Попутчики

Ольга Дэв

Попутчики

1

Я лежала на кровати на животе, болтая в воздухе задранными ногами, и читала книгу. Время от времени мне приходилось прислушиваться к раздававшимся возле моей двери шагам. Тогда я замирала на месте, закрывала древний фолиант, заложив страницы пером, и готовясь в любой момент спрятать его под подушкой и открыть на нужной странице обычный роман. Но нет. Все, кто проходил мимо, и не думали заглядывать ко мне. Я облегченно выдыхала и продолжала чтение.

После того, как в результате моих экспериментов обрушилась крыша южной башни замка, и отец, и мать запретили мне делать то, в чем я не уверена. А также брать книги в подземной библиотеке, где я могла найти новые идеи для своих опытов.

Я привычно заправила за ухо прядь волос и перевернула страницу. Наконец, в старой книге нашлось что-то интересное! Заговор на воде и солнечное затмение пропускаем, а то отец опять на неделю в комнате запрет. Когда вернется и увидит очередные руины моих экспериментов со Стихиями. А вот вызов и успокоение метели в нашу слегка неустойчивую зиму очень даже пригодятся.

Я довольно щелкнула пальцами и испуганно ойкнула. Как часто со мной бывает в последнее время, не рассчитала свою новую силу, и между пальцами проскользнула маленькая серебристая молния. Мне повезло, она погасла еще в воздухе и в этот раз ничего не натворила — покрывало осталось целым и невредимым.

Уже не так взволнованно, как до появления молнии, я принялась за чтение заклинания. Хотя какие могут быть заклинания для Волшебницы Стихий? Это обычным магам нужны слова, знаки, чтобы исполнить то, что они хотят. Для меня же все основано на чувствах, ощущениях и эмоциях. Ну, еще на некоторых движениях.

Так, что тут у нас?

«Призывая вьюгу, Вы должны понимать, что имеете дело со Стихией…»

Это я и так знаю, пропускаем.

«Вы должны почувствовать Стихию, быть рядом с Водой в этот момент, если нет снега или снег…»

Это тоже для меня совершенно лишнее. Я могу создавать любую Стихию из ничего. Они всегда со мной.

Быстро пробежала нужные для заклинания действия и движения рук и пропустила само заклинание. Пожалуй, это все, что мне нужно. Осталось только выбраться из замка незамеченной и все попробовать. Но дальше, чем в прошлый раз при моей попытке вызвать водных духов.

Да, воды было много, но духи так и не явились. Однако младший брат Ростен долго еще на меня дулся, когда попал под огромный поток воды. Мне все еще не удавалось с первого раза сделать все, как надо.

Легок на помине! Судя по характерному топоту, ко мне в комнату бежит братик. Я быстро спрятала книгу под подушку. Тринадцатилетний ябеда вполне мог нажаловаться маме, что я опять таскала книги оттуда, где меня уже ловили и запретили там больше лазить.

— Леся-а-а! — позвал меня Ростен, еще не добежав до моей комнаты. В его голосе звучал страх. Что-то явно произошло.

Я в волнении спрыгнула с кровати и, подбежав к двери, рванула ее на себя. В дверях стоял запыхавшейся Ростен и с какой-то паникой в глазах смотрел на меня.

— Что случилось? — выдохнула я обеспокоенно.

— Там… это… мама… И… этот… — очень содержательно начал он.

— Где мама? — спросила я.

— Внизу, в холле, она… Посто-о-о-ой!!!

Я, не дослушав бессвязную речь брата, понеслась по коридору, потом повернула направо и чуть ли не кубарем скатилась со ступенек третьего этажа на первый. Ростен, чуть отставая от меня, несся следом.

В холле было неожиданно шумно для зимних сумерек. Обычно обитатели замка ходят сонные и уже постепенно начинают готовиться ко сну. А тут…

Слуги носились по замку, натыкаясь друг на друга. У кого было грязное белье, у кого тряпка в руках, чтобы протереть пыль. Такое случается, когда к нам кто-то приезжает, не предупредив о визите. Но кто? И посреди царившего здесь бардака стояла мама, отдавая приказы слугам каким-то чужим, ледяным голосом.

Наша мама — солнечный человек. Она даже нас ругает с какой-то скрытой улыбкой, как будто догадывается, что этим она ничего не добьется, но все равно старается исполнить «свои родительские обязанности». Возможно, именно поэтому, мы, зная, что она говорит не всерьез, продолжаем бедокурить…

Но сейчас… Случилось что-то страшное!

Я сломя голову понеслась через холл, к маме.

— Ма-а!!! — завопила я по пути. Мама повернулась в мою сторону. Ее глаза припухли от слез. Что же произошло?!!

— Леся! — мама обняла меня, когда я подбежала. — Ты должна срочно уезжать!

— ЧТО?! — опешила я. Ничего себе начало. — Что случилось?

— Только что уехал Велий. Он привез страшную весть. Отец погиб на Границе.

«Не верю!!!» — было моей первой мыслью. Отец знал Границу как собственный замок, от одного ее края до другого.

— Не может быть, — выдавила я. — Он не мог…

— Я тоже не верю. Его тело так и не нашли. Я уверена в том, что он жив. Но уехать тебе нужно срочно. Велий сказал, что Старший Советник Линдер хочет лично выказать соболезнования семье погибшего и завтра днем приедет к нам. Но ты же знаешь, что в действительности скрывается под его словами. Он нашел то, что искал. Тебя. Иначе не стал бы убирать отца с дороги.

— Ты думаешь, это был он? — спросила я.

— Только он в последние годы с навязчивостью перерывал все документы о Стихийницах, интересовался этим феноменом у всех. Я боюсь за тебя. Ты сейчас идешь и собираешь вещи.

— И куда мне ехать? — возмутилась я. Я не хотела оставлять маму один на один с главным врагом нашей семьи. Отец пусть и назвал при прощании Ростена защитником семьи, но что может сделать подросток, если Советник что-то замыслит?!

— К тете Калавии. Я могу доверить твою жизнь только ей.

— Но, ма! Я ее почти не знаю, я видела ее не больше трех раз!

— Вот поэтому туда и поедешь. Советник не скоро догадается, что ты там. По крайней мере, я на это надеюсь. Ведь мы с Калавией стараемся не афишировать наше родство. Он будет искать у самых близких знакомых.

— Она живет далеко на севере! Я буду только добираться туда месяц! А вам в это время будет угрожать опасность! Ма, я не поеду…

— Олейсия Ривейна Торр'Нэш!!! — дело запахло жареным. Полным именем мама называет меня, когда начинает злиться. — Послушай меня хоть раз! Советнику нужна власть и сила, и он добивается этого всеми способами. Сейчас его выбор пал на тебя. Точнее, твои силы и возможности. Я не хочу потерять дочь из-за этого… ублюдка! Нужно, чтобы смерть отца не была напрасной…

— Ты же сказала, что не веришь… — растерянно начала я и замолчала. Может, сердце еще и не верило, но разумом мы обе понимали, что Линдер мог и убить. Вздохнув, я подняла на мать глаза.

— А вдруг и вас тоже?..

— Не посмеет! Мы же не простые крестьяне! Наш род один из самых уважаемых. Может, люди и поверят в смерть Стража Границы, но если за ним погибнет и вся его семья, начнутся слухи, а Советнику они пока не нужны. Велий сказал, что будет собирать сторонников. К тому времени, как Советник приедет сюда, Велий приведет свою армию. Тем более, Линдер здесь надолго не задержится, когда узнает, что тебя здесь нет. Поэтому сейчас моя задача — это спрятать тебя как можно дальше.

— Но тогда и мне ничего не грозит! — возмутилась я. — Дядя Велий просто приведет своих людей раньше Советника. Мы будем обороняться!

— Леся, — мама тяжело вздохнула, — ты должна понимать, что уже выросла. Тебе скоро восемнадцать. Я обязана буду впустить Советника. Ведь он едет сюда с соболезнованиями. В противном случае, под нашими стенами будет уже не один Линдер, а королевская армия. Ведь мы не подчинимся закону. Если же ты окажешься здесь одновременно со Старшим Советником, то он может просто попросить твоей руки, и я не смогу ему отказать. Отца нет, до прихода Велия можно надеяться только на себя.

— Как я туда доберусь? — обреченно спросила я.

— Открывать здесь портал небезопасно. Следы останутся. Тебе придется сутки проехать верхом, а на ночь остановишься в таверне папиного бывшего сослуживца.

— Рыжего?

— Не Рыжего, а бывшего Стража Ронхра, — укорила меня мама.

Я невольно улыбнулась даже сквозь слезы. Отец всегда называл своего приятеля Рыжим. И мы с Ростеном привыкли к этому. Мама же старалась нас переучить. Рыжему было сорок с лишним лет. Не слишком уважительно обращаться подобным образом к бывшему Стражу.

— Так вот, — продолжала инструктировать меня мама, — переночуешь у него, а утром за таверной он откроет портал, и ты перенесешься в близлежащий от замка Калавии лес. Лошадь оставишь у Ронхра, а там пешком дойдешь. А то прислуга с лошадью будет выглядеть подозрительно.

— Прислуга?!

— Да, Леся. Я написала Калавии, чтобы она взяла тебя прислугой.

— Ма, я не думаю, что это нормально, я ничего не умею…

— Леся, так надо, — вздохнула мама. — Будет меньше подозрений. Тем более, ты очень тесно всегда общалась со слугами, знаешь, как следует себя вести. И постарайся умерить свой характер. Я опасаюсь за замок твоей тетки. А сейчас бегом собирать вещи. И книгу с заклинаниями возьми.

— Какую? — вздрогнула я.

— Которую сейчас читаешь, — чуть усмехнулась мама.

Вот я наивная! Конечно, мама знала! От нее трудно что-то скрыть.

— И в моем кабинете в столе возьмешь деньги, безразмерную сумку и зеленую книгу на полке прихвати. И, Леся, я надеюсь, ты справишься. С моей стороны жестоко отпускать тебя во внешний мир практически без всякой подготовки.

— Ма, ну что ты, в самом деле, — я быстро обняла мать, заметив предательский блеск слез в ее глазах.

— Мам, а я? — спросил забытый нами Ростен.

— А ты остаешься здесь. Теперь ты дейс ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→