ДОСАДНАЯ ОШИБКА

Когда до загородного дома оставалось совсем ничего, небо потемнело, загремел гром, засверкала молния, дождь полил сплошной стеной. Но 40-летнего Джека Ханемана дождь не смутил, он уверенно вел автомобиль по мокрой дороге. Его жена Сьюзен дремала рядом с ним. Двое их детей пристроились на заднем сиденье и о чем-то негромко разговаривали. Лицо Джека было мрачнее туч. Его брак находился на грани развала. Он с трудом уговорил жену и детей провести выходные в загородном доме, надеясь напомнить им о счастливом периоде их совместной жизни. Когда-то здесь они весело проводили время в загородном доме. И вот теперь его грандиозный план, похоже, терпит фиаско. Глядя, как потоки воды заливают стекла автомобиля, Джек беззвучно матерился, проклиная метеорологов. Он заранее посмотрел сводку погоды, о дожде там не было ни слова.

Через десять минут показался небольшой уютный домик. Сверкнула молния, на мгновение осветив окрестности. Джек увидел номер своего дома с полуистершейся цифрой. Семья поспешно вышла из машины и устремилась на крыльцо. Джек, чертыхаясь, искал ключи. Сьюзан неодобрительно качала головой.

— Быстрее, дорогой, — торопила его жена.

— Папа, мы промокнем, — недовольно проговорила Лора.

— A я уже промок, — устало буркнул Питер.

Наконец Джек повернул ключ в замочной скважине и дёрнул ручку. Дверь легко открылась. Вся семья проворно забежала в дом. Сьюзан во мраке на ощупь нашла выключатель. Раздался щелчок и просторную комнату залил желтоватый свет. Из мебели в ней был диван, несколько шкафов, стол, стулья и другие пожитки. Жена с сыном и дочкой сели на диван обсохнуть, а Джек по старой институтской привычке прохаживался перед ними.

Внезапно в комнату ворвались трое атлетичного вида мужчин в тёмно-синих спортивных костюмах. На голове у них были черные маски с прорезями для глаз и рта. Джек обернулся на шум и тут же получил сильный удар по голове. Лежа на полу, он увидел, как двое незнакомцев резво устремились в сторону дивана. Третий мужчина стоял рядом с ним, выхватив пистолет. Взяв ошарашенного Джона за волосы, он заставил его встать на колени, приставив пистолет к голове. Двое других мужчин, сев к Сьюзан и Лоре, начали нахально лапать их выпуклости, обтянутые тканью. Джек, всё ещё не пришедший в себя, попытался встать на ноги и остановить мужчин, но получил пинок под ребра и снова упал на пол.

Прямо на глазах у перепуганного сына один из мужчин грубо мял большие упругие груди его матери, а другой — проделывал то же самое с его сестрой. Задыхаясь от возмущения и ужаса, Сьюзен и Лора попытались вырваться, но не смогли. Держали их крепко. Только теперь Джек окончательно пришёл в себя и начал осознавать происходящее.

— Оставьте мою маму в покое! — закричал Питер, пытаясь оттащить за шею ближайшего к нему мужчину.

Грязно выругавшись, он наотмашь ударил Питера. Не удержавшись на ногах, он упал недалеко от отца. Стоящий рядом с Джеком мужчина, быстро схватил его за волосы и поставил лицом к дивану.

— Остановитесь! Не трогайте нас! — завопила Лора, кулачком несколько раз ударив сидящего рядом с ней незнакомца.

— Боб, давай отымем эту маленькую сучку, — деловито предложил он, обращаясь к своему товарищу, который тискал левую грудь Сьюзен.

— О, нет, пожалуйста! — простонала Сьюзен с мольбой в голосе. — Не трогайте её.

— Будешь ласкова с нами, и тогда мы не убьем твоего мужа с детьми, — обращаясь к Сьюзен, произнес другой мужчина, больно ущипнув Сьюзен за грудь, и с угрозой добавил. — Поняла сука!

— Я поняла, — испуганно пролепетала Сьюзен, перестав вырываться. — Я сделаю все, что вы скажите.

— Не трогайте мою жену! Возьмите деньги, машину! — истерично закричал Джек, пытаясь подняться на ноги. — Берите что хотите!

— Не двигайся! — пронзительно закричал мужчина, стоящий рядом с Джеком. — Ты будешь сидеть, и смотреть, как развлекаются с твоими бабами, если не хочешь получить пулю между глаз.

— Пожалуйста, увидите детей, — с мольбой в голосе попросила Сьюзен.

— Заткнись шалава! — крикнул Боб. — Здесь мы решаем, что делать. Не говори ничего, пока тебя не спросят.

— Я много зарабатываю…, — в отчаянье продолжил Джек.

— Если хочешь жить, просто смотри, как твоя шлюха отсосет нам, — сурово перебил его человек с пистолетом.

— Не называйте маму шлюхой! — гневно выкрикнула Лора, продолжая бороться с мужчиной.

— Замолчи! A ты, шлюха, принимайся за работу.

Сьюзен тяжело вздохнула, поняв, что хотят от неё эти страшные люди в масках. Тем временем двое незнакомцев встали с дивана и быстро разделись. Они стояли перед ней голыми за исключением носок и масок на головах, скрывающих их лица. Сьюзен увидела, что даже в расслабленном состоянии их члены были большими и толстыми.

— Господи! — испугано выдохнула Сьюзан.

— Что не видела никогда настоящего пениса? — рассмеялся Боб. — У твоего мужа, небось, не член, а стручок гороховый.

— Возьми его в рот, — приказал другой насильник, — и поработай, как следует язычком.

Немного поколебавшись, Сьюзен утвердительно кивнула головой. Женщина взяла оба члена, потянула их, ритмично дергая пенисы вверх вниз. Они быстро насыщались кровью, отвердевали и поднимались, увеличиваясь в длине и объёме. Кожа мошонки уплотнилась, яички заметно подтянулись к паху. Когда оба члена набухли, Сьюзен, повернув голову к Бобу, направила его пенис себе в рот. Её губы плотно обхватили член и двигались по нему, то вверх, то вниз. Она старательно сосала член незнакомого ей мужчины, заглатывая его в самое горло. Её язык скользил по яйцам и стволу пениса. Она брала в рот головку члена, а затем позволяла ему выйти из её рта, не забывая ласкать его кончиком языка. Затем все повторялось сначала.

Сьюзен повернулась ко второму мужчине и проглотила его пенис. Влажными губами она самозабвенно сосала член, лаская его. Голова Сьюзен быстро перемещалась от одного члена к другому, её губы скользили, то по одному стволу, то по второму, нежно обхватывая их. Время от времени члены полностью исчезали во рту Сьюзен. Насильники застонали от наслаждения. Джек уставился в пол.

Внезапно женщина услышала восклицание своей дочери, полное ужаса и отвращения. Лора с испугом и удивлением смотрела на свою мать, ласкающую члены, незнакомых мужчин. Её брат был напуган не меньше Лоры, но старался не подавать вида. Сьюзен была жутко унижена. Неизвестные люди заставили её сосать их члены на виду у мужа и детей. Но женщина была намерена сделать все, что в её силах, чтобы муж и дети не пострадали.

— О, боже, — простонал Боб, обращаясь к Джеку, — твоя жена великолепно сосет.

— Ей нравится сосать два пениса, — уточнил его товарищ, подмигнув Джеку. — Наверно, не раз этим занималась без тебя!

— Теперь покажи нам шоу, чтобы мы хорошо провели время…, — похотливо глядя на Сьюзен, произнес мужчина с пистолетом, — или мы поимеем твою дочь.

— Хорошо… да… я это сделаю…, — женщина, закрыв глаза, мысленно попросила прощение у мужа и детей, — я устрою вам хорошее шоу. Только оставьте её в покое.

Сьюзен с мольбой и укоризной посмотрела на насильников.

— Мама, не делай этого! — закричала Лора.

— Сьюзан…, — робко начал Джек, но осекся, получив пинок под рёбра.

— Начинай шалава! — послышалась громкая команда.

Сьюзен сделала несколько шагов, сексуально покачивая бедрами, а затем оттопырила попку. Расстегивая одну за другой пуговицы на блузке, она медленно поворачивалась вокруг своей оси. Когда она расстегнула все пуговицы, блузка с тихим шелестом упала на пол. Женщина расставила ноги на ширину плеч и плавно покачивала немаленьким бюстом, который скрывал бюстгальтер. Руками она гладила свои груди и тело. Незаметно она расстегнула застёжку лифчика. Насильники одобрительно свистели, кричали и хлопали в ладоши, подбадривая её.

Внезапно Сьюзан резким движением сорвала лифчик и бросила его незнакомцам, что вызвало дикий восторг у них. Боб… ловко подхватил его и поднёс к своему носу, вдыхая аромат женщины. Джек, скривив лицо, уставился в пол. Питер возбудился. Он не мог спокойно смотреть на голые груди своей матери. Ему захотелось пощупать её грудь, теребить соски и… трахнуть её. От возбуждения он кусал нижнюю губу. Его прошиб холодный пот. Боже, нет, он не должен так думать о своей маме. Но парень не мог ничего с собой поделать, его член предательски быстро поднимался в штанах. Лицо Питера покраснело от смущения. Проклиная себя за малодушие, он всё чаще и чаще бросал косые взгляды на мамины прелести. Он опустил голову и старался не смотреть на нагую мать. В районе паха он увидел, что его брюки оттопырились. Парень испугался, что это заметит кто-то ещё.

— Посмотри, Дик, — со смехом сказал Боб, как будто прочитав его мысли, — парень уже возбудился. Наверное, мечтает трахнуть маму!

Питер от стыда и позора готов был провалиться сквозь землю.

— О, да, у бабы обалденные сиськи, — проговорил Дик, похотливо уставившись на колыхающуюся грудь Сьюзен.

— Тебе сиськи любой девки нравятся! — захохотал Боб.

— Молодец шлюха! Продолжай! Юбку сними!

Лицо Сьюзен стало красным от срама. Она сняла юбку, под которой оказались кружевные полупрозрачные трусики. Сьюзен взяла трусики, плавно и медленно потянув их вниз. Она стянула трусики сначала до коленей, а затем до самых лодыжек под одобрительные возгласы и свист. Выполняя приказ Дика, она, ногой отбросив трусы, нагнулась и выставила свое сокровище на обозрение мужчин и двух детей. Они увидели, что её промежность гладко выбрита. Груди женщины свисали вертикально вниз, покачиваясь словно маятники. Лицо Сьюзен покраснело ещё больше, когда один из насильников взял в свои руки её два упругих шарика, а второй — бесцеремонно запустил пальцы во влагалище.

— Раздвинь ноги и прогни спинку потаскушка. Дай нам получше ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→