Республика Драконьих Гор

Глава 1. Жестокая охота.

20.09.О.995

В двухстах лигах к юго-западу от главной базы пиратов.

- Вижу их! – Колнир, мой помощник, между навигационными замерами рассматривает в оптику покрытые снегом горы. – Азимут сорок три, дальность четыре двести!

Чиируна выхватила из футляра на поясе подзорную трубу. Раскрывая ее, шагнула на скрипнувшие светло-желтые доски заплатки перед обзорным окном. Вернее, перед той его половиной, которую успели наспех восстановить.

Вся левая часть огромного окна задрапирована прогибающейся под напором встречного воздуха обшивочной тканью. Сквозь нее и через щели в переплете сквозит морозом. От этого в полутемном зале очень холодно.

Все мы кутаемся в куртки и шубы, а на моих руках шерстяные вязаные перчатки. Работать в них очень неудобно, но иначе никак – пальцы застывают, и отказываются держать грифель.

Наш корабль раненый и недолеченный. Так же как и Эртль.

Он стоит рядом с Чиируной, с забинтованной правой рукой на перевязи. В последнем бою молодому кочевнику очень сильно досталось. Фанатская сабля перерубила какие-то нервы, и юноша совсем не может двигать кистью.

От этого всегда веселый и неунывающий парень временами непривычно мрачен.

А Чиируна стоит, замерев, широко расставив ноги и вглядывается через подзорную трубу в сверкающие белые пустоши с редкими лиловыми игольщиками.

- Вижу! Манаад, сорок градусов вправо!

- Есть, капитан! – залихватски отзывается наш рулевой и легко вращает штурвал. Он все еще не привык к плавному ходу рулевого колеса. Оно, как и на фрегатах ФНТ, ходит очень легко, не то, что у кораблей центромирской или арлидарской постройки. Котелковская техника, все-таки!

- Баллонные, насосы на полную мощность! Снижаемся! – продолжает командовать наша капитанша.

Делает пару шагов к трубам внутренней связи и кричит в одну из них:

- В машине! Держать на сорока процентах оборотов!

Главный механик, так же как и рулевой, уже давно привыкли к ФНТшной манере командовать моей подруги.

«Блестящий», плавно развернувшись, начал опускаться.

Я подошла к Колниру, тронула его за плечо. Парень отодвинулся от окуляра, уступая мне место. Хорошего помощника нашла мне Лайана. Молодой человек, а ему сезонов двадцать пять, был помощником навигатора на «Белой чайке». Его корабль фанаты сбили в нашей пещере, так что команду распределили по другим судам. Вот мне и достался этот невысокий темноволосый парень, немногословный и серьезный. Мы с ним быстро сработались, и теперь я была совершенно спокойна за навигацию нашего фрегата.

А в окуляре, приближенные пятикратной оптикой, темные букашки. Человек двадцать, пытаются добраться до небольшой рощицы игольников, пока мы их не накрыли. Не успеют.

Я подкрутила колесико настройки, добившись четкости, взглянула на шкалу, громко сообщила:

- Три восемьсот двадцать, азимут восемь, возвышение - пятьсот пять.

- Манаад, возьми еще на пять градусов правее! – отозвалась Чиируна. – Саадин, когда спустимся до двухсот, вырубишь второй насос. Талиса, скажешь ему.

- Да капитан, - ответили мы хором.

- Эртль, беги к Трорвлю, пусть готовятся!

Кочевник коротко кивнул и выскочил из командного зала.

А у меня чуть сжалось сердце. Моему любимому скоро идти в бой. Трорвль командир наших абордажников. Такое вот внезапное повышение. Это потому, что Далкин забрал к себе Уберда. Рыжебородый воин теперь командует десантом на «Серебряном орле», а, заодно, и всеми боевиками флота.

Он, правда, пытался отказаться, говорил, что Рурарда заменить не сможет, но адмирал и Лайана настояли на своем.

- Стрелки, готовьте взрывные стрелы! – распоряжается моя подруга.

Чии как-то очень быстро свыклась с ролью капитана. Впрочем, она и когда была шкипером, управляла всеми очень жестко и безапелляционно. Но сейчас она окончательно превратилась в пиратского вожака. Мне это не очень нравится, я скучаю по прежней моей подружке. Но, по другому ведь нельзя.

А фигурки беглецов все ближе. Уже можно различить, что шестерых из них несут на носилках. Похоже, эта группа раненых из госпиталя, что был над самой нашей базой.

Когда мы разгромили остатки эскадры ФНТ враги кинулись наутек. Они разбились на небольшие отряды и двинулись на запад.

И началась большая охота. Все корабли флота, даже такой подранок как наш, принялись рыскать над горами, и добивать фанатов.

Впрочем, мы к этому занятию подключились только сегодня, когда плотники закончили наскоро ремонтировать командный зал, пострадавший в сражении.

И вот ведь везенье – сразу же нашли беглецов.

Если честно, мне такое везение ну совсем не нужно! Я все понимаю: это враги и потом они вернутся, чтобы сражаться против нас, но сейчас это просто вымотанные до предела израненные и обмороженные люди.

Но Чиируна, ни капли не сомневаясь, командует:

- Стрелки, взрывными стрелами - огонь!

И, одна за другой, все четыре баллисты с металлическим звоном отправляют в полет метровые палки с привинченными вместо острия бронзовыми гранатами.

Одна из них так и не сработала, уйдя в рыхлый снег. Но остальные три, разбрызгивая осколки расшвыряли противников. Наши стрелки уступают только мастерам с «Серебряного орла»!

А разбегающиеся в стороны фигурки все ближе. «Блестящий» опустился почти к самого косогору и быстро тормозит.

И с бортов в снег скользят по канатам бойцы Трорвля.

Короткая перестрелка и в ход идут мечи и сабли.

Я хочу отвернуться, но продолжаю, до боли сжимая рукоятки дальномера, смотреть на происходящее.

В оптику видно все. Перекошенные лица, сверкающие клинки, брызжущую кровь.

Как же это страшно!

У меня коленки дрожат, но я не отрываюсь от этой картины. Даже тогда, когда почти не пострадавшие абордажники деловито докалывают раненых фанатов.

Хорошо, хоть сам Трорвль это не делает! Зато Валинт, который теперь командир одной из пятерок, с удовольствием перебегает от одного противника к другому, рывком за волосы запрокидывает головы и взрезает своем ятаганом горло.

Я почувствовала, как из желудка поднялась кислая волна и, стремглав выбежав из зала, еле успела добежать до санузла.

Глава 2. Нянечка.

16.11.О.995

Город Райский Пляж, Центр Мира.

Лайана совершенно беззастенчиво всем весом опиралась на идущую рядом Лалишу. Девушка безропотно и даже с радостью помогала своей начальнице преодолеть высокую мраморную лестницу, ведущую к парадным дверям поместья.

Особняк был помпезный. Два этажа, с потолками такой высоты, что по размерам здание не уступало четырехэтажному арлидонскому дому. Колонны с искусной резьбой, портик с барельефами, внутри ковры, позолота, начищенные до блеска стальные ручки высоченных дверей.

В приемном зале их ждала вереница вышколенных слуг и стоящий поодаль от них импозантный пузатый доктор в сопровождении двух среднего возраста серьезных и строгих медицинских сестер.

Лайана махнула рукой мажордому, дескать, потом прислугу представишь, и утиной походкой, все так же наваливаясь на Лалишу, подошла к врачу. Криво улыбнулась:

- Господин Траангол, боюсь, что ваша помощь мне понадобится очень и очень скоро.

- Вижу, госпожа Фальния. И попрошу вас незамедлительно проследовать в покои. Сальди, Конгрина, помогите госпоже!

Женщины подступили с боков, отстранили Лалишу.

Лайана обернулась к своей молодой спутнице, приказала:

- Люнария, принимай командование в доме.

- Хм! – Лалиша широко улыбнулась и повернулась ко все еще неподвижно стоящей шеренге слуг. – Так, уважаемые! Я буду у вас за хозяйку. Давайте знакомиться!

Особняк вызвал у Лалиши море восторга. Она целый день ходила по нему, заглядывая в каждый уголок, наслаждаясь неимоверной роскошью. Никогда в жизни она не бывала в подобных дворцах. Даже дом Чиируны, где она часто гостила, был по сравнению с этим утлой лачугой.

Но, на самом деле, таких и более роскошных вилл в небольшом городке Райский Пляж было десятка два. Очень уважали и любили торговцы Центра Мира всяческую роскошь.

И все это богатство отныне принадлежало ей, Лалише!

Ну, то есть, конечно, куплена вилла была на деньги Лайаны, но официально в бумагах значилась хозяйкой именно она – Лалиша.

Когда заместитель адмирала предложила девушке поселиться в Центре Мира, та сначала долго думала, соглашаться ли. Предложение было ужасно заманчивым. Но принять его – значило покинуть пиратов. Своих подруг - Чиируну и Талису, ребят-абордажников, других пиратов и горцев. Если бы не гибель Брагна, она может быть и не согласилась бы. Но смерть высокого золотоволосого кочевника неожиданно сильно подкосила девушку. Она сама не заметила, как веселая интрижка переросла в настоящую любовь. Будь на ее месте кто-то другой, мог бы и не выкарабкаться из горя и депрессии. Но Лалиша была Лалишей. Ее неубиваемый оптимизм, легкое, и в то же время философское отношение к жизни, сделали свое дело. Девушка смогла пережить потерю и внешне казалась такой же неунывающей и общительной. Только наедине с собой иногда накатывала грусть.

И возможность излечиться от дурных мыслей стало той гирькой, которая склонила весы в пользу этого решения.

А еще одной увесистой гирей было то, что Лалиша, с детства привыкшая присматривать за младшими сестрами и братом, очень любила детей. И взять на себя обязанности нянечки по выращиванию адмиральского ребенка было для нее вполне естественно.

Та ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→