В эпицентре бури

Молли И. Ли

В ЭПИЦЕНТРЕ БУРИ

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Автор: Молли И. Ли

Название на русском: В эпицентре бури

Серия: Любовь на грани

Перевод: Кнопка

Сверка: betty_page

Редактор: Lisyono4ek

Вычитка: Eva_Ber

Обложка: Мария Суркаева

Оформление: Eva_Ber

Пролог

В глазах Джастина назревала буря, ярость, грозящая разрушить всё в моей жизни. Он прислонился к стене возле маленькой кухни, скрестив свои длинные руки на груди, глядя на потертый ковёр, как будто собираясь его поджечь.

Чёрт возьми. Меня не было две минуты. Что могло случиться? Пока я пользовалась туалетом в главной спальне, что разозлило его?

Я сделала паузу на полпути и проверила атмосферу. Я знала всё о Джастине, помнила каждый взгляд. Его очень короткие, черные волосы, карие глаза и подстриженная эспаньолка обычно придавали ему таинственный шарм, но когда у него было такое выражение лица как сейчас, я знала, что через несколько минут будет взрыв ярости. Он бы, наверное, уже вспыхнул — по какой причине я действительно не могла понять — если бы агент по аренде квартир не стояла в нескольких футах от него на кухне, делая вид, что просматривает документы.

Я вздохнула и задумалась. Джастин был тихим, когда мы направлялись сюда, ничто не указывало на то, что он был зол. Оставалось только два месяца до начала моего обучения в колледже, и эта квартира была одной из самых востребованных среди студентов Талсы. Мы ухватились за возможность получить жилье так близко к колледжу. Хорошо, я ухватилась за нее, но Джастин тоже был не против прогуляться и посмотреть на нее.

В моей жизни было два первостепенных события:

Первое, я буду учиться в университете Талсы. Здесь училась моя мама, сюда поступили мои друзья, поселившись в общежитии или квартирах. Я даже не стала подавать заявления в другие колледжи, потому что другой вариант даже не рассматривался.

И второе — Джастин.

Мы встретились, когда мне было 10, а ему 13 лет во время соседской игры в кикбол (прим. Кикбол (от англ. слов «kick» — пинать и «ball» — мяч) — это игра, очень похожая на бейсбол, только с незначительными отличиями и довольно упрощенная в правилах). Он стал для меня первым во всем. Первым другом детства. С ним я пошла на первое настоящее свидание. С ним у меня были первые долгосрочные отношения. Он стал моим первым любовником.

— Вы внесете задаток сегодня? — спросила агент по недвижимости, блондинка в черной юбке и голубой блузке, вернув меня к действительности.

Я перевела взгляд на Джастина. Он был как статуя, за исключением сжатой челюсти. Моё сердце ухнуло вниз, заставляя два пончика, которые я съела на завтрак в «Dunking Donuts» отозваться неприятным ощущением в желудке (прим. Dunking Donuts — кафе, где подают разнообразные пончики).

Я сглотнула.

— Не могли бы вы дать нам минутку, чтобы поговорить, пожалуйста?

— Да, конечно, — агент отошла к входной двери.

В воздухе витало напряжение. Я была хорошо знакома с этим ощущением. Грубая текстура которого, не давала сделать вздоха, словно жесткая сторона губки, что попала в горло. Я могла подписаться, что Джастин взорвется в течение следующих пяти минут, это было в его стиле. Он просто ждал, когда я спровоцирую его на это. После нескольких лет всего этого, я была сыта по горло этим удушающим ощущением. Ох, черт подери.

— Джастин, в чём дело? — я скопировала его позу, прислонившись к противоположной стене, но положила свои руки на бедра, вместо того, чтобы скрестить их на груди.

Он, наконец, посмотрел на меня, выходя из себя. Взгляд его карих глаз был достаточно острым, чтобы наотмашь полоснуть меня, в то время как пожатие плечами заставило перекатываться его мышцы на руках.

У меня участилось сердцебиение. Его молчание было хуже мгновенного взрыва.

— Серьезно, в чем же дело? — передразнил он, подражая моему голосу, желая подлить масла в огонь.

Он опять сжал свои челюсти, почти сорвавшись. Я устала от этих взрывов, но предполагала, что они должны прекратиться, после того, как мы стали бы жить вместе. Он казался более счастливым.

Джастин разъединил руки и сделал два шага, листая открытую папку, оставленную агентом по недвижимости на барной стойке. Он внимательно просмотрел бумаги и покачал головой, прежде чем встретиться со мной взглядом.

— Это нелепо, — сказал он.

— Что нелепо? Арендная плата? Она очень приемлема, учитывая, как близко эта квартира расположена к кампусу, и ты знаешь, что для меня это будет удобно, поскольку я смогу ходить на занятия.

— Я, я, я, — проговорил он, вновь передразнивая мой голос. — А что, черт побери, должен делать я, Блейк?

Я открыла рот, чтобы ответить, но воздух застрял в моих легких. У него была стопка заявлений на работу в моей машине. Мы взяли их с собой, пока ждали, когда откроется офис по аренде. Там было более десяти вакансий механика, доступных в нашем городе, и двое менеджеров даже сказали, что заинтересованы посмотреть, что он может.

— Я думала… — он должен быть взволнован перспективой получить наше собственное местечко. Наконец-то жить вместе после всех этих лет. Джастин сказал, что с нетерпением ждал переезда, нового старта.

— Да, ты думала. Почему ты должна выбрать колледж, который находится так далеко, а? Почему я должен бросить своих друзей из-за того, что ты выбрала настолько дерьмой колледж?

— Ты серьезно? Он находится только в двух часах езды! Это не тоже самое, как если бы я попросила тебя переехать в Канаду, — я закатила глаза.

Огромная ошибка.

Джастин ударил кулаком по столешнице, заставив меня подпрыгнуть.

Мои глаза наполнились слезами, но я не позволила себе заплакать. Я видела его ещё более злым, чем сейчас, по крайней мере, он не был пьян. Потому как что-нибудь бы было уже сломано.

Он покачал головой.

— Я не собираюсь этого делать. Дома у меня есть работа. Мне нет никакого смысла переезжать сюда.

Меня как будто ударили ножом в грудь, его слова обжигали.

Джастин ненавидел свою работу. Он почти ежечасно жаловался и называл её бессмысленной работой на фабрике.

— Я думала, твоей мечтой было работать с машинами. Здесь много возможностей для этого.

Он прошёл через гостиную и навис всеми своими шестью фунтами и тремя дюймами надо мной.

— Когда-нибудь я перееду, но сюда — никогда.

Я подняла глаза, в поисках человека, которым, как я думала, он был, человеком, которым, я знала, он мог бы быть, если бы захотел. Джастин не дотянулся бы до меня, даже если бы стоял только в нескольких дюймах.

— Я всегда хотела поступить учиться сюда. Ты знал об этом с тех пор, как встретил меня.

— Но я не хотел переезжать сюда.

— Тебя пугает перемена? Потому что это понятно. Мы прожили в одном и том же городе всю нашу жизнь, но это будет опытом для нас обоих, — я попробовала прикоснуться к нему, но он отшатнулся, опаляя грозным взглядом, который заставил меня пожалеть о своем вопросе.

— Я не знаю, почему позволил зайти этой идее так далеко. Я не переезжаю. Конец истории.

— Ты заставляешь меня выбирать между моим будущим и тобой?

— Твоим будущим? Ты даже не знаешь, что хочешь делать со своей жизнью. Ты, на самом деле, думаешь, что готова быть независимой? Ты даже не можешь выбрать, что для тебя важнее.

— Я не должна решить это прямо в эту секунду, — сказала я. — У меня ещё есть время, чтобы определиться.

Джастин закатил глаза.

— Ты не имеешь понятия, что такое реальный мир. Когда мне было шестнадцать, я сам себя содержал, — он сказал это так, будто у него был десятилетний опыт по сравнению со мной.

Слезы всё-таки побежали по моим щекам, давление сжимало меня, словно клетка.

— Пожалуйста, не делай этого. Не заставляй меня выбирать.

— Ты что, правда, собираешься порвать наши отношения из-за дерьмового колледжа? Бросишь меня так же, как и все остальные?

— Я… — слова застряли в горле, моё сердце разбилось на осколки, когда он упомянул про расставание. Это слово вызвало воспоминание, которое я пыталась безуспешно похоронить.

— Ты никчемная сука! — мой отец кричал на мою мать в столовой. Через пять минут разбилось стекло. Это звучало так, будто папа ударил подносом по столу. Мы приготовили ужин, до того, как я потеряла аппетит и ушла к себе в комнату.

— Ты эгоистичная сволочь, — моя мама прокричала в ответ.

Схватив телефон, я в панике позвонила Джастину.

— Джастин, ты не мог бы прийти за мной, пожалуйста? — спросила я, когда он ответил с телефона его дяди и тёти. Наличие у меня шестнадцатилетнего парня, когда мне самой было только тринадцать, сделало моих родителей сумасшедшими, но то обстоятельство, что он мог водить машину, было приятным преимуществом в случаях, таких как этот.

— Блейк, я… я не уверен, хорошая ли это идея сегодня вечером, — сказал он.

— Пожалуйста? Я схожу с ума здесь. Если я услышу, как разбилась еще одна тарелка, я буду биться головой о стену, — сказала я, закрывая дверь в свою комнату, чтобы он не услышал драку, происходящую в доме.

Он нерешительно вздохнул.

— Тебе наплевать на нас, — приглушённый крик моей матери проник сквозь мою закрытую дверь.

Полустон-полукрик вырвался из моего горла.

— Только держись, Блейк, я еду, — сказал Джастин и повесил трубку.

Я бросила беспроводной телефон на кровать и вытерла слезы, считая секунды до его приезда. Я встретила его на подъездной дорожке, н ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→