Леди и лорд

Леди строгих правил. Леди и лорд

Мисс Оуэн вышла к обеду с огромным опозданием и была она мрачней октябрьского неба. Глаза девушки были настолько красны, что и самые недогадливые поняли бы: девушка не так давно плакала.

Хозяин дома все ещё не соизволил спуститься к столу, но лорд Дарроу есть лорд Дарроу, он может позволить себе некоторые вольности. Впрочем, в последнее время у моего супруга появилась привычка извиняться за подобные поступки.

Я не знала, как себя вести, все-таки причиной расстройства подруги наверняка стал мой муж. А выступать против собственного супруга было не настолько легко и просто, как против деспотичного опекуна. Я продолжала сочувствовать Эбигэйл и желать ей всяческого счастья, но теперь у меня появилось куда больше причин прислушиваться к мнению его милости. То есть Николаса, разумеется, Николаса. Супруг категорически не выносил, когда я обращалась к нему официально, сама не знаю почему. Но привыкнуть называть его по имени до конца пока так и не удалось.

– Что случилось, моя дорогая? - спросила я у подруги, ловя себя на том, что снисходительные нотки в моем голосе то и дело проскальзывали. Даже мне самой не нравилась подобная манера разговора, так что, подозреваю, Эбигэйл также не очень обрадовалась тому, как я к ней обращалась.

– Словно бы вы сами не знаете, - пробормотала в ответ мисс Оуэн и уставилась в тарелку.

Мистер Уиллоби и мистер Оуэн переглянулись и как-то странно хмыкнули. Хотелось верить, что не одобряли молодые люди все-таки Эбигэйл, а не меня.

– Вы обещали, Кэтрин, что постараетесь помочь мне и измените мнение дяди!

В следующий раз нужно будет постараться выбирать более точные формулировки. Я честно старалась помочь Эбигэйл с ее несчастной любовью, но гарантировать свою победу над упрямством лорда Дарроу у меня не хватило бы самоуверенности.

– Делаю все, что в моих силах, - спокойно ответила я, пожимая плечами. - Словно вам неизвестен нрав вашего дяди.

Мои отношения с лордом Дарроу… кардинально не изменились. Он все также остался для меня строгим старшим, пусть и стал относиться ко мне лично чуть более снисходительно. При этом почему-то все племянники лорда Дарроу наперебой утверждали, будто теперь, когда мы стали мужем и женой, я приобрела над ним какую-то особую, практически мистическую власть. Избавить всю троицу от опасных иллюзий никак не удавалось, пусть я и не единожды старалась. Впрочем, имелись некоторые подозрения, что, к примеру, мистер Уиллоби прекрасно осознает реальное положение дел, но просто не желает упустить лишний случай поиздеваться над «тетушкой».

Да, меня теперь при каждом удобном случае называли именно тетушкой. И самое неприятное в том, что я действительно ею стала после свадьбы, и оспорить это было никак невозможно.

– Эбби, оставь уже в покое бедняжку Кэтрин. Мисс Уоррингтон она или леди Дарроу, дядя остался прежним, – вступился за меня мистер Уиллоби, за что я испытала огромную благодарность. Порой моя подруга становилась смертельно утомительной.

Мисс Оэун потупилась. Глаза ее подозрительно заблестели, и я едва удержалась от того, чтобы поморщиться. Не выносила слез, в особенности слез подруги. И Эбигэйл, кажется, в полной мере осознала, как именно можно добиться от меня желаемого.

Разговор мог бы продолжаться и дальше в том же ключе, но, слава Создателю, сам предмет разговора наконец пожелал явиться.

Слуги тут же засуетились, ставя ещё один прибор для хозяина дома.

Лорд Дарроу, мой законный супруг, был слегка бледен и, несомненно, утомлен, что неудивительно для человека его возраста, второй день не показывавшегося дома. Я посмотрела в глаза мужу совершенно бесстрастно и предельно вежливо поздоровалась.

Николас тяжело вздохнул.

– Кэтрин, дела государства подчас отрывают меня от семьи, у вас был шанс уяснить это ещё до нашей свадьбы.

Я ответила на укоризненный взгляд абсолютным бесстрастием.

– Разумеется, я понимаю, насколько вы заняты, милорд.

На лице мистера Уиллоби появилось выражение просто неописуемого веселья.

– Кэтрин, нет, я не мог предупредить. Не забыл, а не мог, – со вздохом произнес мужчина.

Кивнув, ответила:

– Ни капли не сомневаюсь, ваша милость.

Николас сел во главе стола и уставился на меня так, словно это я два дня без каких бы то ни было объяснений отсутствовала дома.

– Кэтрин, сегодня я пригласил мистера Лоуренса, ювелира, чтоб он показал некоторые свои работы вам и Эбигэйл.

Ну надо же.

– Я не беру взяток.

Супруг закатил глаза и выразительно посмотрел на племянников.

– Трижды подумайте, прежде чем жениться.

Стало быть, «трижды подумайте»?

– Вы только что усугубили свое и без того незавидное положение, сэр, – уведомила я Николаса, начав продумывать, как отыграться на муже за такое бессовестное поведение.

Матушка всегда говорила, что хорошая супруга должна быть послушной и покорной, безустанно вспоминая и то, что по закону после свадьбы жена становится едва ли не собственностью мужа. Слава Создателю, лорд Дарроу до такой степени тирании не доходил, оставляя мне право требовать отчета, по какой именно причине он бессовестно отсутствует дома неоправданно много времени. Впрочем, у меня имелись и иные права, достаточно многочисленные.

– Надеюсь, вы с Эбигэйл уже озаботились нарядами к рождественскому балу? - решил поднять менее опасную и менее неприятную тему Николас. - Ее величество жаждет представить вас высшему свету в качестве леди Дарроу.

Признаться, первого выхода в свет в качестве супруги его милости лорда Дарроу я боялась едва ли не настолько же сильно, как Благого и Неблагого двора фэйри разом. Можно было только догадываться, какие слухи обо мне и моей свадьбе ходили в столице, учитывая кошмарную историю с побегом и мистером Греем.

– Кажется, вы не слишком рады, моя дорогая? – осведомился супруг с затаенной тревогой. Посторонний, вероятно, и не заметил бы те чувства, что на мгновение проступили на лице его милости, но я достаточно хорошо знала Николаса, чтобы читать вот такие крохотные проблески эмоций, которые позволял себе изредка мужчина.

– Вы удивительно наблюдательны, супруг мой, – откликнулась я и решила отдать должное мастерству повара, чтобы избежать слишком многих вопросов.

После обеда лорд Дарроу настоял, что ему просто необходимо побеседовать с драгоценной супругой наедине. Мистер Уиллоби и мистер Оуэн явно расстроились, лишившись возможности развлечься за наш счет. Мисс Оуэн кротко вздохнула, как и положено благонравной девице, но я по глазам видела: ее тоже гложет любопытство.

Супруг отвел меня в библиотеку и благоразумно запер за собой дверь. Его племянники действительно не отличались особой тактичностью, когда речь шла о его милости и мне.

– Кэтрин, перестань дуться как ребенок, - обратился ко мне Николас, когда мы получили хотя бы какое-то подобие конфиденциальности, а потом обнял. – Я действительно не хотел тебя волновать, но вышло так, как вышло.

Хотела было начать вырываться, но быстро сообразила, что это будет точно лишним.

– Можно подумать, такое происходит впервые, - обиженно напомнила я. – И сколько раз я слышу одни и те же оправдания! Создатель и все святые… Мой муж ходит по дорогам фэйри, но не может отправить мне несчастную записку! Я спать толком не могла все эти проклятые два дня!

Мужчина засмеялся и поцеловал меня в лоб.

– Это называется справедливостью, Кэтрин. Сколько раз ты доводила меня едва ли не до сердечного приступа своими выходками?

Я поморщилась.

– Разве можно это сравнивать? – с обидой спросила я. – Я беспокоюсь о муже, а не о дальнем родственнике и воспитаннике.

Мой супруг тяжело вздохнул.

– Создатель, Кэтрин… Ты никогда не изменишься, не так ли?

Отвечать на риторические вопросы – лишь бесполезная трата времени.

– Я искал Тшилабу. Ее временная оболочка мертва, но сама она наверняка здравствует и поныне.

От упоминания цыганской ведьмы я сперва похолодела от ужаса, а потом буквально запылала от гнева. Искал Тшилабу? Один? Без меня?! Как можно было вести себя настолько легкомысленно?

– Я не желаю больше разговаривать с вами, милорд, - заявила я, даже не пытаясь скрывать охватившего меня гнева.

Попытка вырваться из рук муҗа успеха не возымела, хватка у лорда Дарроу оказалась железной.

– Со мной была Шанта, а вдвоем мы можем противостоять моей сумасшедшей бабке. Успокойся, я не стал бы рисковать слишком сильно.

Последние слова разозлили меня ещё больше. Слишком сильно… Он не хотел рисковать слишком сильно! А вот я не хотела овдоветь, пробыв замужем всего пару месяцев! Почему обязательно нужно искать Тшилабу? У нас есть все шансы пережить ее, ведь шувани стара!

И пусть с ним вместе была и Шанта, сильная и могущественная колдунья, у меня оставались огромные сомнения в том, что даже с ее помощью лорд Дарроу в состоянии без затруднений побороть свою бабку.

– Кэтрин, это необходимо, пойми же, наконец, - с горечью произнес супруг, все так же не давая мне освободиться из своих рук, - Тшилаба не тот враг, которого можно оставить за спиной и забыть. И она достаточно сильна, чтобы доҗить до осуществления своей мести. Я не хочу постоянно волноваться за тебя и ждать удара в спину.

Мне были понятны и чувства мужа, и его мотивы… Но как унять собственный мучительный стр ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→