Некриминальная загадка

Станислав Родионов

НЕКРИМИНАЛЬНАЯ ЗАГАДКА

Эту историю я расскажу не ради криминала, да, в сущности, здесь он обыден, вроде перехода улицы в неположенном месте. Такими случаями набиты как газеты уголовной хроники, так и солидные издания. Парадокс: люди негодуют от разгула преступности – и не отрываются от экранов с кровавыми телесериалами и боевиками. Меня в этой истории поразил конец, не понятый ни мною, ни другими людьми – никем. Жду упрека: что-то многовато у вас загадочных историй. Так ведь тридцать лет в клубке убийств, характеров, судеб, психопатии, разнородного криминала, страстей и просто залежей глупости!.. Впрочем, если работать с душой, то каждое уголовное преступление – загадка.

Вновь обращаюсь к своей памяти, дневникам, магнитофонным записям и архивам…

1

Старое, а может быть, даже старинное здание средней школы возродилось для новой жизни. Его отремонтировали, выкрасили и выбелили. Сменили мебель и завезли компьютеры. По вестибюлю прогуливался крепкий парень в костюме галстуке – нанятый человек из охранного бюро. Элитная платная школа звалась уже не школой, а лицеем.

Напротив входа, на проезжей части остановился «Мерседес». Дверца приоткрылась, чего-то выжидая. Группа старшеклассников вышла из школы и рассыпалась по улице.

– Девочки! – позвал женский голос из машины.

Подошли три школьницы. В полумраке салона они видели только темные очки да все заполонившую прическу. Откуда-то оттуда, из-под шатра волос протянулась рука с коробкой:

– Девочки, передайте, пожалуйста, Геннадию Федоровичу.

– Мы уже идем домой, – не согласилась одна.

– Ну, попросите охранника, – посоветовала женщина, увидевшая, как тот вышел постоять на летнем солнышке.

Машина, не глушившая двигатель, отъехала плавно, как отчалила. Школьницы повертели коробочку: размером с пачку сигарет, без этикеток, светлый картон, перетянута резиновым шнурком. Одна из девочек ее понюхала:

– Пахнет духами.

Понюхала и вторая:

– Нет, лекарством.

– Может, это для химика? – предположила третья.

Что вело человечество по лестнице прогресса? Говорят, труд, огонь, колесо, электричество, атом… Нет, в основе прогресса лежит любопытство. Не будь его, не было бы ни колеса, ни атомной энергии. Одна из школьниц стянула резинку с коробки и боязливо приоткрыла:

– Ой!

Ее щеки порозовели. У второй глаза округлились, как голубые колесики. Третья спохватилась:

– Девочки, это не наше дело.

С ней молчаливо согласились. Лица школьниц как-то окаменели, словно в них добавили раствор отвердителя, – это сделала общая тайна. Голубоглазая схватила коробку и подбежала к охраннику:

– Вот, просили передать директору.

– Кто просил?

– Женщина, уже уехала…

Школьницы пошли торопливо. Известно, что сумки, портфели, коробки, свертки в наше время могут взорваться. Поэтому охранник коробку открыл, выполняя свои обязанности. И задумался: нести директору или выбросить? В конце концов, его дело охранять, а поскольку в коробке взрывного устройства не было, то он отнес ее в канцелярию и положил на стол секретарше:

– Привезла женщина для директора.

И вышел со странной гримасой, похожей на улыбку, перехваченную недоумением. Секретарша, пожилая женщина, бывшая учительница начальных классов, открыла коробку и не поняла, что в ней. Теперь много чего импортного и неизвестного… Сообразив, она инстинктивно бросила коробку на стол… Но ее дело маленькое, секретарское. Она вошла в кабинет, молча положила коробочку на стол и замерла.

Директор открыл, потряс, видимо, тоже не сразу сообразив. Затем начал краснеть, как алые гардины на окнах, просвеченные низким вечерним солнцем.

– Что это значит? – растерянно спросил директор.

– Просили вам передать.

– Кто просил?

– Какая-то женщина через охранника.

– Какая женщина? Зачем? К чему?..

– Откуда мне знать?

– Мария Филипповна, а чего вы губки поджимаете? – окреп голосом директор.

– Такие у меня губы.

– А если мне бомбу пошлют, передадите?

– Передам, – отрезала секретарша. – Ваши плоды.

– Какие мои плоды?

– Новые методы воспитания: школьник может делать все, что хочет. Так пожинайте!

Она ушла, поджав и без того крепкие губы. По ее понятиям, директор должен быть пожилым, седоватым и строгим. Геннадию Федоровичу едва перевалило за тридцать, и она своими глазами видела, как в праздник он со старшеклассниками пил пиво.

Геннадий Федорович Лозинский, директор лицея, кандидат педагогических наук, высыпал содержимое коробки на стол – десять новеньких упакованных презервативов.

2

Таймер включил телевизор в шесть утра: передавали «Вести». Евгения Маратовна открыла глаза и пролежала пятнадцать минут, воспринимая события в стране и мире. Погасив экран, она пошла в ванную чистить зубы. Муж ночевал на даче и прямо оттуда поедет на работу, поэтому спортивный костюм можно не надевать.

Она распахнула окно и впустила утренний влажноватый воздух, лежавший на тополиных кронах у дома. Включила музыку, не ритмичную, не молодежную – ритмов ей хватало в жизни, – а романтичную, подобающую утреннему настроению: Шопен, интродукция «Блестящий полонез» и «Большой бриллиантовый вальс». Их очень любил отец.

Став на голландский ковер, расцвеченный тюльпанами, как и сама Голландия, Евгения Маратовна начала выполнять комплекс из десяти упражнений, которые разминали все мышцы и суставы. Она улыбнулась: если кто-нибудь за ней наблюдает, то видит кино: высокая молодая женщина с прекрасной фигурой в шесть тридцать утра делает гимнастику на голландском ковре. Может быть, наблюдавшему виден и камин под старину с деревянным порталом, как бы изъеденным жучком-древоточцем.

Кончив гимнастику, она на десять минут занялась делом, не сразу понятным и даже потешным: вставила в рот пружинки и начала ритмично вытягивать губы хоботком – американский эспандер для борьбы с морщинами лица.

Ровно в семь надела на короткие светлые волосы резиновую шапочку, сняла с пальцев наперстки из застывшего пчелиного воска и стала под душ. После не вытиралась, а растирала тело махровым полотенцем, массируя небольшие энергичные груди. Макияж свела к ярко-красной губной помаде, воздушно-молочному крему и подкрашиванию кончиков ресниц.

Пора было одеваться. Колготки телесного цвета из тактиля с лайкрой. Длинная струящаяся шелковая юбка цвета темнеющего апельсина; невидимый разрез давал возможность обнажить ногу выше колена. Туфли на коротком квадратном каблуке с пряжками-стразами. Светло-кофейный жакет без воротника с пуговицами-стразами, такими же, как на туфлях, – полированная желтая яшма.

Одетая, Евгения Маратовна прошла на кухню, белую, как больничная палата, и пустоватую, поскольку все было встроено и утоплено – даже газовая плита. Лишь большой стол посреди теплел светлым деревом. Она позавтракала: несколько капель экстракта гарсинии камбоджийской, небольшой апельсин, пластинка сыра «эдем» и чашка черного кофе.

Евгения Маратовна вернулась в гостиную. Капнула на шею – духи оживают только на коже – из флакончика «О-де-Роша»: не хотела изменять им уже несколько лет. Серьги, две крупные жемчужины почти такого же цвета, как и пуговицы-стразы. Платиновое колечко с якутским бриллиантиком. Часы «Тиссот» и солнцезащитные очки «Труссарди»…

Модно то, что тебе идет.

Оставалось двадцать минут: ровно столько, сколько требовалось дойти пешком до офиса. Машина стояла во дворе, но глупо отказываться от утренней двухквартальной прогулки. Она повесила на плечо плоскую сумку из тисненой кожи, окантованной полированным орехом.

Направившись к выходу, она заглянула в кабинет: в глубине письменного стола блестел хрустальный бокал со свежей розой перед фотопортретом пожилого мужчины с печальными глазами и виноватой улыбкой. Евгения Маратовна тоже улыбнулась ему печально и пошла в переднюю…

Ее перехватил телефонный звонок. Она запрещала беспокоить без острой необходимости – на это есть долгий рабочий день. Не пейджер, не «мобильник»: звонил телефонный аппарат. Она взяла трубку.

– Евгения Маратовна?

– Да.

– Хочу вас предупредить, – сказал незнакомо-глуховатый мужской голос.

– Предупредите, – согласилась она почти игриво.

Вам грозит опасность.

– От кого?

– Зайцу не важен калибр охотничьего ружья.

– Я, что ли, заяц?

– Вы чернобурка, Евгения Маратовна.

– А ты, значит, охотник?

– Не важно, кто я.

– Охотник, иди просуши порох.

Она положила трубку. Розыгрыш, ошибка или хамство? Светлый лик часов «Тиссот» показал, что размышляла минуту. Ее хватило, чтобы телефонный дурак вторично набрал номер. Можно трубку не брать, но сейчас она узнает, что было: розыгрыш, ошибка или хамство?

– Ну?

– Евгения Маратовна, вы заняли наихудшую жизненную позицию.

– Какую же? – сработало любопытство.

– Когда не дают жить другим.

– Тебе, что ли?

– В том числе.

– Мужик, займись делом.

Она отнесла трубку от уха, намереваясь ее бросить, но донесшиеся слова руку задержали.

– Ты не подписала два контракта!

Евгения Маратовна замолчала. Удивил не переход на «ты» и не огрубевший тон, а знание ее дел. Не подписала два контракта… У нее вырвалось:

– Да кто же ты такой?

– Если не хочешь, чтобы твоя жизнь стала сплошным приколом, то не суй палки в колеса.

– А-а-а, ты «браток», – удивилась она, потому что до сих пор бандиты на фирму не наезжали.

– Маратовна, считай, чт ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→