Любви все особи подвластны

Ната Магг

Любви все особи подвластны

Мир драконов, Астанг, считается жестоким Миром воинов и воительниц, но еще он был прекрасен и могуществен, как и его жители. Главная достопримечательность этих земель — это горы. В результате многих веков здесь сформировалось огромное количество пиков и утесов самых причудливых очертаний. Они вздымаются в небо, словно башни замков, построенных великанами. Деревья, кустарники и травы с яркими цветами, пышным ковром расстилаются по всем высоким горам, уносящимися своими пиками высоко в небо. Их разделяют глубокие ущелья с реками, озерами и водопадами, а соединяются естественными каменными мостами, созданными природой. Часто подножия гор скрыты туманом и кажется, что они парят в воздухе. Здесь образуются огромные пещеры, с большими залами, коридорами и галереями с сотнями цветных сталагмитов, колонн и других сказочных образований. Высота сводов достигает много метров, что позволяет драконам создавать свои жилища.

Добыча золота, драгоценных камней, сокровищ, было главным смыслом их жизни. Любовь, дружба и преданность уходили на задний план бытия. Нельзя сказать, что драконы были лишены этих чувств, но живя десятки веков, они успевали притупиться, потерять свою остроту.

Властитель трех самых больших стай Дагонур, казалось, расслабленно развалился в кресле и закрыл глаза. Его волнение выдавали руки, что плотно сжимали подлокотники. Он расположился в кабинете своего огромного замка, который был выстроен на вершине высокой скалы, и ждал своего Главного Военачальника. От громкого стука в массивные деревянные двери, Властитель чуть заметно вздрогнул, резко встал и разрешил гостю зайти.

— Ты быстро явился Харас, проходи. У меня к тебе важный разговор, — правитель самого большого государства Мира Астанг махнул рукой в сторону камина, приглашая пришедшего присесть. Сам опять тяжело опустился на соседнее кресло.

— Я рад служить тебе Властитель Дагонур Зорг, — почтительно склонил голову воин, интуитивно поправляя меч в ножнах, присел на предложенное место и дал понять взглядом, что внимательно слушает. В это время дверь широко распахнулась, и стражники впустили в комнату стройную, но спортивно сложенную женщину, которую сопровождали несколько нарядно одетых девушек. Ее голову украшали длинные черные локоны, а карие глаза, сверкали золотистыми искрами, отражаясь в пламени камина. Смотрели они зло, холодно и неприветливо, хотя губы кривились в улыбке. Властитель внешне был очень похож на женщину, их можно было назвать братом и сестрой, но имел высокий рост и мощное телосложение.

— Вы заняты, мой супруг? — она настороженно окинула взглядом Главного Военачальника, но не приветствовала его, — я хотела отправиться на прогулку к озерам. Это ненадолго, к вечеру вернусь. Меня будут сопровождать мои воительницы.

— Хорошо, дорогая, отдыхайте. Но, не помешает взять с собой стражников, — предложил Дагонур, хотя был озабочен своими мыслями и его мало волновали дела супруги, — мне докладывали лазутчики, что в последние дни на горном массиве Корнат стая Хуанши возобновили боевые действия между собой. Эти летучие твари полностью лишены разума, им все равно с кем сражаться, и лучше не попадаться им на пути.

— Мы будем осторожны, — холодно улыбалась молодая, красивая женщина и легкой походкой покинула комнату. Она была уверена в силе своих воительниц, которые преданно служили супруге Властителя и были готовы отдать за нее свою жизни, не задумываясь. Валерас оделась в темно синюю тунику из тончайшего шелка, на шее, руках блистало много золотых украшений, а стройные ножки, узкими ремешками, оплетали кожаные сандалии.

— Харас Тибр, — Властитель опять привлек внимание гостя, приказал прислуге налить вина и оставить их одних, — я хочу, чтобы ты выделил лучших воинов с магическим даром для охраны одной девушки, дочери торговца Киана. Она ждет от меня ребенка, но это должно оставаться в строжайшей тайне. Ты же знаешь дружище, вот уже несколько веков нам с Валерасой не удается получить потомство. Сейчас моя душа переполнена счастьем, а я успел позабыть это прекрасное чувство. Но, сердце тревожится за возлюбленную и наше дитя. Ты мой единственный друг, которому смогу полностью довериться. Мы столько всего пережили с тобой, сражаясь, бок о бок и спасая друг другу жизни. Что ответишь Воин и собрат?

— О, Властитель, я полностью разделяю вашу радость и тревогу, — Харас не был удивлен такими искренними переживаниями правителя Гратана. Кто, как не он часто и тайно сопровождал Дагонура к его возлюбленной и такой желанной женщине. Теперь их любовь дала долгожданный плод, а это большая редкость и радость в семьях драконов. Он, как отец одного сына хорошо понимал чувства Властителя и радовался за него, — я приму все меры предосторожности, и найду самого лучшего лекаря в Астанге. Но, кто посмеет прикоснуться к вашему «сокровищу» и будущей матери?

— Спасибо, Харас, — Дагонур, нахмурившись, вертел в руке золотой кубок с вином, и неохотно сделал один глоток, — да, никто не посмеет прикоснуться к моей Сумаре. Никто! — лицо Властителя стало злым, надменным, но он горестно усмехнулся, — никто кроме Валерасы. Она никогда не смирится, что этот ребенок не от нее. На мои измены гордая дочь Вожака Кардонской стаи смотрела снисходительно, но это дитя никогда не переступит порог нашего замка и не станет наследником.

— Вы Властитель самого большого и могущественного государства Астанга, — разволновался Главный Военачальник, — она ничего не сможет сделать, раз сама бесплодна. Даже наш покровитель Бог Иллуян в такой ситуации благословит ваше дитя.

— Недооценивай разгневанную, обманутую и обиженную женщину с таким высоким статусом, отрядом воительниц и острыми, как сталь когтями. Она готова на любую месть, а ее изгнание или смерть приведет нас к новым битвам. Вожак Комруд Дирг не простит позора дочери. Лучше нам пока действовать тайно.

— Слушаюсь, Властитель, — воин встал, низко склонил голову и приложил правую руку к сердцу, показывая свою преданность, — все будет исполнено в точности, не стоит волноваться.

Разговор мужчин был закончен и никто из них не заметил личную прислужницу Валерасы, что спряталась за темными шторами окна. Девушка прошептала, пересохшими от волнения губами молитву Богу Иллуян и осторожно вышла через тайный ход, исчезая в темном коридоре замка.

* * *

Не могу поверить, что это происходит со мной. Где же Властелин, мой возлюбленный и его воины? Неужели всех перебили воительницы Валерасы? Он обещал оберегать меня и наше дитя, — мысли метались в разгоряченном от ужаса разуме, а женщина, прислушиваясь к громким крикам во дворе, все крепче прижимая к своей груди маленькую дочь.

— Меня предали, яд слишком глубоко попал в мою кровь, тело сводит судорога, и сил совсем не осталось для перевоплощения. Нужно бежать. Я потом буду думать об отце, своей няне и прислуге, что гибнет, защищая меня. Сейчас надо спасти ребенка, пока свет жизни не покинул меня, — зеленые глаза тускнели, а спутанные рыжие волосы закрывали бледное лицо с посиневшими губами, — тайный ход, он ведет к порталу, что открыл для меня Дагонур. Мы можем с ним никогда не увидеться, но наша дочь будет свободна и жива. Сейчас только это важно. Об остальном я подумаю позже.

Женщина с трудом пробиралась по подземному переходу, ударяясь об острые камни холодных и влажных стен и уже не чувствовала ни боли, ни страха, ни звуков битвы в доме. Она молила Богов спасти ее дитя и дать сил дойти до портала. Дыхание прерывалось, а сердце было готово вырваться из груди, сильно болели ноги и руки. Сумара мысленно повторяла слова заклинания, и боялась, что ее догонят и помешают исполнить задуманное. Она не успела, не смогла закрыть за собой тайный проход и сейчас ее преследовали воительницы.

Вот выход на высокий холм, свежий ветер приятно холодит разгоряченное лицо. Малышка закапризничала, и женщина нежно поцелует ее в щечку. Она призывает заклинанием зеркальное отражение, ее поднимает вверх заклубившийся серебристый туман и затягивает в зеркальное отражение, которое рябит, как гладь озера. Один шаг и они спасены, но в спину впивается дикая боль, и сталь копья обрывает жизнь Сумары. Руки непроизвольно разжимаются, и она видит, как открывшийся портал затягивает ее дитя в иной Мир.

— Спасибо Иллуян, — шепчут слипшиеся от крови губы, и женщина из последних сил подползает к пропасти, чтобы исчезнуть навсегда, — вам не достанется мое тело и душа. Будьте вы прокляты! Ее последний, полный ненависти взгляд увидел высоко в небе дрейфующего черного дракона.

— ВАЛЕРАСА! Будь ты проклята! — последнее, что подумала несчастная женщина и ушла во тьму.

* * *

— Даг, слышишь? Этот звук не зверя и не птицы, — говорила девочка тоненьким, нежным голоском, — но такое чувство, что зовут на помощь. Посмотрим, кто смог добраться до наших мест и попасть в беду. Здесь вблизи нет болота, и твоя стая возле пещеры не охотится. Может, Остонгские псы немного развлеклись? Они никогда не подчинялись приказам Владыки Лесов. Доиграются эти хвостатые изверги, я закрои границы их поселения непроходимой границей. Тогда они научатся, как вести себя в нашем Лесу.

— Р р ры… — прозвучало в ответ и обнаженный мужчина с накаченными мускулами в одной набедренной повязке мгновенно перевоплотился в огромного зверя, лигра, помесь льва и тигра. Он бросился через заросли кустов, выскакивая на широкую поляну, заросшую травой и яркими цветами.

— Сама знаю, что мы не должны никого спасать, вот и не трогай ничего, пока я сама не посмотрю, — настойчиво прозвучал голос ребенка, и босоногая девчонка со спутанной копной волос, выбежала вслед за опасным хищником. Тот стоял, склонив темно рыжую косм ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→