Сумасшедшее лето красной шапочки

Сумасшедшее лето красной шапочки

Глава 1. Привет, Ромашково!

Вступление

Привет, я девочка с не сильно распространённым (да и не очень красивым и изящным) именем Павлина. Когда моя мама рожала меня, видимо, у неё при родах умерла фантазия и она доверила назвать свою новорожденную дочь своей бабушке! Которую, к слову, я даже не помнила, потому что она умерла спустя год после моего рождения. Мой прадед Павел погиб на войне, и внука решено было назвать в его честь. Только судьба показала им фигу и подкинула в эту семью меня. А прабабушка показала судьбе в ответ две фиги и назвала меня Павлиной. Спасибо, что прадеда звали не Роман, а то пришлось бы мне жить какой-нибудь Розмариной.

Мне 17 лет, я закончила школу с золотой медалью. Гордость школы, своей семьи. Знаю несколько языков, потому что мои родители всерьёз настроены, вырастить их чадо образованной многогранной личностью, которая могла бы в будущем встать во главу семейной фирмы. Или хотя бы найти себе достойного мужа, который пришёлся бы " по вкусу " моему отцу.

Курсы по шитью, музыкальная школа, гимнастические кружки, бальные танцы. Не осталось в этом городе незамеченных моей мамой курсов, кружков, уроков, мастер-классов. В подростковом возрасте меня засунули в спорт. А точнее — в теннис. Надеюсь, умение громко кричать и отбивать предметы ракеткой мне очень пригодятся в жизни.

Для своей мамы я была большим экспериментом. Ещё до моего рождения она начала скупать всю литературу связанную с рождением детей. Сначала она воспитывала меня по французской методике. Все было по режиму, еда, сон, игры. Слово " нет" не обсуждалось и не имело никаких других подоплёк, кроме полного категоричного отказа. На смену французскому методу пришёл немецкий. Не могу сказать, что это офигеть прям какая разница. Единственное, что изменилось — мама призывала планировать свой день, писать списки. Заставляла планировать расходы своих карманных денег и все-все записывать в блокнот или дневник. Нет, ее дед был убит немецкими фашистами, а она свою дочь воспитывает по их методике. Страшная женщина.

Когда игры в немецкую колонию строгого режима ей надоели, она прочитала о мудрой американской методике. Она, кстати, нравилась мне больше всех. Мне дали полную свободу выбора куда я хочу ходить, чем я хочу заниматься. Родители начали советоваться со мной в каких-либо вопросах, которые так или иначе касались меня. Но и этот метод воспитания на подошёл моей маме, поэтому она начала строить свою теорию основанную на собственном опыте. Это дело слишком затянуло ее, сильнее даже чем моё воспитание, и она начала публиковать свои статьи, проводить всякие тренинги для молодых мам. Было удивительно, но ее слушали! Восхищались и подражали! К ней ходили даже многодетные мамы, которые могли бы дать ей фору в скорости смены памперсов. Сейчас моя мама уже год трудится над своей книгой. Ведёт ночной образ жизни. Видимся мы с ней иногда утром, но она не всегда замечает меня, за клацанием кнопок на своём ноутбуке.

Мой отец — крупный бизнесмен. У него своя строительная фирма. По образованию он обычный строитель. Упёртый и целеустремлённый строитель, который смог пробиться сам из самых низов. Он не читал никаких книг по воспитанию. И если я назову ему имя " Памела Друкерман"*, он предложит купить мне билеты на ее концерт, в то время, как мама начнёт цитировать. Отец воспитывал меня по родной русской методике — оступился/провинился — получи наказание. Сделал что-то хорошее/ добился чего-то — лови поощрение.

Мои родители на первый взгляд были жутко разными и несовместимыми. Моя мама такая утончённая, творческая, она не ходит, а парит, как бабочка над цветком. А мой отец — обычный мужик из народа. Любит борщ, не против засесть перед телеком и пропустить за ужином стаканчик хорошего пива. К творчеству он не касался ни одним волоском. Зато когда они вместе — это просто самая счастливая парочка, которую я только знаю. Я тоже хочу так. Они — мой идеал. И поэтому я делала все, чтоб не расстраивать их. С энтузиазмом (не всегда искренним, но все же) поддерживала каждую мамину идею. Прикладывала все усилия, чтоб добиться успехов и стать лучшей во всем, за что бралась. Не без усилий, но все-таки, мне это удавалось. Я и ни разу не ослушалась их. До определенного момента…

Глава 1

" Награда всегда найдёт своего героя" — говорил мне в детстве мой дедушка. Он был ребёнком войны и не понаслышке знал о ней. Эта фраза — единственное воспоминание, связанное с ним, что так крепко засело в моей памяти. Раньше я не задумывалась о смысле этих слов, но спустя долгие годы, я в полной мере ощутила на себе действие этого правила.

Я знала, что мой проступок, не пройдёт для меня незамеченным. Но вот только о глубине своего наказания — могла только догадываться.

— Катя, присоединись к нам, пожалуйста, — призвал отец мамино внимание, собрав нас всех за нашим круглым столом.

— Да-да, я вся ваша, сейчас только главу доработаю… — под конец мать забубнила, и слов было не разобрать, не уверена, что они вообще адресованы нам.

Отец махнул рукой. Я мысленно сделала тоже самое и сконцентрировалась на отце. Он был очень серьёзен: брови нахмурены, руки в замке перед собой, на лбу испарина. То ли от волнения, то ли от июньской духоты. Хотя, с чего бы ему волноваться? Это же не он сбежал ночью из дома на вечеринку, напился, еле дополз до дома, а утром ещё выдыхая алкогольные пары прямо в лицо отца, пытался доказать, что он взрослая девочка и отвечает за свои поступки. На секунду представила эту картину и усмехнулась.

— Тебе весело? — отец уловил мою улыбку, которая была вообще не к месту.

— Извини, пап. — я стёрла веселье с лица.

— Итак, юная леди, ты же не думала, что сможешь избежать наказания?

Вообще-то думала, потому раньше родители сразу накладывали свои санкции. Обычно это отключение интернета. За что-то более серьёзное — домашний арест. А тут вечеринка была три месяца назад! Три! Я уже успела и забыть об этом. Вот только в последнее время отец все чаще напоминал мне о моем позорном утре, что наводило меня на мысль, что наказание будет очень изощренным.

— Конечно, нет, пап. — лгу я.

— Хорошо, мы с твоей мамой посоветовались… Катя! — отец делает ещё одну попытку вырвать мать из технического рабства.

— Да, я полностью поддерживаю твоего отца, — мать ткнула пальцем, видимо указывая на отца, но попала на кофемашину. Отец закатил глаза.

— В общем, мы решили, что на все лето ты поедешь в деревню к бабушке.

— Что?! — возмущаюсь я и вскакиваю со стула.

— Ты все правильно услышала, Павлина.

"Ты все правильно услышала, Павлина", мысленно кривлю его. Павлиной он называл меня не часто. Лишь, когда хотел показать всю серьёзность ситуации.

— Да, почему сразу в ссылку?!

— Во-первых, это не ссылка. Отнесись к этому, как к отдыху в деревне перед поступлением в университет. А, во-вторых, твоя бабушка жалуется на усталость. Ей нужна помощь. К тому же, ты не была там уже сто лет.

И ещё столько бы не была. Что там делать?! "Как к отдыху". Я училась чертовых 11 лет только на "отлично". Ни разу без уважительной причины не пропускала школу, курсы, кружки и прочую ерунду, без которой я бы выросла недалеким гопником, который считал бы, что эскалоп — это рыба. Сдала все ЕГЭ на самые высокие баллы. И планировала провести это свободное лето с друзьями, со своей взбалмошной подругой Стаськой. Мы с ней — два сапога. Станислава и Павлина. Прямо — таки парад глупых имён. Так, о чем это я? А! Это просто плевок в души моих стараний за все эти долгие годы! Нельзя же так наказывать меня за единственный проступок! Разве такого отдыха заслуживает образцовая дочка, которая отступилась лишь разок?

— Пап, ну я правда осознала, что была неправа. Мне жутко жаль, что все так получилось… — я судорожно подбираю слова, словно ключик к сердцу своего отца.

— Извини, уже все решено, — отец подходит ко мне и целует в макушку. — попробуй получить от поездки удовольствие, пончик.

— Не называй меня так, — обреченно выдыхаю я, понимая, что папа давно сменил все замки, под которые запер свою жалость.

Отец уходит в свой кабинет, а мне хочется биться головой о стену, чтоб только не ехать в эту дыру. Я жалостливо взглянула на маму, которая даже не заметила, что разговор окончен и стол опустел. Где мне искать поддержку? А нигде! Нажаловаться бабушке, что меня отправляют к ней на исправительные работы? Глупо. Мама, вообще не станет вникать в ситуацию. Она лишний раз не отойдёт от ноутбука, даже, чтоб покушать. Так что искать в ее лице адвоката — даже не стану пытаться. Может папа остынет и передумает?

Тоже под большим сомнением. Потому как отягощает очень тот факт, что после моего вечера непослушания, вышла не очень приятная статья. Оказывается, меня где-то подловил журналюга, в не самом пристойном виде. А для моего папы статус семьи — очень много значит. Не больше чем я, но все же.

Да мне и самой было дико стыдно. Я впервые в жизни пробовала алкоголь, и кончилось это очень печально. Моё веселое лето пало жертвой минутного веселья. Остаётся только смириться.

**********************************

— Пончик, давай быстрее! — доносится крик отца.

Да, давай, Павлина, торопись на свою смерть. Мучительную, скучную смерть. Я взяла свой чемодан, который напихала всем, чем только могла, чтоб хоть как-то развлечь себя в этой Хоцапетовке. Ну, нужно надеяться на лучшее. Я не была там лет 10. Может, за это время деревня разрослась до размеров мегаполиса и стала мировым центром развлечений. Ага, стал бы тогда меня отец отправлять туда набираться ума.

— Павлина! Если сейчас же не спустишься, поедешь на эле ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→