Вторая брачная ночь

Мишель Смарт

ВТОРАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ

Глава 1

Ксандер Тракас считал, что хуже его жизнь уже быть не может, но эта новость стала последней каплей. Его американский адвокат, профессионал из профессионалов, сообщил, что его брак с Элизабет Янг зарегистрирован во всех соответствующих инстанциях, однако нет никаких следов его расторжения. Формально они все еще женаты.

Ксандер яростно потер тыльную сторону шеи, глубоко вздохнув.

Вся эта история с таблоидом «Тайны знаменитостей!» превратилась в скандал десятилетия. Он не думал, что обещания «сочных подробностей о жизни наиболее желанных и развратных холостяков планеты» окажутся правдой. Он, конечно, действительно входил в список самых желанных — но развратных? Ксандер слышал множество сальных историй о своих новых собратьях по несчастью — по сравнению с ними он вообще практически девственник! Ну ладно, это, конечно, преуменьшение — однако те несколько его партнерш за много лет, с которыми он был во вполне моногамных отношениях, не идут ни в какое сравнение с достижениями Данте Манчини, Бенджамина Картера или шейха Зайн аль-Гамди.

Последующие статьи, не только в «Тайнах знаменитостей!», но и в конкурирующих с ним изданиях подобного типа, нарисовали его портрет, который не имел ничего общего с оригиналом. Три его бывших возлюбленных продали свои истории, приукрашивая их и выдавая за сенсацию то, что он считал абсолютно нормальными, здоровыми отношениями. Какие-то женщины, знакомства с которыми он даже не помнил, рассказывали о проведенных с ним ночах. В общем, полное безумие.

И, как ни странно, единственной женщиной, которая не продала душу за несколько сребреников, была та, на которой он, вопреки здравому смыслу, женился десять лет назад.

Достаточно одному дотошному репортеру покопаться в судебных документах, как история о его браке выплывет наружу. И всем станет ясно, что, пока его покинутая греческая невеста умирала от многочисленных травм, он проводил время с американской красавицей, абсолютно равнодушный к трагедии.

Он никогда не разговаривал об этом ни с кем. Ни с самой Элизабет, ни с родителями, ни с друзьями.

С Элизабет они никогда не жили вместе как муж и жена. Встретились, поженились, провели безумные две недели на острове Святого Франциска, а потом разошлись в разные стороны.

Однако эти разные стороны, как оказалось, не включали аннулирования брака — которого, как утверждала Элизабет, дополнив это утверждение крепкими ругательствами, она собиралась потребовать.

В последний раз они виделись в коттедже, который снимали на острове. По ее ошарашенному лицу катились слезы.

Знала ли она, что прошение об аннулировании отклонено? Знала ли брачная посредница мультимиллионера, что она сама и есть его законная жена? Было крайне маловероятно, что нет, однако за все эти годы она ни разу не пыталась с ним связаться.

Он, впрочем, тоже. Он практически полностью стер ее лицо из своей памяти.

Следовало соблюдать осторожность.

Судя по досье, которое ему на нее собрали, она больше не была той беззаботной девятнадцатилетней девочкой, которая не думала ни о чем другом, кроме свежего ветра в волосах, моря и солнечных пляжей. За эти десять лет она создала для себя с нуля совершенно другую жизнь.

Его телефон завибрировал, нарушая ход его мыслей. Ксандер думал, что это адвокат, которому он поручил выяснить, по какой причине прошение о разводе было отклонено. Он еле успел сообразить, что это не так, и не отвечать на вызов. Звонил отец, а Ксандер не был сейчас готов с ним разговаривать.

Разговоры с родителями становились все более напряженными, и виноваты в этом были обе стороны. На днях его невестка попала в больницу с алкогольным отравлением, и у нее отказала печень. А если его брат не прекратит накачиваться наркотиками, он будет следующим. Все это было довольно тяжело переживать и без скандала, который развернулся из-за публикаций в «Тайнах знаменитостей!».

Нужно оставаться хладнокровным и трезвомыслящим. Завтра он возвращается домой, но сегодня его ждет ежегодная вечеринка благотворительного фонда «Надежда», который он спонсировал. Там будут все четверо главных героев скандала — а значит, и пресса в больших количествах. Все они были донорами этого фонда, и из-за скандала, связанного с ними, дела его ухудшались.

Хотя бизнес их лежал в разных сферах, многие годы эти четверо были соперниками. Все они были молоды, запредельно богаты и обладали сугубо практичным и прямолинейным подходом к делам. Их взаимодействия друг с другом никогда не отличались особым дружелюбием.

Но сегодня им придется преодолеть привычную враждебность. Они чувствовали нарастающее давление. Они были в центре тайфуна, и чем скорее они найдут оттуда выход, тем лучше.

Две недели спустя

Элизабет Янг вошла в свою квартиру в Вест-Виллидж[1] с явным чувством облегчения. После недели, проведенной в Риме, она была рада вернуться домой.

Она жила в самом центре Нью-Йорка, в одном из его старейших районов. Площадь квартиры была не такой уж большой — она, конечно, хорошо зарабатывала, но все-таки не настолько, — однако нигде больше ей не удавалось добиться такого же ощущения комфорта и уюта.

Примерно в десятый раз с момента приземления Элизабет проверила телефон, уверяя себя, что дело в возможном звонке Пайпер, а вовсе не в том, что, по слухам, с ней собирается связаться бывший муж.

Именно из-за того, что Пайпер назвала его имя, она так и разнервничалась. Симпатичная австралийка так и засыпала ее вопросами, и Элизабет не могла ее винить — на ее месте ей и самой было бы любопытно. Трое из мужчин, задействованных в скандале «Тайны знаменитостей!», уже обратились к ее услугам — вполне ожидаемо, что и четвертый тоже к ней обратится.

Данте сказал, что Ксандер тоже тебе позвонит.

Это Пайпер так сказала? Они точно говорили о чем-то подобном, в результате чего Элизабет пришлось встретиться лицом к лицу с тем, что до этого она почти две недели отрицала.

Бенджамин, Зайн и Данте — все трое сказали, что ее контакты и рекомендацию им дал Ксандер. Она понятия не имела, откуда он вообще знает, чем она занимается, и тем более откуда у него ее контакты. Ее агентство «Левиафан» работало в атмосфере строгой секретности и только по личным рекомендациям.

Она сказала себе, что то, что он порекомендовал ее услуги другим, еще не означает, что он собирается сам ими воспользоваться. В конце концов, у него другая ситуация: семья Тракас единолично владеет компанией «Тимос» на протяжении поколений.

Компания работала в индустрии красоты и моды, ее продукты продавались по всему миру. Им не нужно было оглядываться на мнения акционеров или цену акций на бирже — ничего этого не было. И Ксандеру не было нужды жениться, чтобы спасти семейную репутацию.

Первые несколько дней после того, как он ее бросил, Элизабет прожила словно в тумане. Каждое утро она просыпалась с надеждой, что все это лишь плохой сон, и протягивала руку, ожидая найти его в постели рядом с собой. На четвертый день, когда она пялилась в телефон в надежде увидеть от него хоть слово, в комнату вдруг вошла ее мать. И тут розовые очки, которые Элизабет носила всю жизнь, упали и разбились.

Романтическая вечная любовь — это сказка, и ее родители — лучшее тому доказательство. А она сама — просто наивная идиотка, которая думала, что в ее жизни все должно быть как-то иначе.

С того момента ее жизнь разительно изменилась.

Следующие несколько лет Элизабет намеренно запрещала себе думать о человеке, который разбил ей сердце. Он для нее просто не существовал. Так было до тех пор, пока она не наткнулась на статью о вновь назначенном исполнительном директоре «Тимос» Ксандере Тракасе. Который совершил практически невозможное, выйдя со своей компанией на американский рынок.

Только тогда она узнала, насколько богатой и могущественной была эта семья. А еще из этой статьи она узнала об Ане Сукис, возлюбленной Ксандера с детства. Они собирались пожениться, но незадолго до свадьбы Ана трагически погибла в автомобильной катастрофе.

В то же самое время, когда этот грязный подонок женился на ней.

То есть он женился на ней либо когда был обручен с другой женщиной, либо когда должен был убиваться из-за ее гибели.

Статью она выбросила, возблагодарив небеса, что прошло еще недостаточно много времени и брак удалось аннулировать. Бракоразводного процесса она бы не перенесла.

И несмотря на то, что она корила себя за это, следующие годы она продолжала время от времени следить за упоминаниями его имени в прессе. Он больше не женился — да и зачем бы? Женщины и так вешались ему на шею в количествах, превышающих разумные, если верить тем же «Тайнам знаменитостей!». Из всех четверых, задействованных в скандале, Ксандер был наименее им затронут. Так что жена ему не нужна.

Поэтому хватит о нем думать, сказала она себе, облачаясь в халат и отправляясь в ванную. Из-за четырнадцатичасового перелета она чувствовала себя выжатой как лимон.

Вместо этого она стала думать о Пайпер. Если бы она могла, она бы всеми силами постаралась отговорить ее от брака с Данте. Это не она их свела — их брак родился из случайной ночи вместе, которая увенчалась незапланированной беременностью. А помощь Элизабет была нужна лишь для того, чтобы подготовить бедную девочку к роли сверкающего украшения рядом с миллионером.

Если бы этим занималась Элизабет, то Пайпер была бы последней в списке претенденток. Она слишком юная и наивная для того мира, в который случайно попала. Как и — когда-то — сама Элизабет.

Она забралась в ванну и закрыла глаза. И тут телефо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→