Читать онлайн "Красный Царицын. Взгляд изнутри"

Автор Анатолий Леонидович Носович

Анатолий Носович

КРАСНЫЙ ЦАРИЦЫН

Взгляд изнутри

Записки белого разведчика

Ассоциация исследователей российского общества (АИРО-ХХI)

Предисловие

От этих очерков трудно ждать объективности. Писали их для массового читателя и писали о врагах — о вражеских вождях и о вражеской армии. Одно ценно — автор видел врагов вблизи, а некоторые стороны их жизни наблюдал изнутри, потому что некоторое время служил в их армии. Итак…

Анатолий Леонидович Носович (27 октября 1878 — 25 января 1968), из дворян. Закончил Псковский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище (1899) и академию Генштаба (1910). Участник 1 Мировой войны, полковник, командир лейб-гвардии уланского Его Величества полка. Кадровый военный. Генштабист. Гвардеец. Судя по датам жизни, обладал завидным здоровьем.

В мае 1918 года по заданию Московской подпольной организации (естественно, белогвардейской) поступил на службу в Красную армию. В это время, с 10 по 23 мая, в Москве формировалось управление Северо-Кавказского военного округа. А. Л. Носович был зачислен на службу именно сюда и отбыл вместе с управлением военного округа в Царицын. Острая нехватка военных профессионалов в Красной Армии в первые месяцы ее формирования позволила А. Л. Носовичу занять высокую штабную должность. Он стал начальником штаба СКВО.

Сам округ был образован декретом Совета Народных Комиссаров от 4 мая на территории Донской, Кубанской, Терской и Дагестанской областей, Черноморской и Ставропольской губерний. На военные округа возлагалась задача готовить и формировать резервы для действующей армии. Старая русская армия к тому времени уже демобилизовалась, а новая — Красная Армия — сдерживала в низовьях Дона немецкие части, устремившиеся на Кавказ и в Закавказье, несмотря на подписание Брестского мирного договора. В Царицыне же предполагалось запасать все необходимое и формировать резервы для отражения немецкого наступления.

С 18 июня 1918 года управление округа начало свою практическую деятельность в Царицыне. Причем дело пришлось иметь не с немцами, с которыми в конце июня окончательно договорились и установили демаркационную линию, а с восставшими донскими, кубанскими и терскими казаками и с Добровольческой армией Деникина. В связи с казачьим восстанием и началом 2-го Кубанского похода «добровольцев» Северо-Кавказский военный округ из тыловой структуры превратился в структуру фронтовую. Руководству округа пришлось непосредственно оборонять Царицын от казаков Мамонтова, и спасало город лишь то, что восставшие казаки изначально вели войну оборонительную и за пределы своей Области Войска Донского выходили лишь с целью банального грабежа. Впрочем, по мере разорения хозяйства цель эта становилась все перспективнее…

А. Л. Носович, как начальник штаба округа, непосредственно участвовал в разработке и проведении операций против белых войск и впоследствии уверял, что сделал все возможное, чтобы по одиночке посылать разрозненные красноармейские части против превосходящих сил противника. Но Царицын казаки в тот раз так и не взяли, а 23 сентября 1918 года Северо-Кавказский военный округ расформировали в связи с созданием Южного фронта, структуры более приспособленной для ведения правильных военных действий против казаков и Добровольческой армии.

11 октября 1918 года А. Л. Носович бежал от красных к белым. Видимо, после «успешного» руководства штабом военного округа оставаться среди большевиков для него было небезопасно.

У Деникина Носович числился в резерве чинов при штабе Главнокомандующего. К этому времени и относится написание им предлагаемых очерков. Появились они в альманахе «Донская волна» зимой 1918–1919 годов и публиковались весь 1919 год с завидной регулярностью. Только подпись под ними, естественно, стояла вымышленная — «А. Черноморцев». А. Черноморцев описывал большевистских вождей, жизнь «под большевиками», Красную Армию, особое внимание уделял офицерам старой русской армии, пошедшим служить большевикам. Он высоко оценивал противостоящего белым противника, но, тем не менее, предрекал победу над «интернационалом» (иначе его просто не печатали бы). Предсказания не сбылись…

В Русской армии П. Н. Врангеля А. Л. Носович был произведен в генерал-майоры и назначен начальником тылового района по борьбе с партизанским движением. После окончания гражданской войны эмигрировал во Францию, где и умер.

В очерках А. Л. Носовича нас, естественно, привлекают портреты большевистских руководителей, которые впоследствии сыграли огромную роль в истории нашей страны. Так уж случилось, что на службе у большевиков автор очерков сталкивался с таковыми и описал их задолго до того, как они достигли вершин власти. В первую очередь это образ И. В. Сталина, прибывшего в Царицын в июне 1918 года в качестве чрезвычайного уполномоченного ВЦИК по заготовке и вывозу хлеба с Северного Кавказа в промышленные центры (А. Л. Носович ошибочно называет его «народным комиссаром по продовольствию») и с 19 июля 1918 года возглавившего Военный совет Северо-Кавказского военного округа.

«Сталин не стесняется в выборе путей для достижения своих целей. Хитрый, умный, образованный и чрезвычайно изворотливый…» — вот первая характеристика И. В. Сталина Носовичем. «…Не в правилах, очевидно, такого человека, как Сталин, уходить от раз начатого им дела. Надо отдать справедливость ему, что его энергии может позавидовать любой, из старых администраторов, а способности применяться к делу и обстоятельствам следовало бы поучиться многим».

Что важно, А. Л. Носович дает яркий образ не только формального, но неформального лидера большевиков: «Сталин сразу поставил себя как бы в стороне от внутренних и оперативных дел Северного Кавказа, но на самом деле все комиссары, как округа, так и города не предпринимали ни одного решения без одобрения этого важного наркома».

Показывается, как Сталин от сбора и отправки продовольствия перешел к руководству округом: «…попутно с уменьшением его прямой задачи, Сталин начал входить во все отделы управления городом, а главным образом в широкие задачи обороны Царицына в частности и всего кавказского, так называемого, революционного фронта вообще».

Возглавив военный округ, Сталин ведет себя как диктатор: «Итак, с 20 июля Царицын, а вместе с ним и весь Северный Кавказ перешел в ведение ничем не ограниченного сатрапа Сталина-Джугашвили», — пишет Носович.

Сталин жесток и безжалостен, он сразу начинает борьбу с контрреволюционным подпольем и ищет именно там, где надо, и подозреваемым пощады не дает. «Вот как начал расправляться Сталин с тем элементом, который казался ему подозрительным», — такими словами завершает Носович свое повествование о разгроме белого подполья в Царицыне.

Перед нами образ без какого-либо намека на карикатурность, образ узнаваемый. Именно таким изображала И. В. Сталина российская демократическая и либеральная пресса с конца 1980-х годов, да и сейчас изображает. Причем автор чутко уловил явную неприязнь Сталина к Троцкому. Он показал это на примере реакции Сталина на одну из телеграмм «демона революции»: «Когда Троцкий, обеспокоенный разрушением с таким трудом налаженного им управления округом, прислал телеграмму о необходимости оставить штаб и комиссариат на прежних условиях и дать им возможность работать, то Сталин сделал категорическую и многозначащую надпись на телеграмме:

— Не принимать во внимание».

В дальнейшем, мы знаем, борьба с Троцким станет важнейшей составляющей всей жизни Сталина.

И еще одна деталь: «Сталин крепко надеялся на агитацию. Он частенько поговаривал в спорах о военном искусстве: „Это все хорошо, что все говорят о необходимости военного искусства, но если у самого талантливого полководца в мире не будет сознательного и подготовленного правильной агитацией солдата, то, поверьте, он ничего не сможет сделать с самым ничтожным по количеству, но воодушевленным революционером“.

И Сталин, сообразно своему убеждению, не жалел никаких средств на пропаганду, на издание газет, на их распространение, на посылку агитаторов…».

То есть Сталин еще в 1918 году вел с кадровыми офицерами споры о военном искусстве, и генштабист Носович, заведомый враг, не делает однозначных выводов, что Сталин, дескать, в военном деле профан (в отличие от мнения Г. К. Жукова, который считал, что Сталин до 1943 года в военном деле не разбирался).

Царицын, как транспортный узел и речной порт, играл особую роль в гражданской войне на Юге в 1918 году, и А. Л. Носович уделил достаточно внимания и населению и властям города. «Гражданское управление» Царицына, по мнению автора, — Сергей Константинович Минин и Яков Зиновьевич Ерман. Характеристики даются краткие, но емкие:

«С. К. Минин — сын протоиерея посада Дубовки, местный деятель. В 1905 году отец его громил революционеров с амвона, а сын громил власти и своего отца на площади против церкви. В 1905 году победил отец — теперь взял верх сын. Но, взявши верх, сын не остановился, и покатился далее по наклонной плоскости революции и стал ярым большевиком».

«Я. З. Ерман — не абориген Царицына был вольноопределяющимся в царицынском запасном полку, остался в Царицыне, выдвинулся на митингах и занял видный пост в совдепе Царицына. Ерман был ярым большевиком и, если Митин, как местный старожил, еще имел некоторый сдерживающий импульс в виде остатков своих местных связей, то Ерман, ничем не сдерживаемый, свирепствовал…

Будучи совсем молодым человеком, 25-26-ти лет, обладая завидной энергией, Ерман оказывал большое влияние на все дела Царицына и был дей ...




Серия очерков полковника Анатолия Леонидовича Носовича  — о вражеских вождях и о вражеской армии. Од
4%
Серия очерков полковника Анатолия Леонидовича Носовича  — о вражеских вождях и о вражеской армии. Од
4%