Жестокие игры [сборник]
<p>Валерий Ильичев</p> <p>Жестокие игры (сборник)</p>

© Ильичев В., 2017

© ООО «Литео», 2017

* * *

Что проку обезьяне, если её Принимают за льва?

Древняя восточная мудрость
<p>Глава I. Переговоры</p>

Дождь усиливался. Темнело. Майор Смыслов начал проявлять нетерпение:

– Слушай, Котов. Может быть, твой источник напутал и наркодилеры назначили «стрелку» не здесь? Время вышло, а у трансформаторной будки никакого шевеления.

– Нет, мой человек неоднократно проверен. Сбоя быть не должно. Да, вот же их машина прибыла.

– А где покупатели?

– Где-то прячутся. Сейчас убедятся, что вокруг всё тихо и появятся.

И, действительно, из-за угла кирпичного дома вышли двое мужчин и направились к машине. Переговоры были краткими. Получив спортивную сумку, покупатели передали наркодилерам кейс с деньгами.

Смыслов вслух прокомментировал:

– Видно, давно знакомы. Совершают сделку, не проверяя качество товара и уплаченную сумму. Время встречи сокращают до минимума. Всё, пошли, а то упустим.

Услышав команду, сыщики со всех сторон атаковали преступников и положили всех четверых на землю лицами вниз. Оператор с видеокамерой зафиксировал содержимое сумки, наполненной пакетами с героином и сложенные аккуратно в кейс пачки денег. Затем приблизил камеру к изъятому у бандитов оружию.

Смыслов с разочарованием подумал:

«Стволы не боевые и на них, наверняка, имеется разрешение. Придётся ограничиться обвинением в незаконном обороте наркотиков. Но и этого немало».

Лежащий на земле худощавый сбытчик приподнял голову и, блестя металлическими зубами, потребовал:

– Слушайте, начальники, вы свою удачу уже за хвост поймали. Зачем дело затягивать? Надоело под дождём загорать. Везите нас к себе в отдел.

– Ничего, не растаешь как сахар в «чифире». Сейчас понятые протокол подпишут, и отправитесь в дальнюю дорогу.

Доставив сбытчиков и покупателей героина в отдел, сыщики передали материалы следователю. За круговертью последующих оперативных дел, они стали забывать об успешно проведённой операции. И были очень удивлены, когда их вызвали в службу собственной безопасности по поводу поступившей на них жалобы. Худощавый сбытчик героина утверждал, что из-за долгого пребывания на земле под дождём заболел открытой формой туберкулёза. Сыщикам не составило труда выяснить, что жалобщик уже три года состоит на учёте в диспансере, а болезнь подхватил в колонии во время последнего отбытия наказания.

Смыслов полагал, что это обстоятельство снимет с их группы обвинения. Но, к его удивлению следователь отказался прекращать дело. На допросе он устало пояснил Смыслову:

– Слушай, майор. Я к тебе отношусь со всем уважением. Но у меня есть своё начальство, и я получил указание вас закрыть, и я его выполню. Прокуратура считает ваши действия издевательством над больным человеком. И в рамках борьбы за очищение рядов полиции поедёте в суд за превышение служебных полномочий. Полагаю, отделаетесь условными сроками. Но из полиции придётся уйти.

– Значит, двенадцать лет беспорочной службы в уголовном розыске можно кинуть коту под хвост из-за мстительной жалобы матёрого рецидивиста? Неужели, он надеется избежать по этой причине наказания за сбыт наркотиков?

– Нет, конечно. Но полагаю, кто-то из влиятельных лиц заставил его подать жалобу. Я деталей не знаю. Сам подумай, кому в прошлом соль на раны насыпал. А теперь иди и постарайся эту ситуацию разрешить, пока не поздно.

После разговора со следователем Смыслов сразу понял, на какое дело тот намекал. Сыщик месяц назад со своими коллегами выезжал в одну из квартир, где умер от передозировки молодой наркоман. Его приятели утверждали, что «дурь» в квартиру принёс сам погибший парень, а они об этом даже не знали. Можно было отказать в возбуждении уголовного дела. Но Смыслов заподозрил, что наркотик был приобретён у молодого хозяина квартиры, который по оперативным данным, учась на химическом факультете, изготовлял смеси, способные вызвать сильные галлюцинации.

Узнав об интересе, проявляемом к студенту, в отдел приехал крупный бизнесмен и предложил спонсорскую помощь в случае прекращения расследования. Но, не найдя понимания, обещал крупные неприятности «людям, которые не понимают, кто в доме хозяин». Тогда Смыслов не обратил внимания на угрозу. Но теперь понял, что сделал это зря. Тем более, что студент после смерти сокурсника притих и весомых доказательств его вины не нашли. Материал списали в архив. И теперь мстительный бизнесмен решил проучить сыщика за строптивость. И Смыслов в поисках справедливости направился к начальнику отдела.

При появлении сыщика, генерал Торопов сам начал нелёгкий разговор:

– Раз сам явился, значит, созрел для откровенного разговора. Я тебя предупреждал об опасности сразу после визита банкира. Если он держит счета кого-то их нашего начальства, то безотказно действует принцип: «кто платит, тот и заказывает музыку».

– Значит, грозит тюрьма?

– Нет, благодаря моим стараниям обойдёмся более мягкими мерами. Твоим коллегам вынесем строгие взыскания за туберкулёзника. А ты верный кандидат на увольнение.

– И всем наплевать на мою безупречную службу в уголовном розыске? Выбрасываете меня на помойку как выжатый лимон.

– Не гони волну. В таком случае, я бы с тобой сейчас не разговаривал. У меня есть к тебе предложение. Ты немедленно покинешь Москву. Мой давний друг командует полицией в областном центре. Но и он с трудом согласился назначить тебя в отдел полиции небольшого города. Никто не хочет иметь в своём штате правдолюбца. От них одни неприятности. Ну, что скажешь?

– И это надолго?

– Пересидишь там год или два. А когда шум здесь утихнет, вернёшься к нам. Ты человек холостой. Тебе только сумку с вещами собрать.

– У меня, похоже, нет иного выхода.

– Только очень прошу, не дай там со своей принципиальностью новых поводов для взысканий. А то застрянешь в глухой провинции навсегда. А теперь иди и постарайся меня не подвести. Иначе наша казённая система безжалостно выбросит тебя за борт.

Принятое решение не особенно расстроило Смыслова. Ему гарантировали свободу, а работа сыщика в чужом городе его не страшила. Тонкости оперативной работы он знал в совершенстве, и ему было безразлично, где придётся применять своё профессиональное мастерство.

Поезд прибыл в областной центр с опозданием, и стоянка была сокращена до пяти минут. Было ранее утро, и большинство пассажиров ещё спали. Смыслов, стараясь не разбудить соседей, быстро направился к выходу. Ему предстояло сделать пересадку на местный автобус, чтобы добраться за два часа до города областного подчинения. Купив билет, он занял место и невольно задумался:

«Ну, и занесло меня в глушь, далёкую даже от железной дороги. В этой тихой провинции придётся заниматься кражами кур и бытовыми конфликтами. Конечно, не мешает отдохнуть после столичной суеты, но можно потерять квалификацию».

Когда автобус въехал на окраину города, где ему предстояло служить, Смыслов с интересом наблюдал за редкими зданиями новых строений, между которыми теснились двухэтажные домики дореволюционных построек. Вдали дымились трубы завода. Прежде чем добраться до центра города автобус почти полчаса петлял по сложному лабиринту улиц, пока не остановился на площади возле городской мэрии. В утренние часы на улицах в отличие от Москвы было немного прохожих.

Заметив невдалеке стоянку такси, Смыслов направился к ней. Усатый водитель лет сорока с интересом посмотрел на раннего пассажира:

– Куда прикажете доставить приезжего пассажира?

– Я в вашем городе впервые. Возможно, нужный мне адрес находится за углом и до него добираться пять минут пешком. Мне нужна Красноармейская улица дом 19.

– Садись, минут за десять домчу. Оплатишь строго по счётчику, поскольку едешь в самое высокое здание в городе. Из него далёкая Колыма видна и кажется близкой.

Водитель коротко хохотнул, приглашая пассажира оценить его юмор. Но Смыслов промолчал. Он эту шутку конца тридцатых годов прошлого века неоднократно слышал в других городах России. Поражала живучесть памяти народа о массовых репрессиях и всесилии карательных органов, по воле которых было легко угодить в далёкие края.

Всю дальнейшую дорогу до массивного пятиэтажного дома обиженный невниманием к его шутке таксист молчал. Даже щедрое предложение оставить сдачу себе, его не смягчило. Он поспешил уехать, как только пассажир покинул салон.

Смыслов вошёл в здание и обратился к дежурному:

– Мне нужен начальник отдела Воротников. Я ваш новый сотрудник Смыслов. Хочу ему представиться.

– Я уже предупреждён. Полковник сейчас уехал в мэрию. Вас примет начальник уголовного розыска Пыжов. Поднимайтесь на второй этаж.

Смыслов постучался в массивную дверь и, услышав приглашение, вошёл в просторный кабинет. Круглое лицо главного городского сыщика сияло добродушной улыбкой:

– Рад пополнению! Тем более вы к нам из столицы. Вот уж будет, у кого поучиться преступников ловить. А то мы тут в глуши варимся в своём бульоне и не применяем передовых технологий. Моих сыщиков за компьютер и силой сесть не заставишь. Подскажите, что нового в борьбе с преступностью?

Смыслова не обмануло притворное радушие подполковника: «Этот тип в дорогом костюме с галстуком носит на руке часы, на покупку которых понадобится моя годовая зарплата. Под внешностью простака скрывается хитрец и ловкач. Иначе этой должности нигде не добиться. Впрочем, любой стоящий сыщик обладает актёрскими способностями. А я в ответ сыграю роль исполнительного служаки».

И Смыслов включился в игру:

– Ну, что вы, это меня сюда прислали учиться уму-разуму. Те, кого слушать надо, в Москве высоки ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→

По решению правообладателя книга «Жестокие игры [сборник]» представлена в виде фрагмента