Рожденный кусаться

Линси Сэндс

Рожденный кусаться

Над переводом работали:

Переводчик: Lfif

Редактор: дарьяна

Дизайн: Муза

Перевод сайта http://ness-oksana.ucoz.ru

Глава 1

— Ты опоздал. — Буркнул вместо приветствия Люциан, когда нахмуренный Арманд Аржено скользнул на сиденье напротив него в единственную занятую кабинку закусочной. Было бы неплохо услышать «Привет, как ты?», но это не ожидалось от старшего бессмертного. Люциан был известен не как теплый и пушистый.

— У меня были кое-какие дела, которые нужно было сделать на ферме прежде, чем я смог уйти, — Арманд говорил спокойно, посмотрев с незаинтересованностью за жаркое из говядины, ужин Люциана, потом он обвел взглядом тихую, небольшую закусочную. Было после девяти, почти время закрытия, и они были единственными посетителями. Он даже не видел официантки, в качестве доказательства и предположил, что она в задней части закусочной, помогает с уборкой.

— Да, конечно, — пробормотал Люциан, опуская свою вилку, чтобы взять теплую, хрустящую булку, намазанную маслом. — Мы же не можем ожидать, что твоя пшеница вырастет без тебя, не так ли?

Арманд недовольно нахмурился, смотря как тот укусил бутерброд с наслаждением.

— Немного уважения к фермеру, который выращивает еду, которую ты ешь, не помешало бы… тем более, что ты, кажется, наслаждаешься ей.

— Да. — с ухмылкой признал Люциан, а затем выгнул бровь. — Завидно?

Арманд лишь покачал головой и перевел взгляд в окно, но он завидовал. Желание есть у Люциана наступила в результате нахождения его спутници жизни. Это пробудило оба аппетита, которые были давно потеряны. Не было ни одного несоединённого бессмертного, живого, который бы не завидовал, и он в том числе.

— Так что? — Он оглянулся на Люциана, чтобы увидеть, что тот отложил булочку и теперь гонял горох по тарелке, пытаясь порезать ножом с вилкой маленькие зеленые горошины. — Что такого важного случилось, раз тебе пришлось ехать сюда, чтобы увидеть меня? И почему, черт возьми, ты настаивал на моем приезде в этот небольшой ресторан на ужин? Ферма всего в пяти минутах. Ты мог бы приехать туда. — Люциан бросил колоть горох и вместо этого закапал их в пюре на тарелке. Затем он зачерпнул комбинацию вилкой, прежде чем сказать:

— Я хочу попросить тебя об одолжении и не хочу, чтобы кто-нибудь в доме подслушал.

— Никого в доме нет, — пробормотал Арманд, смотря зачарованно, когда Люциан положил вилку с едой в рот и начал жевать. Судя по выражению его лица и стонам удовольствия, он, казалось, действительно наслаждался едой, которая выглядела весьма печально, даже запах не был заманчив для Арманда, и в действительности еда выглядела, как помои; коричневое мясо, белый картофель с коричневым соусом, и уродливый зеленый горошек. Не очень аппетитно. Морщась про себя, Арманд спросил, когда Люциан сглотнул, — Так что это за услуга?

Люциан замешкался, а затем поднял брови.

— Не собираешься спросить меня, как там Томас и его новая спутница жизни поживают?

Арманд почувствовал, как его рот напрягся при упоминании сына и его новой жены, но не удержался от вопроса:

— Как они?

— Очень хорошо. Они в Канаде в данный момент, в гостях, — ответил Люциан, вернув свое внимание обратно к еде, когда он спросил, — Ты с ней еще не встречался, да?

— Нет, — пробормотал Арманд, глядя на то, как он накалывает салат и есть его.

Люциан прожевал и проглотил, а потом спросил с легким любопытством:

— Ты когда-нибудь встречался с Энни Николаса?

Арманд растерялся, но потом просто сказал:

— Нет. Теперь какая просьба?

Люциан смотрел мгновение на него, а потом переключил свое внимание на нарезку его говядины и объявил:

— Мне нужно убежище для одного из моих боевиков на пару недель.

— И ты подумал, что я могу предоставить его ему? — спросил с удивлением Арманд.

Люциан пожал плечами, прожевав и проглотив, а потом сказал:

— Ты удивлен? Я не знаю почему. Ты живешь здесь черт знает где, в лесной глуши. Никто, кроме меня и Томаса не знает, где ферма, а этот допотопный городишко, где, скорее всего, никто не видел ее.

— Ее? — спросил с любопытством Арманд.

— Эш д'Ауреус, — сказал он, отрезая еще один кусок говядины. — Дочь Кастора.

— Кастор д'Ауреус, — пробормотал с уважением Арманд. Он никогда не имел шанса встретиться с этим человеком, но он, конечно, знал его имя. Кастор был героем для своего народа. Еще в первые дни, когда бессмертные присоединились к остальному миру, один из них, называемый неклыкастым — Леониус Ливиус, вызывал неприятности, как для смертных, так и для бессмертных. Столько неприятностей, что это, на самом деле, заставило других бессмертных, сформировать совет и выследить его и его потомство. Именно Люциан и Кастор убили чудовище, которым стал Леониус Ливиус. В середине боя, пока отступники неклыкастые и армия Совета клыкастых бились вокруг них, Люциан прижал человека к земле копьем, а Кастор оторвал его голову от тела. Их обоих считали героями, но Люциан был его братом, тот, кого он видел повседневно, в то время как с Кастором он был незнаком, и в его сознании он был более мифическим героем.

— Он не был героем, — тихо сказал Люциан. — Он был просто хорошим человеком и хорошим солдатом. Он также был моим другом, и перед смертью он попросил меня присмотреть за Эш и другим членами его семьи, если что-то случится с ним. Ну, как ты знаешь, он умер, и я пытаюсь присматривать за Эш, и именно это я стараюсь сделать сейчас, убрав ее от греха подальше, пока мы не решим этот вопрос. Я думаю, что потребуется около двух недель.

— Что это за вопрос, который вы должны решить? — спросил Арманд.

Люциан вздохнул и отложил свою вилку и нож в сторону, на его аппетит, видимо, повлияли мысли о деле. Его голос был мрачным, когда он признался:

— Видимо, мы не всех сыновей уничтожили, когда нашли Леониуса. По крайней мере, один выжил. Он называет себя Леониус Ливиус Второй.

— Значит, один из его сперматозоидов бегал все эти столетия? — спросил с изумлением Арманд. Трудно было представить, что он ушел незамеченным. Если он был похож на своего отца, его злодеяния не должны были остаться незамеченными все это время.

— Он жил и процветал, — сухо заверил его Люциан. — У мужчины теперь двадцать сыновей, это только которых мы знаем. И…, - добавил он с удовлетворением. — … мы уничтожили некоторых из них. Видимо, он умнее, чем его отец. Это, или у него есть кто-то, кто сумел удержать его в узде. Он не занялся масштабными убийствами, как его отец, который наслаждался племенными (для размножения) лагерями. Он придерживался определенного числа женщин, на которых нападал, одна или две одновременно, а иногда на несчастные случайные семьи. Он раскрылся только начале этого лета. Он похитил со стоянки продуктового магазина двух женщин на севере. Мои люди отбили одну и убили трех или четырех его сыновей, но потом пришлось начать охоту на другую женщину и мужчину, который схватил ее. Эш была в группе поиска и, очевидно, была замечена и узнана. Теперь мои источники говорят, что он выбрал ее мишенью для мести за смерть отца.

Арманд мрачно кивнул.

— И он нацелился на твою Ли или кого-то в твоей семье за твое участие в смерти отца?

— Я не думаю, что он знает о Ли. В любом случае это не важно, я могу защитить ее. Но Эш — совсем другое дело. Она одна из моих силовиков и так же упряма и горда, как и ее отец когда-либо был. Она была готова пройтись по главной улице в Торонто, голой, чтобы привлечь его внимание и попробовать свой шанс с ним, когда услышала, что он искал ее.

— Так она только похоже на женщину, да? — спросил с развлечением Арманд.

— Ха-ха, — сказал Люциан сухо.

Арманд усмехнулся на его кислое выражение лица.

— Если она так плоха, как ты планируешь убедить ее спрятаться на ферме, пока ты ловишь его?

— Да… ну… это проблема, — пробормотал Люциан, снова взяв в руки нож и вилку. Выражение его лица было угрюмым, когда он признался, — Она наслаждается, как правило, игнорированием моих приказов. Лучший способ заставить ее сделать что-нибудь, это сказать сделать что-нибудь противоположное. Если бы она не была дочерью Кастора… — Люциан недолго выглядел сердитым, но потом вздохнул и покачал головой. — К счастью, даже она не посмела бы ослушаться прямого приказа Совета.

— Я вижу, — медленно протянул Арманд, его глаза подозрительно сузились на брате. — И она согласилась остаться на моей ферме, ничего не делая, в течение нескольких недель?

— Я сказал две недели, — отметил он, избегая его взгляда. — И, как я уже сказал, даже она не смогла ослушаться прямого приказа Совета.

— Итак, она не особо счастлива, — предположил сухо Арманд.

Люциан пожал плечами.

— Она слишком вежливая, чтобы выплеснуть это на тебя…, наверное, — добавил он с усмешкой, а потом предложил, — Просто займи ее чем-нибудь. Бери ее на пикники и на катания на лошадях, или займи тем, чем вы — деревенщины занимаетесь.

— Деревенщина? — повторил с отвращением Арманд.

Люциан закатил глаза.

— Просто отвлекай ее, и я позвоню в ту же минуту, когда будет безопасно для нее вернуться в Торонто и работать. — Он начал подносить кусок говядины к губам.

Вилка была почти у его губ, когда он вдруг посмотрел мимо Арманда и замер. Его глаза расширились, проклятие слетело с его губ, и тогда он почти прошипел:

— Я убью ее.

— Кого? — спросил с замешательством Арманд, а потом перевел взгляд в ту сторону, в которую смотрел Люциан, казалось, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→