Сновидица и тень
В мире людей не было места полукровкам, особенно тем, кто способен черпать магию из мира снов. Не бы
1%

Читать онлайн "Сновидица и тень"

Автор Юлия Дэйкина

Юлия Дэйкина

СНОВИДИЦА И ТЕНЬ

ГЛАВА 1

Миртан

Лорд Миртан Крайс устало протер глаза и, в который раз, попытался прочесть упрямо расплывавшиеся строчки на измятом забрызганном кровью пергаменте. Кто-то отдал жизнь добывая очередную порцию важных для Гильдии сведений, а он не находил в себе сил даже прочесть этот злополучный отчет. Проклятая усталость! Последние несколько месяцев обернулись сущим адом. После того как эта взбалмошная девчонка сбежала, все пошло наперекосяк!

Сначала явилась всадница на синем драконе. Ее маска была копией той, что он видел на ведьме убившей магистра Лойса, с той лишь разницей, что у этой кисти рук были на месте. Бестия сожгла деревню у Небесного приюта, уничтожив практически всех гильдейских лекарей. Потом еще несколько дней они хоронили погибших, среди которых оказались мастер-дипломат Катрин и подмастерья мастера Ньорда — Нулум и Рьор, в ночь нападения отмечавшие весеннее равноденствие в небольшом замусоленном трактирчике в центре деревни. Оставалось лишь возблагодарить богов живых или мертвых за то, что в темноте ведьма не заметила военный лагерь, умело скрытый чарами Айи.

Затем Риордан увез основную часть людей в свой родовой замок, объявив его новым штабом Гильдии. Огонек, в безнадежной попытке заполучить прощение девчонки и предотвратить войну, отправился в Триптих ко двору Великого Князя.

Но война все равно была объявлена. Его Светлейшество посчитал гибель своих послов на Собрании Народов личным оскорблением и обвинил Орсику в саботаже мирных договоренностей. Орсика в ответ сделала то же самое. Несмотря на это дух пожелал остаться при дворе. И, как оказалось, не зря!

Новая невеста Великого Князя оказалась шпионкой безликих, вместе с первым советником Орсо и братом Его Светлейшества — Анри дэ Ромуа. И здесь весьма расторопному Огоньку улыбнулась удача. Ему удалось предотвратить начало боевых действий, устранить предателей и освободить ни в чем не повинную, как оказалось, девушку от действия чар контроля. В итоге, на фронтах сохранялось хлипкое перемирие и покой, нарушаемый только зарвавшимися наемниками и кондотьерами. Правда, после этого сам дух бесследно исчез.

До недавнего времени его отчеты регулярно приносили люди Лалы или он сам, но около месяца назад поток информации внезапно прекратился. С каждым днем Миртан все больше волновался, но сделать ничего не мог. Сначала он предполагал, что Огонек, окончательно соскучившись, ушел к Сайене. Но та тоже исчезла! После разговора с Ривой в Гипносе два месяца назад, она словно в воду канула. На дворе уже стояла глубокая осень, но о девушке вестей так и не поступало. Жрица на пару с сэром Риорданом умоляли его бросить лагерь и переправить своих людей в штаб на зимовку. Но он не находил в себе сил уйти.

По сути, ему было все равно, где находиться — каждую ночь он отправлялся на службу совсем другого рода. Нужно было отработать спасение Сайены, которая уже давным-давно была бы мертва, если бы не он. Почему-то ее смерть была очень нужна Хозяину и плата, которую тот потребовал, была больше, чем обычно. Сорок человек, помеченных черной печатью, уже расстались с жизнью от его руки. На очереди было еще двадцать. Их нужно было разыскать, прыгая сквозь тени по всему миру. Хорошо, что печать позволяла убивать бескровно. Достаточно было только прикоснуться к ее носителю, и тот сам умирал через несколько часов по естественным причинам.

Отсутствие нормального сна вылилось в постоянную усталость. Поспать удавалось всего пару часов на рассвете, прежде чем снова и снова заниматься бесконечными отчетами, донесениями, корреспонденцией и финансовыми документами. Хотелось упасть и забыться на несколько дней, но он упорно заставлял себя нырять в тени каждый вечер. Нужно было срочно вернуть долг, чтобы по возвращении Сайены посвятить все время ей.

После того, как девчонка достала копье Рурка, он окончательно поверил, что она и есть та самая, обещанная. Последний магистр Гильдии, которая должна изменить мир. И вот, после ее побега с любовником и нескольких месяцев нелепого, безнадежного ожидания, он, как дурак, все еще продолжал верить. Тысячу раз он ругал себя последними словами за малодушие, за ослиное упрямство, поставившее на кон жизни его людей. Но поделать с собой ничего не мог. В конце концов, если она не являлась избранной, и если не вернется вовремя, то, что бы ни предприняла Гильдия, мир все равно скатится в бездну!

Резкая боль привела его в себя. С раздражением он стряхнул с ладони осколки от раздавленного нечаянно бокала и сердито промокнул носовым платком выступившую кровь. Вот так всегда! Стоит только подумать о ней, как он уже не помнил себя от гнева. Как глупо! Как глупо чувствовать одновременно восхищение и раздражение! Это просто сводило с ума, не давало нормально соображать! Он сердито сжал в кулак мгновенно затянувшуюся ладонь и глубоко вдохнул, успокаивая нервы.

Злиться на девчонку было бессмысленно! Она была еще так молода, что не смогла отличить любовь от банального физического влечения. Да и что взять с женщины?! Она делает то, что велят ей гормоны. Но вот старый лис другое дело! Он знал, как сильно она нужна Гильдии. И все равно увел ее! Не иначе, как с целью насолить ненавистным k'sheven.

Проклятие! Нужно было перерезать ему глотку еще тогда, у ее палатки! Сказали бы ей, что остроухий сбежал, делов то! Но нет! Именно тогда ему вдруг захотелось поиграть в гуманиста. Так что, по сути, он, Миртан, и был виной всему, что случилось дальше. Ее побегу, войне, бессмысленному ожиданию в этих предками забытых горах!

Миртан раздраженно потер переносицу. Пожалуй, сейчас он ненавидел себя даже сильнее, чем при жатве жизней для хозяина смерти. За столько веков убийство стало рутиной, хоть порой и проскакивали непродолжительные приступы депрессии и укоры совести. Все это было допустимо. Все, кроме ошибок, подобных той, что он совершил, так легко отпустив глупую девчонку. Ведь, сколько бы жизней ему не пришлось забрать, своими действиями он спасал во стократ больше. Сейчас же все случилось наоборот! Пожалев одну жизнь, он толкнул к смерти тысячи других. И это не давало ему покоя вот уже почти полгода!

По привычке, он потянулся за небольшой кожаной книжицей, которая вот уже несколько месяцев неизменно лежала во внутреннем кармане куртки. Перелистнув пару пожелтевших от времени страниц, он остановился на той, с которой на него насмешливо смотрели большие, слегка раскосые глаза Сайены. Он нарисовал этот портрет после одного из своих редких видений, больше сотни лет назад, когда девицы не было еще даже в проекте. И успел благополучно забыть об этом, пока Огонек случайно не обнаружил его старый дневник.

Миртан задумчиво провел пальцем по карандашному контуру и усмехнулся, вспоминая, как настоящая Сайена хмурила брови, когда сердилась, и как светло улыбалась, обнажая слегка удлиненные, как у эльфов клыки, которые ее ничуть не портили. Не отдавая себе отчета, он сам улыбнулся, живо представляя себе ее живое, какое-то одухотворенное лицо и яркие лучистые глаза. С каждым днем все чаще он вспоминал ее танец среди бури на крыше полуразрушенной башни и непривычное, щемящее чувство в груди еще долго не давало ему заснуть.

Глядя на нее, невозможно было усомниться в ее избранности. Его удивляло лишь то, что кроме него ее уникальности, казалось, никто не замечал. По крайней мере, больше половины верховного совета Гильдии были против ее назначения. Хотя, возможно, причиной этому была вовсе не девушка, а банальнейшая зависть. Женщины завидовали ее молодости, красоте и обаянию, мужчины — удачливости и силе. Да что там говорить, даже он сам в начале почувствовал себя отвергнутым, когда прежний мастер выбрал себе в преемницы абсолютную незнакомку. К тому же жутко бесило то, как он терял контроль в ее присутствии.

С улицы донесся какой-то шум и Миртан со вздохом закрыл дневник и спрятал его в карман. Неизвестно, куда бы завели его все эти рассуждения, будь у него лишнее время. К счастью, или, к сожалению, обязанности заместителя главы Гильдии ждать не могли. Тяжело вздохнув, он встал медленно двинулся в сторону выхода, когда внезапно наступившая тишина заставила его насторожиться.

Исчезли все звуки, в том числе и крики, доносившиеся снаружи. Затем, внутри шатра потемнело, будто в ненастье, хотя сквозь щель полога все еще пробивался яркий луч утреннего солнца. Дышать стало трудно, а выходивший с каждым выдохом пар превратился в мерцающую изморозь. Он уже знал, что происходит, потому просто вернулся за стол и медленно опустился на кресло, ожидая появления гостя.

Тени продолжали сгущаться, пока неясная темная фигура в капюшоне не шагнула из угла, удерживая в полупрозрачной руке большую черную косу. Мягко скользя над полом, Хозяин резко приблизился. Так, что черный провал капюшона оказался прямо напротив его глаз.

— Как ты посмел, слуга, спасти ее снова, не выплатив долга? — проскрежетала тень металлическим, лишенным эмоций голосом.

Миртан опешил, не зная, что сказать. «Спасти ее снова»?! То есть, Сайена (а речь уж точно шла о ней!) в который раз чудом избежала смерти? Значит, она была в опасности?! Внутри все похолодело. Но лицо его осталось неподвижно.

— Я не спасал ее, Хозяин! Я даже не знаю где ее искать! — наконец твердо возразил он, скрестив на груди руки.

— Значит, спас кто-то по твоей указке! — последовало новое, не менее абсурдное обвинение.

— Откуда мне было знать, что ей угрожает?! Я не пророк! И уж тем более в мире больше нет никого, кто мог бы уговорить смерть отступить! — возмутился он.

— Не пророк, да! — прошипел его гость, — Но ты видел, как сильна печать смерти на ее челе! Ты знал, что я не прекращу попыток добы ...

В мире людей не было места полукровкам, особенно тем, кто способен черпать магию из мира снов. Не бы
1%
В мире людей не было места полукровкам, особенно тем, кто способен черпать магию из мира снов. Не бы
1%