Искатель. 2001. Выпуск №5

Искатель. 2001

Выпуск № 5

Джек РИЧИ

И НЕ ПОДКОПАЕШЬСЯ

У человека была рыхлая и дряблая физиономия, на носу болтались очки без оправы, но пистолет он держал уверенно и целился точно. Узнав о причине его появления, я удивился собственному спокойствию. И сказал:

– Обидно умирать в неведении. Кто нанял вас убить меня?

– Как знать, может, я ваш личный враг, – мягко ответил он.

Я смешивал коктейль в своем кабинете, когда услышал, как он входит, и обернулся. Налив себе бокал, я проговорил:

– Своих врагов я нажил сам. А вас я не знаю. Вас наняла моя жена?

– Совершенно верно. – Он ухмыльнулся. – И причина должна быть очевидна для вас.

– Да, – сказал я. – У меня есть деньги, и она хочет их получить, все до последнего цента.

Он безучастно разглядывал меня.

– Сколько вам лет?

– Пятьдесят три года.

– А вашей благоверной?

– Двадцать два.

Он прищелкнул языком.

– Вы были наивны, если надеялись на устойчивый брак, мистер Уильямс.

Я пригубил бокал.

– Вообще-то я предвидел, что через год-другой разведусь и понесу ощутимые расходы. Но такой смерти не ждал.

– Ваша супруга – очаровательная, но алчная дама, мистер Уильямс. Странно, что вы этого не замечали.

Я взглянул на пистолет.

– Подозреваю, что убивать вам не впервой.

– Совершенно верно.

– И, надо думать, это доставляет вам удовольствие.

Он кивнул.

– Я готов признать, что это патология, но так уж сложилось.

Я молча смотрел на него и ждал. Потом сказал:

– Вы здесь уже больше двух минут, а я все жив.

– Нам некуда спешить, мистер Уильямс, – проворковал он.

– Ага, стало быть, убийство само по себе не главное. Вы непременно должны насладиться предшествующими мгновениями.

– Вы очень проницательны, мистер Уильямс.

– И чем усерднее я стану так или иначе развлекать вас, тем дольше проживу?

– Разумеется, в определенных пределах.

– Естественно. Выпьете чего-нибудь, мистер…

– Смит. Легко запоминается. Да, спасибо. Только позвольте мне понаблюдать, как вы наливаете.

– Трудно представить, что я храню отраву специально для такого случая.

– Трудно, но можно.

Он проследил, как я смешиваю коктейль, и сел в кресло.

Я устроился на диване.

– И где же будет моя жена во время убийства?

– На вечеринке, мистер Уильямс. Там будет дюжина гостей, готовых присягнуть, что она все время была у них на глазах.

– Меня убьет взломщик? Грабитель?

Он поставил стакан на кофейный столик.

– Да. Убив вас, я, разумеется, вымою свой стакан и поставлю его на место. А уходя, сотру свои отпечатки со всех дверных ручек, к которым прикасался.

– Вы заберете что-нибудь? Дабы придать правдоподобия картине?

– Это не нужно, мистер Уильямс. Полиция решит, что после убийства грабитель струхнул и убежал с пустыми руками.

– Вон та картина на стене стоит тридцать тысяч, – сказал я.

Он на миг скосил глаза на картину и вновь уставился на меня.

– Соблазнительно, мистер Уильямс, но я не хочу иметь ничего такого, что хотя бы отдаленно связывало бы меня с вами. Я ценю произведения искусства, особенно дорогие, но не до такой степени, чтобы рисковать угодить на электрический стул. – Он усмехнулся. – Или вы предлагаете мне это полотно в обмен на вашу жизнь?

– У меня мелькнула такая мысль.

Он покачал головой.

– Извините, мистер Уильямс, но если уж я взялся за дело, то не пойду на попятную. Профессиональная этика, знаете ли.

Я поставил свой стакан на кофейный столик рядом с бокалом Смита.

– Вы ждете, когда я выкажу страх?

– Рано или поздно выкажете.

– И тогда вы убьете меня?

Он похлопал глазами.

– Трудно это, мистер Уильямс, бояться и скрывать свой страх.

– Вы надеетесь, что ваши жертвы будут просить пощады?

– Они всегда просят в той или иной форме.

– Взывают к вашей человечности? Но это бессмысленно.

– Бессмысленно.

– Деньги предлагают?

– Очень часто.

– И это тоже не помогает.

– До сих пор не помогало, мистер Уильямс.

– За картиной, которую я вам показал, мистер Смит, находится сейф.

Он снова взглянул на картину.

– И что с того?

– В нем пять тысяч долларов.

– Немалые деньги, мистер Уильямс.

Я взял свой бокал и подошел к картине. Открыл сейф, достал бурый конверт и допил свой коктейль. Затем поставил пустой бокал в сейф и повернул ручку.

Взор Смита был прикован к конверту.

– Принесите его сюда, пожалуйста.

Я положил конверт на столик перед его носом. Несколько секунд Смит разглядывал его, потом поднял глаза.

– Вы и впрямь думаете, что можете купить меня?

Я закурил сигарету.

– Нет. Похоже, вы неподкупны.

Он насупил брови.

– Тем не менее, вы даете мне пять тысяч.

Я взял конверт и высыпал его содержимое на столик.

– Старые счета. Вам в них никакого проку.

Смит побагровел.

– Тогда зачем вы все это устроили?

– Ну, например, чтобы подойти к сейфу и поставить в него ваш стакан.

Он метнул взгляд на бокал на столике.

– Это был ваш стакан, а не мой.

Я улыбнулся.

– Нет, мистер Смит, ваш. И я представляю себе, как удивятся сыщики, увидев пустой бокал в моем сейфе. Коль скоро я буду убит, им, я надеюсь, достанет ума снять с бокала отпечатки пальцев.

Смит прищурился.

– Я ни на миг не сводил с вас глаз. Вы не могли подменить бокал.

– Неужели? Насколько помню, вы дважды смотрели на картину.

Он машинально взглянул на неё снова.

– Всего секунду-другую.

– А мне больше и не надо.

Лицо Смита покрылось испариной.

– Я утверждаю, что это невозможно.

– В таком случае, боюсь, вы будете очень удивлены, когда к вам нагрянет полиция. И очень скоро у вас появится прекрасная возможность посидеть на электрическом стуле. Вы разделите участь ваших жертв, ожидающих смерти, и, вдобавок, у вас будет гораздо больше времени, чтобы натешиться мыслями о ней. Уверен, что вы читали статьи о казнях на электрическом стуле.

Кажется, его палец коснулся спускового крючка.

– Интересно, как вы будете умирать? – произнес я. – Наверное, вы убеждены, что встретите смерть достойно и невозмутимо. Но это – лишь утешительный самообман, мистер Смит. Скорее всего, вас придется тащить волоком…

– Откройте сейф, или я вас убью, – деревянным голосом проговорил он.

Я рассмеялся.

– На самом деле, мистер Смит, мы оба прекрасно знаем, что вы убьете меня как раз в том случае, если я открою сейф.

Прошло с полминуты, прежде чем он заговорил.

– Как вы намерены поступить с бокалом?

– Если вы меня не убьете – а я склонен думать, что теперь вы этого не сделаете, – то я отправлю его в частное сыскное бюро, чтобы они там сняли отпечатки пальцев и сохранили их. Я положу их в конверт и запечатаю вместе с письмом, содержащим все необходимые сведения, а потом рспоряжусь, чтобы конверт отправили в полицию, если я погибну насильственной смертью или в результате несчастного случая.

Смит долго смотрел на меня, потом вздохнул.

– В этом нет нужды. Сейчас я уйду, и вы больше никогда не увидите меня.

Я покачал головой.

– Мой план лучше. Он вселяет в меня уверенность в завтрашнем дне.

Он задумался.

– Почему бы вам сразу не пойти в полицию?

– У меня есть на то причины.

Смит посмотрел на свой пистолет и сунул его в карман. До него, наконец, дошло.

– Но ведь ваша жена может нанять другого убийцу.

– Конечно.

– А обвинят меня, и я отправлюсь на электрический стул.

– Боюсь, что так. Если только… Если только она будет в состоянии нанять другого убийцу.

– Да ими хоть пруд пруди… – он осекся.

Я улыбнулся.

– Моя жена сказала вам, где она сейчас?

– У каких-то Питерсонов. Она покинет их в одиннадцать часов.

– Одиннадцать? Удобное время. Сегодня будет темная ночь. Питерсоны живут в Бриджхэмптоне, – сказал я и назвал Смиту номер дома.

Наши взгляды встретились.

– Вам придется сделать это, чтобы обезопасить себя, – мягко произнес я.

Смит медленно застегнул пальто.

– А где будете вы в одиннадцать часов, мистер Уильямс?

– В своем клубе. Вероятно, буду дуться в карты в обществе пяти-шести приятелей. Несомненно, они будут сочувствовать мне, когда я получу весть, что моя жена… застрелена?

– Все зависит от обстоятельств. – Смит тускло улыбнулся. – Вы когда-нибудь любили ее?

Я взял со стола малахитовую статуэтку и принялся вертеть её в пальцах.

– Вот вещица, к которой я был очень привязан, когда купил её. Но теперь она мне наскучила. Пора обзавестись новой.

Когда Смит ушел, я завез стакан в сыскное бюро, а потом поехал в клуб.

Не стакан из сейфа, разумеется, на нем не было ничьих отпечатков, кроме моих собственных. Я отвез туда стакан, который Смит, уходя, оставил на столе. Отпечатки его пальцев оказались очень четкими.

Перевели с английского

Хелена Вернер и Андрей Шаров

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→