Леди в белом

Леди строгих правил. Леди в белом

Сестры метались вокруг как две счастливые белки, и щебетали без перерыва. Моей свадьбе они радовались едва ли не больше, чем могла радоваться я сама, поэтому я решила осчастливить младших и примерить подвенечное платье при них. Эмили и Энн пришли в полный восторг, когда я надела на себя свадебный наряд.

– Ах, дорогая Кэтрин, ты чудо как хороша! – ахнула Энн, округляя глаза от восхищения. - Тебе так к лицу белое платье!

Эмили же вздохнула так трагично, будто исполняла роль в трагедии.

– Как жаль, что ты наряжаешься для такого жениха… Он же так стар… И страшен.

Я снисходительно улыбнулась в ответ на это замечание. Моим сестрам все люди старше тридцати казались древними старцами, стоящими на краю могилы. Им не приходилось видеть, на что способен мой престарелый жених.

– Его милость не стар и не страшен, - заверила я сестер.

Называть лорда Дарроу по имени не получалось даже в мыслях, пусть я и очень старалась. Однако благоговейный трепет перед этим человеком остался неизменным. Но я верила, что рано или поздно справлюсь.

– Ну да. Как же, - и не подумала соглашаться со мной младшая сестра. - Мы же все понимаем, что ты выходишь замуж за лорда Дарроу только ради нас. Если ты станешь его женой, для нас откроются все двери. Ты всегда и все пыталась делать ради нас. Эдвард так переживает…

Все это было верно… Но только некоторое время назад. Пока я не покинула родной дом, то действительно думала исключительно о благополучии моей семьи, но теперь… теперь я начала думать и о собственном благе.

– Эмили, я бы не назвала это жертвой – выйти замуж за достойного обеспеченного человека. К тому же, никто не назвал бы лорда Дарроу неподходящим мужем. Тем более, для кого-то вроде меня. И он действительно хороший человек.

Младшие переглянулись.

– Нет, Кэтрин, мы очень рады, что для тебя – и для нас всех – все обернулось так благополучно, но твой жених так угрюм… и строг… Я бы желала, чтобы между тобой и твоим будущим мужем имелась искренняя привязанность.

Ох уж эти юные барышни и их вечные мечты о любви… Может, и лучше, что мне так и не удалось вызволить из ссылки в провинции мисс Оуэн… Она бы тоже непременно начала причитать о том, как же дурно мне выходить замуж по расчету, даже ещё за лорда Дарроу, который никак не тянул на героя девичьих грез. А так она появится в столице после бракосочетания, когда все уже будет сделано.

– Я глубоко уважаю его милость, – в сотый раз принялась объяснять я. – Он человек выдающихся достоинств и, что немаловажно, терпит вашу упрямую старшую сестру. А меня терпеть очень сложно.

– Точно, – хором ответили младшие и одновременно вздохнули.

Никакого уважеңия к старшей сестре, право слово… Ну так же нельзя… Могли бы хотя бы для приличия заверить меня в том, что я девушқа исключительно милая и просто наговариваю на себя.

– Мисс Уоррингтон, мы тоже хотим посмотреть! – заканючил из-за двери мистер Уиллоби.

Я оскорбленно фыркнула и даже не стала отвечать несносному наглецу. Хотя бы потому, что эти два совершенно невыносимых молодых человека однозначно заслужили хорошую взбучку! Они вскрыли коробку с моим драгоценным подвенечным платьем первыми, в мое отсутствие! Совершенно бессовестно не дожидаясь меня! Разве так можно поступать с невестой?!

– Ну, мисс Уоррингтон, тетушка! – продолжал надрываться из-за двери мистер Уиллоби.

Входить внутрь без разрешения он уже не рисковал: будучи раздраженной сверх всякой меры после такого возмутительного поступка, я просто запустила в довольную физиономию первым же тяжелым предметом, какой только попался под руку. А попалась под руку ваза. Тяжела ваза. Я старалась не думать о том, сколько она могла стоить…

Увернулся от моего снаряда мистер Уиллоби исключительно с помощью Создателя и после этого тут же вспомнил о вежливости. В том смысле, что без стука входить больше не рисковал. Как же легко оказалось привить уже почти что моему «племяннику» манеры. Всего-то одна ваза, которая едва не прямиком в голову.

Мистер Оуэн, как более осторожный и рассудительный человек, предпочел ко мне не заходить, ожидая, пока я перестану жаждать их крови.

– Это же надо было додуматься! – возмутилась в который раз Энн. – Раньше невесты смотреть на ее платье! Кақ возмутительно ведут себя эти джентльмены! Поверить не могу, что мы были ими так очарованы!

Я только улыбнулась украдкой. На самом деле племянники его милости нисколько не изменились с момента нашего знакомства, только дали понять, что не намерены в ближайшие несколько лет связывать себя браком с кем бы то ни было, а моих сестер так и вовсе не считают возмоҗными для себя партиями.

Энн и Эмили были ужасно разочарованы, а вот родители, напротив, обрадовались. Похоже, они вовсе не хотели отдать всех своих дочерей семейству лорда Дарроу, узнав новые подробности о необычных способностях его милости. Уж не знаю, чем их так не устраивали молодые джентльмены, богатые, родовитые и красивые. Впрочем, мистер Уиллоби был не так уж и знатен, и теперь, когда возникла угроза появления у лорда Дарроу собственных детей, то и мистер Уиллоби, и мистер Оуэн теряли часть своей привлекательности в качестве супругов.

– Они на самом деле милые люди, – с улыбкой признала я то, что для меня было очевидно уже давно. – Но порой ведут себя совершенно по-детски и нужно их немного… осаживать. Но мистер Оуэн и мистер Уиллоби близкие для меня люди. Друзья. Настоящие.

Сестры были изрядно озадачены моими словами. Они плохо понимали, как же можно оставаться друзьями с мужчинами, в особенности с молодыми, красивыми и богатыми, когда для них есть куда более интригующее применение. Для Энн и Эмили подобные отношения казались попросту противоестественными.

– Мисс Уоррингтон, мой бестолковый кузен искренне раскаивается в совершенном проступке. Роберта снедало слишком сильное любопытство, и он пошел у него на поводу. Но теперь любопытство снедает уже меня, а ведь мне не удалось увидеть это платье. Покажитесь хотя бы мне, а Роберт пусть страдает за дверью.

Из коридора донесся возмущенный вопль «Чарльз, да как ты можешь!». Мистера Уиллоби, похоже, не обрадовало предложение кузена.

– А ну оставьте в покое мисс Уоррингтон! – прикрикнул на племянников лорд Дарроу и недовольно сверкнул глазами. Особого впечатления недовольство его милости на молодых людей не произвело, все понимали, что это все напускное и наказания не последует. – Вам нечего делать? Так я быстро найду для вас обоих занятие!

Сестры довольно захихикали как маленькие девочки, от души наслаждаясь выволочкой, которую устроил для молодых людей их суровый дядя. Все-таки они затаили обиду на мистера Уиллоби и мистера Оуэна за их невнимание.

Сам лорд даже ңе попытался постучать в дверь или заговорить. Судя по звуку шагов, просто прошел мимо, убедившись, что прогнал нарушителей моего спокойствия.

– Какой бесчувственный человек! – возмутилась Эмили, когда шум в коридоре окончательно стих. - Он даже не пожелал поздороваться со своей невестой! Как это бессердечно.

Я только покачала головой, не разделяя недовольства сестер. Бессердечно. Придумают же, право слово… Будто в этом выражается чей-то добрый или дурной нрав.

– Жених не должен видеть невесту до свадьбы в подвенечном платье, – напомнила я сестрам. - А его милость просто не желает меня попусту беспокоить без необходимости. Ничего больше. Поздоровается с нами за завтраком, как и положено.

Энн и Эмили, как всегда, не поверили моим словам. Им куда больше нравилось видеть в будущем муже старшей сестры чудище из страшной сказки, которому меня приносили в жертву. Если бы они знали, какими бывают настоящие чудища, какие они прекрасные и пугающие одновременно...

Я повертелась около зеркала ещё несколько минут, в полной мере насладившись собственным отражением, и только после этого переоделась к завтраку в простое сатиновое платье. Не стоило заставлять миссис Чавенсворт ждать. Да и всех прочих – тоже.

Подготовка к свадьбе полностью проводилась в доме родственницы лорда Дарроу. Уж не знаю, как это объяснили соседям, ңо в итоге матушка и сестры просто перебрались к миссис Чавенсворт, чтобы не оставлять меня одну в обществе будущего мужа и его племянников. Переселение мамы и младших принесло избавило лорда Дарроу от необходимости раз за разом водить меня в родительский дом и обратно по зеркальным дорогам. Пусть он ни разу не пожаловался, что ему в тягость эта обязанность, но, подозреваю, все же необходимость водить меня добавила лорду изрядное количество хлопот.

За завтраком его милость встретил нас с сестрами любезной улыбкой. До нашего прихода лорд Дарроу беседовал с миссис Чавенсворт и моей матушкой, судя по всему, проявляя при этом подлинные чудеса любезности. По крайней мере, и мама, и хозяйка дома казались на уудивление довольными. Учитывая, что обычно мужчина не отличался излишней словоохотливостью, с его стороны это был подлинңый подвиг ради установления добрых отношений в нашей стремительно разрастающейся семье.

Меня усадили рядом с лордом Дарроу. Последнее время мое место всегда оказывалось рядом с могуществеңным женихом, но мне так до конца и не удалось привыкнуть к таким изменениям. Каждый раз я чувствовала себя так неловко, оказавшись подле лорда… Чем изрядно веселила его милость. Тот никогда не комментировал мое смущение, но во взгляде его в такие моменты я видела просто бездну веселья.

– Кэтрин, представь себе, в наши края заявились ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→