Сладости истины

Автор: Pen Stroke

Оригинал: Morsel of Truth

Рассказ примите мой всерьёз. Скажу, кто страх нам всем принёс.

Тьма в Ночь Кошмаров ужасает. От Найтмэр Мун всех в дрожь бросает.

Отголоски завершившейся Ночи Кошмаров растаяли на ветру. От неё остались лишь воспоминания да несколько тыквенных фонарей, чьи свечи ещё не догорели. Понивилль снова стал центром праздника, а горожане были рады вновь приветствовать принцессу Луну. Она развлекалась наравне со всеми, смеялась и, вероятно, слегка переела сладостей, впрочем, как и почти все остальные.

Вспомнив её, Твайлайт Спаркл улыбнулась, подходя к дверям своего замка. Она сняла и убрала свой костюм, и собиралась занести внутрь тыквы, расставленные на ступенях у входа. Казалось, Ночь Кошмаров всегда заканчивается слишком быстро, но воспоминания о том, как она провела её со своими подругами, живут гораздо дольше.

Приоткрыв двери замка, Твайлайт выглянула наружу. Ночь была довольно светлой, освещённая ярким сиянием луны ночной принцессы. Царили тишина и покой. Лишь нежный ветерок коснулся лица Твайлайт, когда она вызвала заклинание левитации. Одним движением рога она погасила свечи во всех четырёх тыквах и внесла их внутрь. Изготовление праздничных фонарей было для Спайка самой любимой частью Ночи Кошмаров, если не считать, конечно, того момента, когда уже можно съесть все сладости. Он сам отобрал пару тыкв и вырезал на них устрашающие рожи. На тыкве Твайлайт была широкая ухмылка, а вот Старлайт решила несколько отойти от традиции и вместо лица изобразила на своём будущем фонаре три силуэта летучих мышей.

Твайлайт сложила тыквы у стены рядом с дверью и аккуратно закрыла её. Она уже собиралась запереться на замок, как вдруг снаружи послышались три негромких удара. Стой принцесса чуть дальше от входа, возможно, она и не услышала бы их. Почти машинально, кобылка снова приоткрыла дверь и выглянула наружу.

На ступенях замка стояла маленькая пони, закутанная с ног до головы в обычную простыню, изображавшую, должно быть, костюм призрака. В ней были проделаны две дырки для глаз и одна – побольше – для рта. Под простынёй было темным-темно, отчего Твайлайт не имела ни малейшего понятия о том, кто находится внутри.

— Ночь Кошмаров у дверей, дай конфет нам поскорей, — монотонно продекламировало маленькое привидение. Твайлайт решила, что это была кобылка. Юная пони взяла в зубы стоявшую рядом плетёную корзинку, в которой, надо сказать, был уже весьма неплохой запас конфет и прочих сладостей.

— О, мне так жаль, но боюсь, у нас ничего нет. Мы и подумать не могли, что кто-нибудь из маленьких пони может зайти так поздно, — Твайлайт подняла глаза и взглянула на дорогу, ведущую к замку. Не было видно не только никого из пони, но и ни одного фонаря или осветительного заклинания. — Уже довольно темно для того, чтобы гулять здесь одной. Где твои…

Слова застряли у неё в горле. Кобылка растворилась без следа. Принцесса распахнула дверь пошире и шагнула за порог, чтобы осмотреться. В этом белом костюме привидения, сделанном из простыни, жеребёнка должно было быть прекрасно видно даже в темноте, но Твайлайт никого не заметила: ни бегущей маленькой пони, ни родителей, зовущих её домой. Ночь была точь-в-точь такой же, как и тогда, когда она открыла двери, чтобы забрать с крыльца тыквенные фонари, однако… она не смогла не заметить возникшего под ложечкой неприятного ощущения.

Твайлайт вернулась в замок. Дверь закрылась, но щелчка замка за этим не последовало.

Запереть дверь было уже некому.

________________

Мы прячемся под маской в этот час, чтоб скрыться от её голодных глаз.

Флаттершай проснулась от того, что в дверь её домика кто-то негромко постучал. Было за полночь, и она решила, что официально Ночь Кошмаров уже завершилась. Готовясь к ней, она построила из подушек крепость, где, свернувшись калачиком вместе со своими милыми пушистыми друзьями, и провела весь вечер, наслаждаясь интересной книгой, пока, наконец, не уснула. Сейчас, когда пегаска проснулась, её домик был тих и спокоен. Её друзья-животные, ведущие ночной образ жизни, проводили это время снаружи, а все остальные крепко спали. Энджел свернулся в симпатичный меховой шарик, отчего Флаттершай пришлось выдержать нешуточную борьбу с желанием потереться об него носиком. Он был таким прелестным.

Со стороны входной двери донеслись ещё три деликатных удара. Флаттершай, с опаской покинув свою крепость, направилась к порогу, с трудом прокладывая путь среди множества спящих созданий. Она не знала, кто мог навестить её в столь поздний час, но было бы невежливо заставлять их ждать.

— Да-да? — спросила пегаска, аккуратно приоткрыв дверь.

— Ночь Кошмаров у дверей, дай конфет нам поскорей.

Флаттершай взвизгнула и, подпрыгнув почти до потолка, уцепилась за одну из балок, поддерживающих крышу. Несколько секунд она, дрожа, оставалась в этом положении, прежде чем осмелилась открыть глаза. Она взглянула вниз и увидела напугавшего её ужасного жуткого кошмарного призрака. Впрочем, как только ей удалось получше присмотреться к тому, что стояло на её придверном коврике, она поняла, что это всего лишь пони, одетая в простыню – костюм маленького привидения.

— О… прости. Я не хотела кричать. Ты здорово меня напугала.

Флаттершай спустилась вниз и оглядела своих многочисленных друзей-животных. Увидев, что все они продолжают мирно спать, она улыбнулась. Пегаска была счастлива, что не перебудила их своим криком, но её улыбка слегка увяла, когда она повернулась к жеребёнку, стоящему в дверях.

Маленькая кобылка взяла в зубы свою плетёную корзинку и красноречиво протянула её Флаттершай. Было похоже, что Ночь Кошмаров принесла юной пони неплохой урожай. Среди прочих сладостей был даже обёрнутый в вощёную бумагу большущий кусок тянучки.

— А тебе не кажется, что для “сладость или гадость” уже несколько поздновато? И где твои родители? — спросила Флаттершай.

Маленькая кобылка ничего не ответила, лишь деликатно встряхнула свою корзинку, которую всё ещё держала в зубах.

Пегаска вздохнула и отошла от двери.

— Ладно… ненавижу, когда кому-то приходится возвращаться несолоно хлебавши. Но ты должна пообещать мне, что сразу же отправишься домой.

Кобылка молча кивнула.

— Тогда подожди минутку.

Оставив дверь открытой, Флаттершай бесшумно упорхнула на кухню. Она пошарила немного тут и там, но, увы, она была не из тех, кто хранит большие запасы сладостей. Приходя на их еженедельные чаепития, Дискорд всегда приносил закуски с собой, а последние несколько печенек она прикончила сама, читая перед сном.

В конце концов Флаттершай пришлось вернуться. Она улыбнулась маленькой пони:

— Вот, держи.

Пегаска аккуратно опустила в её корзинку довольно неказистую морковку.

— Мне жаль, что это не конфета, но сейчас у меня больше нет ничего сладкого. Тем не менее недавно я съела одну такую, и это было чудесно. К тому же от неё у тебя не заболит животик, как от конфет.

Маленькая кобылка поставила корзинку на землю и посмотрела на неё, а затем согнула переднюю ногу и, словно не веря глазам, потыкала морковку прямо сквозь ткань своего костюма. Флаттершай постояла немного, ожидая слов благодарности или хотя бы того, что её ночная гостья, наконец, уйдёт… но пони осталась на месте, продолжая пялиться на корзинку и трогать необычное угощение.

Очень деликатно Флаттершай прочистила горло, пытаясь обратить на себя внимание. Безуспешно. Она кашлянула чуть громче. Маленькая пони даже не взглянула в её сторону. Пегаска подняла копытце, чтобы, может быть, дотянуться до кобылки и коснуться её, желая убедиться, что с ней всё в порядке, но… внезапно что-то её остановило. Словно какой-то древний инстинкт самосохранения подсказывал ей, что трогать эту кобылку – всё равно что тыкать Урсу Старшую палкой.

— Что ж… беги домой, и доброй тебе ночи. Уже слишком поздно для того, чтобы такая маленькая пони, как ты, гуляла тут одна.

Флаттершай толкнула дверь и начала закрывать её, но так медленно, что петли протестующе заскрипели. Маленькая кобылка, стоящая на коврике возле её двери, не двинулась с места, продолжая таращиться на морковку и тыкать её копытцем, словно силясь понять, что это вообще такое.

Щель между дверью и косяком становилась всё меньше, и Флаттершай потеряла юную пони из вида. Она решительно надавила на ручку обеими ногами, и замок защёлкнулся.

Этот негромкий звук разбудил Энджела. Подёргав носиком, он огляделся вокруг в поисках Флаттершай. Не обнаружив её, маленький белый кролик одним прыжком достиг двери и распахнул её настежь. Снаружи никого не было. Ни следа Флаттершай, вообще никого и ничего, не считая одинокой морковки, оставленной кем-то на коврике у двери. В мгновение ока он обнюхал её, затем, пожав плечами, взял под мышку и унёс в дом. Использовав свой фирменный кроличий пинок, он захлопнул дверь и отправился досыпать, унося с собой столь неожиданный полуночный перекус.

________________

Как тень, она кружит вверху незримо. Не видит пони — пролетает мимо.

— Ночь Кошмаров у дверей, дай конфет нам поскорей.

Стоя в дверях своего облачного дома, Рэйнбоу Дэш потёрла глаза и зевнула. Вернувшись с праздника, она почти сразу рухнула на диван, даже не успев до конца раздеться, и сейчас на ней ещё оставались некоторые части её костюма. Она разыграла множество пони, и это было потрясно, но быть лучшим шутником Ночи Кошмаров не так-то легко. Она была просто вымотана, так что для того, чтобы разбудить её стуком в дверь и вырвать из крепкого сна о Дэринг Ду, требовалась большая настойчивость.

Перед ней была кобылка в незатейливом костюме привидения, держащая в зубах плетёную корзинку. В ней уже была целая куча сладостей. На самом верху лежало сахарное печенье, аккуратно вылепленное и раскрашенное в светлые пастельные тона.

...
Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→