Дорога в Эсхатон
Последний четвертый роман цикла \"Рок\" и одновременно окончание \"Хроник пяти планет\".
Меня
1%

Читать онлайн "Дорога в Эсхатон"

Автор Борис Валерьевич Миловзоров

МИЛОВЗОРОВ

Борис Валерьевич.

РОК

Книга четвёртая.

ДОРОГА В ЭСХАТОН

© Миловзоров Б.В., 2017.

© «СамИздат», 2017.

® Все права защищены.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

* * *

Пролог.

Меня зовут Георг Проквуст, во вселенной меня знают как Гора, что означает идущий к солнцу. Я родился на далёкой от Земли планете, пережил невероятные приключения, получил могущественные дары, вовсе не заслуживая ни того, ни другого, но однажды я выполнил своё предназначение, потеряв при этом жизнь.

Я был безымянным духом, но меня нарекли именем и я стал духом блуждающим по космосу, затем хоравом, и наконец, человеком. Теперь я живу на Земле, здесь моя любовь, семья, сын. Я счастлив и я думал, что все мои приключения позади, но я ошибался.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Георг любил приезжать на виллу Пилевича. Огромное поместье в вековых деревьях на скалистом морском берегу, дорожки вдоль ухоженных кустов, одинокие статуи, грустно провожающие слепыми глазами посетителей. Человеческий рай в отдельно взятом кусочке Земли. Впрочем, собственное поместье Проквуста тоже было шикарным, но его роскошный модерн бледнел в сравнении с почтенной стариной и изысканностью поместья Станислава Львовича.

Георг безошибочно определил, где находился хозяин дома: в беседке, у самого обрыва. Пилевич сидел в кресле, и прикрыв глаза, грел лицо под заходящим солнцем. Его седые волосы волновал легкий бриз. На столике стояла бутылка вина и два наполненных бокала.

— Заходи, Георг, — сказал Пилевич, не оборачиваясь, — давно не виделись, рад тебя видеть.

— Здравствуй, Станислав Львович, — Проквуст сел на свободное кресло. — Ты меня тоже увидел?

Пилевич посмотрел на своего гостя, улыбнулся и взялся за бокал.

— Выпьем?

— С удовольствием.

Они чокнулись, сделали по глотку вина.

— Да, Георг, когда ты искал меня, я тебя почувствовал.

— Станислав Львович, тебе не кажется, что твои способности растут?

— Заметил, — кивнул Пилевич. — Как Елена прекрасная?

— Воюет с Артёмом.

— Что так?

— Переходный возраст.

— Понятно. Ты с ним занимаешься?

— Конечно.

— И что?

— Не знаю, что сказать. Очень чувствительный слух и способность дальнего видения, больше ничего пока не проявляется.

Пилевич задумался.

— Странно, даже мои скромные способности ощущают внутри твоего сына нечто мощное.

— Это "нечто" меня пугает. Представляешь, если оно вдруг пробудится и вырвется наружу?!

— Георг, тебе надо отвезти Артёма к Чару.

— Не могу, мой сын не повод, чтобы беспокоить великого дракона.

— Не думал, что он столь недоступен для своих друзей.

— А с чего ты взял, что он мой друг?

— Из твоих рассказов и взял! Как же иначе можно расценить ваши отношения?!

— Как почетную службу. Понимаешь, все мои рассказы не могут передать специфику отношений с этим мифическим существом, — Проквуст вздохнул, — к тому же и полететь к нему не на чем. Хоравов в системе нет, а арианцев я просить не могу.

— Почему?

— Не люблю я их. Знаю, что всё в прошлом, что неспроста они гонялись за мной по всей вселенной, а всё равно не могу до конца простить. Да, и не верю им до конца.

— Почему? Даже Чар…

— Чар далеко, Станислав Львович, а арианцы близко. У них и раньше не было чётких позиций, нет и сейчас, вечно они между "нет" и "да" топчутся. Не удивлюсь, если арианцы и с Богом продолжают играть в прежние игры.

— Отдаю должное твоей интуиции, Георг.

— Так они на прекратили переселение в тела диких арианцев?

— Конечно, нет!, — Пилевич усмехнулся. — Только теперь у них дикие самцы и самки перестали давать потомство. За тех, что остались идёт настоящая охота. Хочешь, не хочешь, а придётся им размножаться, как положено.

— Зато, — усмехнулся Проквуст, — скоро благородные арианцы вновь смогут заселить свою родную планету.

— Это точно!, — Станислав Львович хитро прищурился и глотнул вина.

— Позволь, — спохватился Георг, — а ты откуда всё это знаешь?!

— Арианцы рассказали.

Георг лишился дара речи. Чтобы эти гордецы контактировали с презренным землянином, да ещё и делились с ним такой интимной информацией?! Пилевич с улыбкой посматривал на своего гостя.

— Друг мой, я и сам был в шоке, когда побывал на их корабле.

Проквуст встал.

— Станислав Львович, мне это не нравится!

— Да не всовывали они в меня своих чипов.

— Можно проверить?

— Проверь.

Георг закрыл глаза, вспомнил зелено-голубое свечение арианского корабля. Вот оно, плавает перед ним призрачным облаком. Он мягко совместил его с полупрозрачной фигурой Пилевича… Чисто.

— Ничего нет.

— Вот видишь!

Георг сел на кресло и строго посмотрел на Пилевича.

— Станислав Львович, как же тебя к ним в гости угораздило?!

Пилевич отставил в сторону бокал и встал.

— Пошли, друг мой, сначала тебе надо кое на что посмотреть.

Они подошли к лестнице, огибающей скалу и ведущей на небольшой галечный пляж. Примерно на её середине Пилевич остановился и приложил к плоскому кругу на камне ладонь, часть скалы бесшумно ушла внутрь, открыв проход. Узкий коридор с грубо обтесанными стенами и цепочкой тусклых светильников привёл их к крутой лестнице. Пилевич толкнул внизу ничем не примечательную дверь и они неожиданно оказались в круглом, шикарно обставленном алькове. Огромная кровать, напитки, кресла, толстые ковры на полу и стенах, стойка с современной аппаратурой, просторный душ за матовой перегородкой.

— Станислав Львович, ты хоть раз эту комнату использовал по назначению?

— Ещё чего! У меня места и поуютнее имеются!

Пилевич подошел к бару, просунул в него руку, чем-то щелкнул там и потом призывно махнул рукой. Огромное зеркало на стене, едва приняв его отражение, тут же уехало в сторону. Пилевич и Проквуст зашли в ярко освещенный просторный коридор, зеркало встало на место, свет в алькове погас.

* * *

Проквуст огляделся. Он и предположить не мог, что здесь прячутся такие обширные подземелья. В широкий длинный коридор выходили несколько массивных круглых стальных дверей.

— Ого!, — восхитился Георг.

— Это всё Смит сконструировал.

— Шикарное наследство тебе от него досталось!

— Здесь его самые важные лаборатории были.

— И сотрудники через зеркало на работу ходили?

— Нет, конечно, есть проход попроще.

— А сейчас почему пусто?

— Места мало, я в горах новый исследовательский центр построил. Мы же с тобой там были.

— Ах, вот ты о чём? Значит и там есть подземелья?!

— Георг, зачем тебе моей рутиной голову забивать? Я же от Смита не только наследство получил, но и кучу исследовательских программ, вот ими и занимаюсь. Всё, пришли.

Они остановились у последней двери. Пилевич поколдовал над маленькой панелью на стене, внутри что-то лязгнуло, дверь медленно отворилась и оказались на пороге круглого зала с огромным прозрачным кубом посредине. Больше здесь ничего не было, даже мебели. Внутри куба на треноге стояла большая металлическая коробка, а над нею висело черное пятнышко, от которого веяло тьмой. Были в нём и следы арианского зелено-голубого свечения, но задавленные, едва заметные.

— Что это?!, — внезапно осевшим голосом спросил Георг.

— Предполагаем, что кусочек обшивки арианского крейсера, который буквально испарился во время погони за тобой.

— Нашли в Израиле?

— Нет, в Ливане, недалеко от Баальбека. Кстати, ты не находишь символичным, что одна тайна притягивает к себе другую?

— Не нахожу, — Проквуст повернулся к Пилевичу. — Станислав Львович, а почему Ливан?

— Что значит почему? Ведь крейсер потерпел крушение над Баальбеком.

— Ты не ошибаешься?, — Георг удивлённо посмотрел на Пилевича. — Я ведь в Израиле был.

— Я твой рассказ помню, только в Израиле полная тишина, а в Ливане мои люди получили кучу свидетельств о красно-огненных сполохах над Баальбеком.

— Как такое может быть?! Ничего не понимаю… надо посмотреть карту. Потом.

Проквуст подошел к кубу и принялся вглядываться в толстую продолговатую пластинку. Сзади за ним наблюдал Пилевич. Пластинка висела без подвески внутри прозрачного колпака.

— Магнитное поле?

— По свойствам похоже, но нечто другое, от хоравов досталось.

— Станислав Львович, — сказал Проквуст, медленно обходя куб, — а ведь ты скучаешь по хоравам!

— Не скрою, скучаю, — кивнул со вздохом Пилевич. — Они были так обворожительно наивны.

— И щедры?

— И щедры.

— Станислав Львович, пластину исследовали?

— А как же, только бестолку. Ток она ...

Последний четвертый роман цикла \"Рок\" и одновременно окончание \"Хроник пяти планет\".
Меня
1%
Последний четвертый роман цикла \"Рок\" и одновременно окончание \"Хроник пяти планет\".
Меня
1%