Вы призвали не того... Книга 5

Вы призвали не того…

Арка 6. Оферон, столица людей. Да здравствует Король!

Глава 173. План «Гэ» (пролог 5 книги).

Василиса

Я сидела на каменном полу в углу камеры и отрешенно смотрела на крепкую железную дверь.

Мыслей не было. Ни единой.

Все силы уходили просто на то, чтобы не разреветься.

Болело все. От побоев, от пыток, от издевательств и изнасилований тюремщиков… Я, конечно, знала, что местные «служители закона» те еще сволочи, но не до такой же степени!

Особенно меня беспокоили подсохшая рана от ожога на боку и дыра от крюка на внутренней стороне бедра. Эти скоты даже не удосужились хоть как-то обработать дела рук своих. Зачем? Все равно на рассвете меня ожидает публичная казнь.

Не знаю, сколько я уже так сидела.

И не знаю, сколько мне еще осталось.

Время словно застыло.

Была только воля, отчаянно цепляющаяся за остатки рассудка, заключенная в умирающем от издевательств теле.

Вот только с каждым мгновением этой воли становилось все меньше.

По щеке медленно скатилась слеза.

А ведь операция казалась такой простой. Я решила даже Андрея не подключать — у него и своих дел хватало. Пропадал целыми днями в канализации, разбираясь с какими-то божественными квестами. Впрочем, мы и без него прекрасно справлялись. До этого момента.

Нужно было всего лишь проникнуть в особняк одного из мелких аристократов, что располагался на окраине Внутреннего города, да «убедить» его присоединиться к нам. Или тихо устранить.

Но там нас уже ждали…

Убийцы из тайной стражи. Если бы не чутье Тай, то мы бы там все и остались. А так только несколько трупов с нашей стороны. Ну и я в качестве пленной.

Что с Ласатардией и остальными мне было неизвестно.

А потом был настоящий кошмар. Я сбилась со счета времени. В памяти остались только бесконечная боль и унижения.

Наверное, я плакала. Скорее всего, умоляла прекратить. Может быть, даже что-то рассказала. Но у меня создалось такое впечатление, что тюремщики и не собирались что-то спрашивать. Они просто наслаждались самим процессом.

А в конце мне пообещали, что утром «выпотрошат память», после чего казнят на главной площади. Через колесование.

В коридоре послышались шаги. Неторопливые. Приглушенные. Они стихли прямо рядом с моей дверью. В замке заскрежетал ключ.

Я невольно сжалась в углу, подтянув ноги к покрытой отметинами от хлыста груди. Уткнулась носом в колени.

Вот и все. Почему я просто не умерла в том особняке?

Скрип двери. Все те же спокойные мягкие шаги. Остановились рядом со мной.

Может быть, напасть? Нет. Я даже подняться самостоятельно не могу.

По щекам уже вовсю катились слезы обиды. Так ведь все хорошо начиналось. И к чему пришло? Жизнь любит подсовывать нам всякое дерьмо…

- Вась.

Кажется, я все же повредилась рассудком.

- Вась, ты там хоть живая, а? А то если нет, то я пойду…

- Ж… живая, - сорванным голосом просипела я, осторожно поднимая глаза.

Передо мной в форме тюремщика стоял Андрей. С извечной кривой улыбкой на лице и связкой тронутых ржавчиной ключей в руке.

- Ну, вот и молодец, - хмыкнул он, присаживаясь рядом. - Идти сможешь? А то я тут, конечно, вовсю лысого чувака со штрих-кодом на затылке косплеил, но скоро ту парочку охранников должны хватиться. И тогда придется задействовать план «Гэ».

- Почему «Гэ»? - на автомате спросила я.

- Потому что «Говно». Ибо с«Авось» пролетели, «Борзость» кончился, а «Валим» мы сейчас рискуем завалить. Давай, красавица, сделаем тебе укольчик от доброго доктора Хомы, и сматываемся из этого милого домика…

Прежде чем мое затуманенное сознание успело переварить тот бред, что он на меня вывалил, Андрей ловко сделал какую-то инъекцию в мое изодранное плечо, после чего легко подхватил на руки.

По телу пробежала мягкая волна, смывающая боль и страх. А разум начал медленно затуманиваться, словно погружаясь во что-то пушистое и невероятно теплое.

- Так и влюбиться можно, - сонно пробормотала я, уткнувшись в шею Андрея.

- Вот этого не надо, - раздался над ухом его негромкий голос. - А то у таких «влюбленных» есть неприятная тенденция к трагическому склеиванию ласт…

***

Егор

Я до скрипа сжал шершавую поверхность посоха.

Угораздило, ничего не скажешь.

Какого мракобеса мы только пошли тогда на прогулку? Сидели бы спокойно в общежитии, готовились к экзамену по истории Великой Империи… Так нет же, нужно было «пойти проветриться».

Эх.

Впрочем, могло быть гораздо хуже. Достаточно вспомнить наш первый опыт встречи с «местными аборигенами». Если бы не Андрей, я был бы уже мертв. А Юля… ее ждала судьба даже похуже смерти.

Я невольно покосился на напряженно замершую рядом подругу.

Дроу. Темная эльфийка. И, кроме внешности, я заметил как постепенно менялся и ее характер. Не знаю, было ли это из-за влияния тела, обстоятельств, пережитого или новых возможностей. Скорее всего, все сразу.

Она и раньше была немного несдержанна, но тут ей просто рвет крышу. К счастью, меня она еще слушается. И Андрея…

Нашему спасителю вообще сложно не подчиниться. Просто физически сложно. Большую часть времени это весьма простой человек без каких-либо комплексов, с немного быдловатым характером и самыми простыми желаниями. Кажется, что понять такого и предсказать его действия сможет даже не психолог, а любой мало-мальски здравомыслящий человек.

Но вот иногда это все слетает словно шелуха. И в такие моменты мне становится страшно просто стоять рядом. Словно это и не человек вовсе, а какое-то выползшее из глубин Преисподней чудовище. Словно что-то витает вокруг него. Незримое. Неосязаемое. Но ласково проводящее когтями по горлу. Пробирающее холодом до самого сердца. Смотрящее прямо в душу расчетливым голодным взглядом…

Квинтэссенция первобытного животного страха.

Я тряхнул головой, спешно отгоняя всплывшие воспоминания.

К счастью, в таком состоянии мы видим Андрея очень редко.

- Кшии… - зашипела сидящая рядом тварь, приподнимая кошмарную голову.

- Что-то пошло не так, - то ли перевела, то ли почувствовала Химэ, создавая из собственной крови два коротких алых клинка.

Я вообще удивляюсь этой их «чувствительности». Причем больше всего это выражено у Химэ и Андрея — они мгновенно чуют любую угрозу еще до того, как она сама себя осознает. Помнится, не так давно Юля попыталась «атаковать» спящую Химэ. Так моя подруга даже встать со своего места не успела, а у ее горла уже парили два кристальных клинка. А блондинка продолжала при этом спокойно спать под боком Андрея…

Сейчас я, Юля, Химэ и Кроконяша расположились в темном узком переулке неподалеку от здания городской темницы. Мы изображали первый отряд прикрытия - «Суррикаты». Второй отряд, «Носороги», состоял из Элли и еще трех рыцарей принцессы, и располагались они чуть дальше, чтобы привлекать меньше внимания.

Ну и третий отряд, «Чайки», включал в себя Акроню, Нокс и Лафииль, которым был отдан приказ «смотреть сверху и, в случае чего, гадить врагам на макушки». Не знаю, как насчет Ужаса и вампирши, но вот чокнутая алхимичка поняла приказ самым буквальным образом и загрузила сумку бомбочками, которые, разбиваясь о твердую поверхность, стреляли во все стороны смазанными говном иглами. Также на этой троице висела эвакуация зондер-команды, которую составляли всего двое: сам Андрей и Тай.

Ночную тишину города пронзил резкий звук самого настоящего боевого рога. Точно определить направление из-за гуляющего между домами эха было нельзя, но, кажется, этот не самый мелодичный звук шел откуда-то с крыши тюремного здания.

Хоть ночь стояла темная, но благодаря «кошачьему глазу» и обостренному восприятию лесного эльфа я довольно сносно, при моей-то близорукости, видел площадь перед зданием. А также стягивающиеся к ней со всех сторон патрули стражи.

Похоже, что проникновение все же заметили до того, как Андрей успел выйти из корпуса.

- Значит, приступаем к плану «Гэ», - Химэ кровожадно улыбнулась и неторопливо пошла вперед. - Давно я нормально не разминалась…

Я только вздохнул и покачал головой.

Эта чудовищная женщина приступила к своей роли — лобовая атака на превосходящие силы противника. Главное, чтобы она сильно не увлекалась — подтянутся маги и даже ей станет «жарко». У нас же с Юлей и Кроконяшей сейчас будет своя партия — партизанское вырезание по переулкам опаздывающих или отступающих противников.

Руки слегка тряслись. Мне еще ни разу не доводилось убивать людей.

А вот взбирающаяся в седло Юля внешне проявляла только нетерпение и кровожадно сверкала алыми глазами.

Как я и думал — этот мир меняет ее стремительней и сильней меня.

***

Андрей

- Дерьмо, - негромко констатировал я, выглядывая в окошко на втором этаже тюремного здания. - Похоже, играем по резервному плану.

В идеале все было просто.

Нокси пролетает над зданием тюрьмы и долбит по нему своей коронной усыпляющей абилкой. Мы с Тай тихонько влезаем внутрь, разыскиваем Ваську, после чего выходим через черный ход и растворяемся в ночи. Вернее, в нашей любимой канализации.

Проблемы начались еще с нашей милой зубасто-летучей херни. Абилка не работала. Нокси пошаркала лапкой и стыдливо призналась, что ее сначала понерфили, когда она отказалась от статуса Хранителя, а потом еще раз порезали, когда проиграла мне и была связана клятвой на ближайший год.

Так что теперь максимум, который она могла выдать — это один спящий стражник. А если растянуть абилку на все здание, то результат будет лишь в виде повышенной сонливости и зевоты.

В результате пришлось менять план и о ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→