Летучие пленники

Алексей Владимиров

ЛЕТУЧИЕ ПЛЕННИКИ

Странный совет

Профессор встал, чтобы проводить нежданную посетительницу:

— Прошу отнестись серьезно к тому, что я сказал…

— Конечно, конечно… — согласилась молодая женщина. А про себя подумала, что напрасно спешила через весь город сюда, в тихий особняк на Каменном острове, чтобы показать сына петербургской знаменитости. Ведь она рассказала профессору о болезни сына. Да и профессор, осмотрев мальчика, нашел, что он очень нервен и слаб. И вдруг такой совет…

Едва женщина упомянула о цветах, которые всегда стояли у изголовья мальчика, профессор насторожился. А потом стал настоятельно советовать цветы убрать. Будто бы их резкий тяжелый запах может влиять на ребенка.

Все, кто знал Владимира Михайловича Бехтерева, не удивились бы его совету. Профессор не раз говорил о влиянии пахучих веществ на человека. Иногда — пагубном, иногда — благотворном. Правда, далеко не всем это казалось убедительным: запах цветка — и состояние здоровья, настроение? Нет уж, увольте, пустое!

Между тем человек никогда не оставался равнодушным к великому множеству окружавших его ароматов. Все имеет свой запах: и цветок, и набегающая на берег волна, и еловая шишка, и ломоть хлеба, и гниющий пень, и трепещущая в сетях рыба…

Издавна человек выделил из множества ароматов отталкивающие и привлекательные. Одних страшился, другие старался сохранить, украсить ими свое жилище, да и себя.

У древнего народа майя, населявшего некогда Южную Америку, существовал обычай натирать тело душистой липкой смолой — стираксом. Индонезийцы в дни празднеств поедали нежные плоды дерева кеппел, чтобы их кожа пахла фиалками.

В ту пору запах считался порождением невидимых и могучих духов.

Прошли тысячелетия, и человек обнаружил источники запахов — пахучие вещества. А потом научился создавать наиболее прекрасные и полезные из них.

Вместе с тем у душистых веществ появились и неожиданные области применения. Они оказались необходимыми для производства пластических масс, оптических приборов, в их помощи стали нуждаться горняки и земледельцы.

Но от этого душистые вещества не стали менее привлекательны. Люди научились прятать в изящные флаконы ароматы весеннего утра, душной тропической ночи, нежного цветка. Запах создавал ощущение красоты, радовал, поднимал настроение. Теперь этому есть и научное объяснение: запахи действуют на нервную систему человека, влияют на слух, зрение…

Трудно сказать, когда Владимиру Михайловичу Бехтереву пришла мысль о возможности лечения пахучими веществами. Может быть, он впервые задумался об этом, гуляя по тенистым аллеям Каменного острова или радуясь ворвавшемуся в распахнутое поутру окно аромату цветущей сирени.

Запах радости

Обычно в этот час все охотники племени собирались у костра. Но сегодня здесь сидел только один. Он то и дело посматривал на тропу, ведущую в дебри джунглей. Несколько часов назад по ней ушел его сын. «С чем он вернется? Выдержит ли испытание?»

С раннего детства отец приучал сына ходить легкой, бесшумной походкой охотника, так, чтобы ни одна ветка не хрустнула под ногой. Учил прятать свои следы и находить след зверя, по запаху определять, что за животное притаилось в лесной чаще.

В давние времена обоняние имело для человека куда большее значение, чем теперь. От его остроты во многом зависела жизнь. Запах предупреждал о вспыхнувшем где-то лесном пожаре. Запах подсказывал, годится ли вода для питья, свежа ли пища. По запаху человек судил о близости селения, находил дорогу в лесных зарослях.

Человек постоянно держал «нос по ветру». Чем больше запахов он улавливал, чем тоньше в них разбирался, тем в большей безопасности себя чувствовал, тем легче ему было выследить добычу.

Но у зверя обоняние еще острее. Если он почувствует запах человека, не жди удачи.

Перед тем как отправиться в джунгли, охотники африканских племен с ног до головы натирались пахучим соком плодов болотной пальмы. Запах сока силен и резок. Пахучая маскировка не подводила: животное не чувствовало близости человека. Можно было подползти к зверю на расстояние полета стрелы.

И этой хитрости обучил охотник своего сына. Узнал мальчик и о том, что плоды болотной пальмы надо срывать чуть перезревшими. Тогда их маслянистый сок особенно пахуч. Все охотничьи секреты передал отец сыну, каждый раз придирчиво следил за тем, как он готовился к походу в джунгли.

Но сегодня даже не посмотрел в его сторону. И когда сын двинулся по охотничьей тропе, остался ждать его здесь, у костра.

Сегодня сыну исполнилось пятнадцать лет — возраст, когда юноше пора занять место среди взрослых. Но сначала надо выдержать испытание: пойти по первому обнаруженному им следу зверя и вернуться в селение с добычей. Таков обряд посвящения в охотники.

Юноша, осторожно ступая, пробирается сквозь заросли джунглей. А за ним, чуть поодаль, идут охотники племени, проверяют: сумеет ли сразу заметить след зверя? Верно ли определит лучшее место для засады? От их зорких глаз ничего не укроется. Малейший промах — позор.

«Плохо подготовил сына! — скажут охотники. — Поленился научить его всему, что сам знаешь!»

«Неужто случится такое?» — тревожился охотник, посматривая на тропу.

И вдруг поднялся: за деревьями послышались голоса.

Через мгновение на тропе появился стройный юноша. На его плече висела убитая антилопа. Подняв лук, юноша приветствовал отца радостным криком.

Отец, улыбаясь, двинулся ему навстречу. Их окружили женщины и дети. Мать юноши протянула сыну венок из цветов дерева тоа. Их нежный аромат, напоминающий запах жасмина, сопутствовал каждому радостному событию. Это был запах радости.

Плантация на стене

Властительница Египта долго сидела молча, словно не замечая человека, распростершегося у трона. Наконец она милостиво кивнула:

— Говори, кормчий!

— Все сделано, как ты повелела!

Груз доставлен в целости и сохранности.

Довольная улыбка тронула губы царицы. Многие из приближенных уже не верили, что ее приказ будет выполнен…

С древнейших времен люди стремились похитить у природы ее ароматы. Завладеть нежным запахом смолистых деревьев удалось сравнительно легко. Смолами можно было даже запастись впрок, они не теряли своих свойств. Но умение сохранить запах цветка или пахучего корня пришло не сразу.

В Египте этим занимались главным образом женщины. Они приготовляли водные настои душистых трав и цветов, ароматизированные масла. Оказалось, что масла обладают свойством поглощать запахи, брать их в плен.

Цветы, травы погружали в растительное масло. Настаивали. Затем отжимали в куске ткани. Добавляли в масло свежую порцию душистого сырья. Опять настаивали. Опять отжимали. Множество раз повторялась эта операция. Пока, наконец, масло не приобретало тот или иной аромат.

Бедняки пользовались ароматизированным касторовым маслом. Те, кто побогаче, — оливковым, миндальным. В богатых домах имелись ларцы, где хранились драгоценности и благовония — они ценились наравне. Благовония использовали для смазывания кожи и волос. Это и украшало и спасало от жаркого солнца. Во многих африканских странах этот обычай сохранился и поныне.

Душистым сырьем для насыщения масел чаще всего служили растения, встречающиеся в долине Нила: корень ириса, цветки лавзонии-хны, лилии…

Но наибольшим почетом пользовалось душистое вещество, которое привозили из-за моря…

В Южной Аравии растет небольшое, ничем не примечательное с виду деревце — босвеллия. Каждый месяц на коре дерева делали надрезы. Из них вытекали капельки смолистого сока. На воздухе сок быстро твердел и превращался в поблескивающие на солнце «слезки».

«Слезки» бывают и красновато-желтые и бледно-желтые. Наиболее ценные — почти белые. Их цвет и дал название смолистому соку босвеллии: «ладан» по-арабски значит «молочно-белый».

Позвякивая колокольцами, шли караваны с грузом пахучих «слезок» через пустыню. Этот путь так и назывался: «Дорога ладана». Сушей ладан доставлялся на рынки Ближнего Востока, Древней Греции. Морем — в Египет.

За время перевозки «слезки» покрывались собственной пылью и становились не полупрозрачными, а матовыми. Иногда их продавали в таком виде, как привозили, иногда растирали в порошок, а потом скатывали в маленькие шарики.

Так или иначе, аравийский ладан пользовался большим спросом. Его использовали не только для создания благовонных масел. Главная доля ладана попадала в хранилище храмов. Без него не обходилось ни одно жертвоприношение, ни одно празднество. Ладан был одним из тех веществ, которые употреблялись для ароматических «воскурений» богам. Недаром его аромат называли «божественным».

Шарики ладана попадали на горячие угли курильниц, сладковатым дымком струились под сводами храмов.

Египет был постоянным покупателем аравийской смолы.

Но царица Хатшепсут решила сломать этот обычай.

— Фимиам, достойный богов, должен произрастать на египетской земле! — повелела она.

В Аравию была направлена экспедиция за саженцами деревьев, дающих драгоценную смолу.

И вот долгожданный корабль наконец прибыл…

До нас не дошли ни имя кормчего судна, ни имена тех, кто сумел сохранить во время пути нежные саженцы. Не знаем мы и о том, прижились ли аравийские деревца в долине ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→