раз спас мир, но не на его ли совести тысячи погибших в той войне? И никуда от этого не денешься. Так же, как и от завершения истории с тремя поросятами, которым на свою беду помог Синдбад-мореход. Так же, как и от зрелища Карлсона-42, уходящего зигзагами от цепочки разрывов зенитных пушек в хищных лучах прожекторов.

Сотни и сотни подобных историй хранились в его памяти. Чего только стоит год, когда его откомандировали в Карибское море, к пиратам, на инспекцию сюжетов разбоя. А была и эпопея, начавшаяся с так некстати полученного вампума вождя могикан.

Тридцать пять лет!

Приключенец невольно вздохнул. И тут же шагнул в сторону, чтобы обогнуть парочку, одетую весьма легко. Забыв обо всем, они стояли обнявшись, не в силах оторвать друг от друга глаз.

Вот у кого не жизнь, а малина, подумал он, так это у приключенцев любовных романов. Без лишней суеты знай себе устраивай препятствия на пути влюбленных. И никакой излишней жестокости. Спокойная, почтенная работа. Ни малейших угрызений совести, поскольку парочка неизбежно встретится и соединится. А тут… Да, сказки бывают очень добрыми, но частенько в них кровищи просто по колено, а уж головы отрубленные катятся, словно шары в боулинге.

Даже приключенцам от фантастики и то легче. У них жертв и трагедий хватает выше крыши, но там… как бы это сказать? И кровь и преступления какие-то не настоящие, что ли. Да и трудно переживать гибель легионов зеленокожих чудовищ, нежити, мутантов. А вот если умирают люди из сказок, совесть тотчас просыпается и делает стойку.

Может, ему стоило скрыть свой дар, когда он только еще проявился? Однако откуда он мог знать, чем это обернется? И легко было поддаться соблазну похвастать тем, что он видит особенное желтоватое свечение, проявляющееся вокруг людей или каких-то предметов. Тотчас нашлись специалисты, объяснившие ему смысл происходящего. А потом его научили, что все средства хороши, поскольку наказания не последует. Наоборот, ученые-счетчики сделают необходимые вычисления, их коллеги — профессиональные редукторы и реакторы — занесут их на глобальную карту и в генеральные таблицы, сообщат, насколько от твоих поступков усилилась популярность мира, в котором живешь, насколько увеличились шансы его дальнейшего существования.

— Мы за тебя! Мы верили, что ты удостоишься!

Приключенец хмыкнул.

Группа поддержки. Небольшая, но очень представительная. Карабас-Барабас, оскаливший острые белые зубы, Капитан Крюк, казалось, так и готовый ринуться на абордаж. Между ними стояла черепаха Тортила, на панцире которой вольготно расселся Петрушка. По бокам пристроились ослик Мафин и Муми-тролль. Все они расположились совсем рядом со входом в тронный зал, размахивая маленькими желтенькими флажками. Радовались за него.

К черту, решил приключенец, приветливо помахав в ответ и улыбнувшись. На этом все и закончится. Больше он их не увидит, поскольку получение такого ордена автоматически дает ему право выйти в отставку.

Чем плохо? Домик, садик, прудик. Спокойная, сельская жизнь. Чистый воздух и никаких сказочных зверушек, так и выискивающих, кому бы вцепиться в горло. На его место переведут одного из молодых честолюбивых стажеров, и уж тот…

Дверь тронного зала распахнулась, и из нее выскочил еще один распорядитель, длинный, худой, с вислыми усами.

— Вас ждут, вас ждут! — быстро проговорил он, цепко схватив приключенца под руку.

Не успел тот произнести и слова, как его чуть ли не волоком затащили в зал.

Вот он, машинально переставляя ноги, решил приключенец, тот самый, звездный момент. Как-никак, он будет первым в профессии, удостоенным подобной чести.

Герольд взревел:

— Награждение начинается! Склоните головы!

Подробности предстоящей церемонии, до того хорошо заученные, вдруг совершенно вылетели у приключенца из памяти. Чисто наугад он отвесил глубокий поклон. И тут же ощутив, как распорядитель слегка толкнул его в спину рукой, пошел к трону. Он даже осмелился поднять голову, взглянуть на короля. И вздрогнул.

Тому от рождения было уже шестнадцать лет, но выглядел он на двенадцать, не более. На голове у него сияла драгоценными камнями корона, на плечах серебрилась церемониальная мантия из шкур зверька, символа редкого по неудачности окончания романа. У подножия трона стояла большая стопка книжек с красивыми цветными обложками.

Правителю нравятся сказки, отстраненно подумал приключенец. Вот почему орден получу именно я. Отсюда и группа поддержки. Их опросили, суммировали мнения и дали возможность поздравить.

Король взглянул ему в глаза и благосклонно улыбнулся. Один из его гофро-маршалов передвинулся ближе к трону. На изящном подносе у него в руках лежала обшитая бархатом коробка. Несомненно, орден находится там.

А приключенец о нем уже не думал. Его интересовало сейчас одно. Одеваясь на эту встречу, он надел свой самый лучший костюм. Сшит тот был для торжественных случаев, но подчинившись неясному предчувствию, он приказал портному все-таки сделать и на этом костюме потайной карман, по примеру тех, которых на его рабочей одежде было десятка полтора. Так вот, карман этот был маленьким, но в нем, среди нескольких полезных на все случаи жизни предметов, лежал пакетик со складной чашечкой кофе. Его можно было выхватить одним движением. После этого следовало легкое нажатие двумя пальцами на уголок пакетика и мгновение спустя в руке оказывалась чашка кофе, уже разогретого и готового к применению. Как по заказу.

Временная амнезия прошла, и, подходя к трону, приключенец уже знал, что ему следует остановиться от него в трех шагах. После этого король встанет, возьмет орден и подойдет. И только когда он окажется на расстоянии вытянутой руки, придется активизировать чашечку кофе, а потом выплеснуть ее содержимое монарху в лицо.

Масштабы последующего скандала представить было нетрудно. До судебного разбирательства дойдет — точно. Тюрьмы ему, скорее всего, удастся избежать. Управление отмажет. А вот неудовольствия короля не миновать.

От осознания предстоящего ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→