Читать онлайн "Сад земных наслаждений"

автора "Лилия Николаевна Гаан"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Сад земных наслаждений. Книга 1.

Каждая история имеет свое начало, даже если это события, уходящие во тьму веков. Вот, казалось бы, ничем не объяснимая цепочка случайных совпадений, но это только с первого взгляда. Будущие события всегда диктует прошлое, словно сердитый босс секретарше - жестко и недовольно высказывая свои повеления.

Впрочем, люди, собравшиеся в поместье Фрейзеров в один из летних денечков в начале нелегких тридцатых годов, думали об этом мало. Так сурово и безжалостно потрясшая американское общество Великая депрессия была в самом разгаре, но здесь присутствовала та самая избранная элита, которой пока удавалось уцелеть в страшных тисках кризиса.

Вот, например, хозяева дома. Майкл Фрейзер и его довольно обширная семья - три незамужних тетки, два сына, дочь, две жены - и та, что получила недавно развод, и та, из-за которой он стал нужен, радушно принимали многочисленных гостей в своем великолепном доме в Коннектикуте. Повод был уважительным - летное шоу, устроенное хозяином с целью проверки характеристик различных классов летательных аппаратов.

Идеальная зеленая лужайка перед старинным особняком в колониальном стиле была превращена в большую гостиную, где желающие могли посидеть за столиками под полосатыми тентами. Но в основном приглашенные сновали в разные стороны с бокалами прохладительных напитков, наслаждаясь прохладным ветерком августовского вечера.

Авиацией Фрейзеры увлеклись случайно. В лихорадочных поисках, куда бы так вложить деньги, чтобы не прогореть, Фрейзер-старший по совету старшего сына купил небольшой авиационный завод, который кредиторы довели до банкротства. Цена была бросовая, выгоды от покупки он тогда не получил, передоверив управление тому же отпрыску, но зато потом..., потом, когда падающая кривая кризиса начала выравниваться и появились более или менее свободные средства, все Фрейзеры дружно заразились полетами.

Ещё 1926 году два американских мецената - Даниэль и Гарри Гуггенхейм основали фонд содействия развитию авиации, главной целью которого являлось уменьшение числа летных происшествий. Через три года на деньги этого фонда был проведен специальный конкурс на самый безопасный самолет. Главный приз составлял 100 тысяч долларов - очень большую в то время сумму.

Вот и Фрейзеры решили последовать примеру соотечественников, устроив новый конкурс с главным призом - 120 тысяч. Они находились в поиске, не зная точно в выпуск каких самолетов вкладывать деньги, чтобы не прогадать.

Некоторые авиаконструкторы в поисках путей создания 'безопасного самолета' решили отойти от общепринятой в авиастроении схемы и создали экспериментальные самолеты схем 'бесхвостка', 'утка', 'тандем'. Они считали, что применение нестандартных аэродинамических схем позволит значительно повысить безопасность полета. Многие из них осаждали своими проектами и Фрейзеров. Ничего не понимая в авиации, но хорошо разбираясь в бизнесе, те не пожалели денег, чтобы воочию увидеть в деле прославленные конструкции и выбрать наиболее перспективные для производства.

Шоу было назначено на завтрашнее утро, а сегодня среди веселых и беспечных красивых женщин в легких туалетах то и дело мелькали мужчины, явно непривычные к смокингам. Они выделялись из общей толпы богатых, привыкших к роскошным приемам нуворишей, как выделяется черное на белом. Впрочем, были и другие - та самая 'золотая молодежь', для которой авиация была экстремальным видом спорта, приятно щекочущим пресыщенные удовольствиями нервы. Эти непринужденно курсировали и между жаждущими развлечений зрителями из высшего общества и теми, кто столь опасным образом зарабатывал себе на хлеб. К последним относился и Майкл Фрейзер-младший.

Старший сын хозяина дома был типичным представителем своего поколения. Выпускник Гарвардской школы бизнеса, отличный спортсмен, да и внешностью природа его не обидела. Он не отличался высоким ростом, но стремительная, подтянутая фигура компенсировала этот недостаток. Золотистый шлем белокурых волос, дружелюбный взгляд синих узких глаз, да обаятельная широкая улыбка заставляли забывать и о неправильных чертах лица, и о чересчур тяжелом подбородке.

'Майкл - просто душка!' - утверждали все знакомые девушки, и хотя многочисленные романы с плейбоем заканчивались, как правило, ничем, он умудрялся выходить из них с наименьшими потерями, поддерживая приятельские отношения с бывшими подружками.

Вот и сегодня, молодой человек с приветливой улыбкой переходил от одной группы гостей к другой, легко находя темы для необременительной беседы, чтобы потом так же свободно их покинуть. На его локте с видом собственницы висела Меган Питбот - дочь отцовского старинного приятеля, вбившая в свою кудрявую головку мысль и о брачном союзе с Фрейзерами. Майкл вежливо, но твердо сопротивлялся этим матримониальным планам, поэтому потаскав некоторое время за собой этот обременительный груз, ловко подрулил к кучке своих родственниц.

Похожие на иссохших мумий тетки отца оживленно наседали на его сестру Джил. При виде трех гарпий даже далеко не робкого десятка Меган трусливо растворилась в окружающей толпе. И облегченно проводивший взглядом надоеду Майкл, широко улыбнувшись, подошел к престарелым леди.

По сути дела старые дамы приходились ему бабками, но попробовал бы он их так назвать! Наученный горьким опытом Майкл к старушкам всегда обращался деликатно - тетя Джун, тетя Мэйбл, тетя Сара.

Цепко ухватившие по бокалу апельсинового сока три достойные леди, которые вот уже лет тридцать, как кокетливо жаловались на пятидесятилетний возраст, поедом ели Джил - легкомысленную особу двадцати пяти лет. На редкость хорошенькая, та была любимицей всех отцовских адвокатов. Вот уже шесть лет, как она бесперебойно снабжала их работой, пройдя один за другим через три бракоразводных процесса. При чем её мужья раз от разу становились все богаче, а сроки замужеств все короче. Майклу только и оставалось, что поражаться, как ей удается находить все новые и новые жертвы для своих брачных авантюр.

Джил была уникально безголовая - единственная в их далеко не глупом семействе.

Вызывающе обтянутая платьем из белого органди, наверняка, сотворенном неунывающей Коко Шанель, сестрица стреляла глазками по сторонам в поисках очередного богатого мужа. И у неё были на это основания - выглядела она на редкость сексуально. Майклу нравилась современная мода, сменившая мешкообразные платья 20-х годов на плавные силуэты, женственно облегающие бедра и грудь. Всегда приятно видеть товар лицом, чем гадать, что там скрывается под тканью. Только вчера адвокат передал сестрице бракоразводные документы, подтверждающие освобождение от очередного супруга и солидное пополнение банковского счета пятизначной суммой.

- Детка, - между тем, поучая Джил, скрипела тетя Мейбл,- так же нельзя! Браки заключаются на небесах! Вот призовет Господь, и с кем же тогда из бесчисленных мужей ты войдешь в жизнь вечную?

'Жизнь вечная' интересовала Джил мало, а вот стоящий неподалеку вызывающе красивый мужчина в прекрасно сшитом смокинге - очень.

- Кто это, - взволнованно дернула она за рукав Майкла,- такой..., не как все?!

Брат снисходительно глянул в указанном направлении. Что ж, вкус к мужской красоте у Джил был, а вот нюх на деньги отличался, вообще, виртуозностью. Его сестрица мгновенно вычислила изо всех присутствующих самого состоятельного гостя.

- Эдвин Бертрам, десятый герцог Кентсомский,- вместо него ехидно ответила подопечной тетя Джун,- и если ты напряжешь свои ослепленные гордыней глаза, то заметишь рядом с ним очаровательную юную леди - его невесту, между прочим! Они обручились прошлой зимой. Мне об этом писала кузина Элизабет.

Кузин по всему свету у старушек было великое множество. Что более всего изумляло Майкла, так это удивительная живучесть леди этого поколения. Сколько он себя помнил, эти кузины всегда были преклонных лет, и то и дело возникали в беседах теток, как правило, проявляя удивительную осведомленность в делах европейской элиты во всех уголках планеты. Наверное, и на склоне вулкана Кракатау можно было обнаружить, какую-нибудь 'милую кузину Джейн', вяжущую бесконечный шарф. При этом леди напряженно наблюдала сквозь очки, не окажется ли среди двенадцати жен местного вождя одной из '... ты помнишь, дорогая, её отец тогда так скандально женился на дочери Дэвида Астора?'.

- Леди Хелена - единственная дочь сэра Самюэля Вормсли. Ты помнишь сэра Джорджа Вормсли, дорогая Мейбл? - моментально среагировала тетя Сара.

- Очаровательный молодой человек, он ещё так неосмотрительно женился на своей кузине, которая чем-то там болела?

- Нет, то был сэр Эрвин, дорогая, из йоркширских Вормсли...

О, когда тетки начинали перечислять всех своих знакомых, а то и знакомых общих знакомых, лучше было бежать от них стремглав! Однако сегодня Майкл почему-то задержался возле старых дам. Ещё раз кинув небрежный взгляд на герцога, он заинтересованно перевел глаза на его спутницу.

Вообще-то, они были представлены друг другу при первой встрече, но там, в холле, среди суеты прислуги и приветственных выкриков остальных приехавших гостей, молодой человек только мельком отметил гладкие черные волосы и слишком белую для этого времени года кожу. Зато теперь у Майкла появилась возможность не торопясь разглядеть невесту англичанина.

Он был согласен с характеристикой тетки - в отличие от жениха девушка была скорее 'очаровательной', чем красивой, но и это слово не передавало в полной мере его впечатления от гостьи. На фоне бойких американок Хелен, как и её жених, выглядела несколько 'другой'. Непривычно робкая, она с каким-то непонятным восторженным испугом поглядывала на толпящихся вокруг людей, боязливо прижимаясь к жениху. А тот с покровительственной улыбкой то и дело что-то нашептывал ей на ухо, и их ...