В 2017 году

В. Струкова, В. Шевченко

В 2017 году

Художник Л. Смехов

Производство студии «Диафильм», 1960 г.

Кого не волнует вопрос о будущем? Какое оно? Кому не хочется заглянуть в следующее столетие? Читая научно-фантастические книги, знакомясь с расчётами учёных и смелыми инженерными проектами, можно нарисовать себе картины будущего.

Так заглянем в будущее, перенесёмся лет на 50–60 вперёд. Может быть, в канун столетней годовщины Великого Октября такие же школьники, как вы, на уроне географии будут смотреть кинопанораму о недавнем прошлом и настоящем своей страны, — фильм о том, как советские люди переделывают природу для мира и счастья на земле.

Вот эти школьники 2017-го года в учебном кинозале. Особый приём кино — «лупа времени» позволяет им наблюдать, как создавался новый облик страны.

Ребята увидели, как протягивались навстречу друг другу пролёты мостов над бездонными горными ущельями…

…как очень точно направленные атомные взрывы срезали ненужные холмы и прорывали каналы…

…как повернули вспять Обь и Енисей и устремились к Каспийскому морю. Это недавно ещё высыхавшее море теперь принимало новые полноводные реки.

Ребята услышали голос диктора: «А вот плотина через Берингов пролив. По ней — видите? — мчатся атомные поезда. Плотина преградила путь холодному течению из Ледовитого океана, и климат Дальнего Востока улучшился.»

Потом земная поверхность как бы таяла, и можно было увидеть, что делается в недрах земли. В глубине вулканов подземные лодки-кроты из особо жаропрочной стали прорывали шахты к вечным источникам энергии.

Затем исчезла и земля. В мировом пространстве почти со скоростью света неслись фотонные ракеты — межзвёздные корабли, направляясь к самой близкой и такой далёкой планетной системе — Альфа Центавра.

Когда киносеанс окончился, учитель географии Николай Борисович напомнил, что завтра класс отправляется на экскурсию в подземный город Углеград, расположенный в Заполярье.

На следующее утро Игорь проснулся от лёгкого щелчка по носу. Так будили его стенные часы, в шутку придуманные его отцом, одним из диспетчеров Центрального института управления погодой.

Прищурившись, мальчик увидел, как мягкая пластмассовая рука, только что разбудившая его, втягивается назад в корпус часов. «Сегодня я собственными глазами увижу Углеград!» — с радостью подумал Игорь.

Мамы на кухне не было, но она оставила записку — задание умной кулинарной машине. «Мой любимый завтрак!» — обрадовался мальчик.

Игорь осторожно пустил агрегат и бросил в прорез записку. Выполняя задание, невидимые лучи ощупывали очертания букв на записке, ковши-автоматы отмеривали, что нужно, специальные ножи быстро резали овощи.

Вдруг из кабинета отца донёсся звонкий мамин голос.

Мама смотрела с экрана телевидефона. Она стояла на палубе теплохода. Здесь разместился детский сад, в котором находились её младшие дети. — «С завтраком справился?» — спросила мама улыбаясь.

— «Ты… на Черном море?» — удивился Игорь. — «Я в командировке — инспектирую черноморские плавучие детсады, а заодно и своих навестила… Передай папе по телефону, что я вернусь только завтра».

Через полчаса Игорь был уже далеко от столицы. Арктика встретила прибывших неистовой пургой. Москвичей окружили местные работники.

Перед экскурсантами открылся люк, и широкая лента эскалатора повезла их вниз.

Затем все ехали по улицам Углеграда. В воздухе разносился тонкий аромат липы. Глядя на людей, загорающих на пляже под кварцевым светилом, трудно было поверить, что наверху бушует пурга.

А на окраине огромные стальные комбайны вгрызались в породу. Много интересного сообщил школьникам главный инженер Углеграда Владислав Иванович.

— У нас тут, под землёй, царит вечная весна, — рассказывал он с гордостью, — но вот капризная погода наверху срывает нам график отправки продукции.

— А строящаяся летающая станция управления погодой не могла бы справиться с капризами арктической погоды? — спросил Николай Борисович. Ребята с интересом ждали ответа главного инженера.

— Пока действия летающей станции носят временный характер, — ответил Владислав Иванович. — А создать условия для непрерывного потока грузов может только междугородное метро через всю Арктику.

— Вот модель новой конструкции землевика — скоростной бурильной машины. Этот землевик будет работать на новооткрытой мезонной энергии, которая увеличит скорость проходки втрое.

А у летающей станции управления погодой очень большое будущее. Человек будет в кабинете нажимать кнопки радиоуправления — и машина полетит и усмирит ураган, уничтожит шторм.

И о том, что могла совершить летающая станция, школьники узнали очень скоро…

В тот самый момент, когда Владислав Иванович беседовал с ними в своем кабинете, в Москве, в Центральном институте погоды главный синоптик страны и дежурный диспетчер погоды, отец Игоря Евгений Сергеевич, обсуждали экстренные сообщения, поступившие из района Тихого океана.

— Только что сообщили, — сказал главный синоптик, — что последние империалисты, скрывавшиеся на далёком острове, испытывали запрещённое мезонное оружие. При испытании произошел взрыв небывалой силы, который уничтожил весь остров и одновременно вызвал пертурбации в атмосфере на планете.

— Вот почему наша умная машина прогнозов сегодня внезапно предсказала шторм в 12 баллов на Чёрном море, хотя вчерашний прогноз был благоприятным! — воскликнул Евгений Сергеевич.

Мозг Евгения Сергеевича обожгла страшная мысль. Корабли… Плавучие детские сады… И там жена, Нина, Витя. Ураган приближается с каждой минутой. А станция еще не оборудована радиоуправлением.

— Взрыв на юге Тихого океана несет с собой страшные ураганы и бури. Нужно срочно спасать людей! — решительно сказал главный синоптик. — Наша летающая станция готова?

— Будем просить разрешения на вылет людей со станцией управления погодой, — сказал главный синоптик. — Полетим сами. Конечно, мы рискуем жизнью. Но мы должны спасти детей, моряков, корабли.

Разрешение на вылет было получено. И вот мимо окна летающей станции погоды уже мчатся высоченные водяные столбы. Они достают до самых облаков.

На экране телевизора, установленного на станции, мелькнуло Черноморское побережье. Огромный столб смерча сносил крыши домов, вырывал вековые деревья.

Главный синоптик опустил на окна чёрные стёкла. У пульта дежурили лаборанты. Огонь резал глаза даже сквозь чёрные стёкла… Ведь станция излучала мезоны невиданных энергий. Излучения воевали со смерчем.

Когда, наконец, были выключены мезонные молнии и подняты чёрные стёкла, смерч, как по волшебству, исчез. Летающая станция управления погодой спасла сотни людей.

Взрыв на юге Тихого океана, грозивший смертельной опасностью Черноморскому побережью, давал себя знать и в столице. Серая непроглядная слизь ползла по унылому небу.

Но столица готовилась к празднику. На улицах чувствовалось необычайное оживление. Москвичи выхватывали друг у друга свежую газету с сообщениями о новых достижениях советской науки в управлении погодой.

И вот внезапно распались тучи, и столбы золотистого света косо легли на дома и парки. Светлый коридор всё расширялся.

Над городом медленно плыла летающая станция управления погодой. Ликующая столица готовилась к 100-летию Великого Октября. Это торжество совпало с большой победой советской науки над природой.

Когда отец Игоря вышел из летающей станции погоды, сын долго не мог вырваться из его на этот раз особенно крепких объятий.

Вечером Евгений Сергеевич включил телевидефон и вызвал теплоход «Кахетия». С экрана улыбалась жена, а Нина стояла около неё и кричала: «Папа, у нас был такой тёплый, тёплый дождик!»

КОНЕЦ

Редактор Е. Кавтиашвили

Художественный редактор А. Морозов

Д-212-60 Б02260

Студия «Диафильм»

Москва, Центр, Старосадский пер., д. № 7

...