Читать онлайн "Сновидец"

Автор Аннит Охэйо

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... лётов — а файа и другие им мешали… на том же уровне, но они были слабее. Гораздо слабее. Беда в том, что Древние не понимали файа… как и те — их, впрочем.

Даже такая борьба с Древними угрожала файа полным истреблением, и они пребывали в растерянности. Им было трудно осознать, что казавшееся первозданной природой сознательно ограничивает их. Ведь они не только строили свою Реальность, но и воевали — с другими расами и друг с другом. Отвратительная, бессмысленная война… как и любая междоусобная война, наверное. История, правда, намного сложнее, чем я пытаюсь объяснить тебе — её нельзя выстроить в линию «от плохого к хорошему»… или наоборот. Войны — лишь малая её часть, и лишь малая её часть открыта нам. Там происходило многое… у файа было много иных врагов, помимо Древних… были и могущественные союзники… они таились и ждали, пока их могущество достаточно возрастет…

Наконец, файа поняли, что им просто не нужна победа — они могли уйти в иное, свободное мироздание и создать из его хаоса свой мир. Тогда они ушли… не первыми, и даже не среди первых. Но они воскресили своих предков — Золотой Народ, нас, — чтобы мы остались здесь, как их память. Мы удались лучше, чем нас хотели создать, слишком… любопытными. Мы захотели найти свой путь. И тогда файа оставили нам всё, чего достигли в этом мире — и ушли в иные, непредставимые нам формы бытия…

Мы быстро научились строить свои межзвёздные корабли, свои блуждающие миры, но поначалу мы слишком явно уступали во всём отточенному совершенству файа. Наши пути надолго разошлись. Но мы росли… и однажды сами Древние оставили нам эту часть мироздания — потому, что в неё пришел враг, с которым они не хотели сражаться. Ярость этой войны была ужасной. Нас поначалу разбили. Мы обратились за помощью к нашим единственным союзникам и создателям — к файа, но они отказались нам помогать, ибо сила Мроо была велика, а гнев страшен. Война, в которой не могла победить ни одна из сторон, всё тянулась и тянулась, и не было ей конца…

Потом мы научились строить совершенные боевые корабли. В конце концов, они стали почти неуничтожимыми крепостями, способными постоять за себя, но у нас всегда лучше получалось оружие для обороны, не для наступления. Мы смогли найти свой путь и превзошли наших создателей, потом наших врагов, научились изменять Реальность… и себя. Теперь мы смогли изменить и своё мироздание, но… не навечно. Мы все пленники, Вайми. Вселенная слишком велика. Даже Древние были лишь «одними из» и владели непредставимо ничтожной её частью. Теперь мы заняли их место, но что толку? Наше пространство окружают Силы, неведомые нам и непонятные. У них свои представления о Реальности, у нас — свои. Мы стараемся сохранить понятный нам мир, но нам мало этого, Вайми. Мы мятежники. Мы хотим изменить порядок, сложившийся с незапамятных пор: объединить Реальности всех великих рас… или получить новые территории и ещё больше власти. Мы разные… но у всех нас общая цель — расширить наш мир… или хотя бы сохранить его. То, что ты видишь — одна из доверенных нам машин Древних. С их помощью они строили Реальность… или изменяли её. Они создали нечто, превосходящее нас и непонятное… и я стараюсь понять… разобраться… не слишком успешно. Я хотел узнать тайны Сил… а вместо этого… получил брата.

Вайми помолчал. Он слушал, почти не разделяя рассказ на слова, большинство которых были ему неизвестны, непонятны, не различая отдельных фраз, впитывал этот поток, открывшись ему, и чувствовал, как тот собирается у него внутри в новый мир, отдельный от прежнего, пускает корни в его памяти, в его разуме, и разрастается побегами новых образов и новых смыслов. И Вайми спокойно принимал и то, что этот новый мир поселился в нём, и то, что покуда он не может постичь этот мир, — он всем своим существом понимал: всё, что он услышал, будет зреть в нём всё бОльшим и бОльшим пониманием. Нужно только время.

— Я не всё понял, — ответил он. — Но я… хочу быть с вами. Вот только… мне тяжело… одному.

— Ты недолго будешь один. Скоро сюда придет наш корабль. Я отправлю тебя в Ана-Йэ, — туда, где обучается наша молодёжь. У нас долгое детство — примерно, лет до сорока пяти. Потом… мы становимся взрослыми и живём, сколько захотим… если нас не убивают, конечно. Когда ты станешь таким же, как я, мы вновь встретимся.

— Чтобы уже никогда не расстаться?

— Да. Может быть, никогда.

* * *

Вайми увидел, как корабль Золотого Народа — восьмиуступчатая пирамидальная гора, словно бы сотканная из невесомого света — закрыла звёзды. Как ни велика была Парящая Твердыня, она вошла в её ангар и показалась там маленькой. Ошеломленный Вайми вместе с братом спустился к многосоставным воротам. Они раскрылись перед ними, как цветок, и он увидел множество лиц — юноши и девушки, разные, в разной одежде, но все красивые, и глаза у них одинаковые — такие же чистые, как у Вайэрси. Они все внимательно смотрели на него, словно ожидая.

Брат взял его за руку, и Вайми пошёл вместе с ним к своему народу.

Конец