Полуночная звезда
2%

Читать онлайн "Полуночная звезда"

Автор Мари Лу

Мари Лу

Полуночная звезда

От переводчика:

Спасибо за то, что были со мной всё это время и продолжали читать этот перевод.

Wattpad, Adlin_06, та, что ни смотря ни на что, выбрала доброту.

Карта

Посвящение

Тем, кто не смотря ни на что, всё же выбирает доброту.

Эпиграф

Я видел ее однажды.

Она прошла через нашу деревню, через поля покрытые трупами мертвых солдат после того, как ее силы сокрушили страну Дюмор. Ее Элита и отряды Инквизиторов в белых плащах, несущие бело-серебряные знамена Белой Волчицы, следовали за ней. Там, где они проходили, тускнели небеса и раскалывалась земля, облака собирались позади армии, будто живые существа, черные и кипящие в неистовой ярости. Словно пришла сама богиня Смерти.

Она остановилась, чтобы посмотреть на одного из наших умирающих солдат. Он дрожал на земле, но не сводил с нее взгляда. Он прошипел что- то ей. Она смотрела только на него. Я не знаю, что он видел в ее выражении лица, но его мышцы напряглись, ноги скользили в грязи, когда он тщетно пытался сбежать от нее. Тогда мужчина начал кричать. Звук, который я никогда не забуду до самой смерти. Она кивнула Повелителю Дождя, и он спустился с коня, чтобы вонзить меч в тело умирающего солдата. Ее лицо нисколько не изменилось. Она просто поскакала дальше.

Я никогда больше не видел ее. Но даже теперь, будучи стариком, я помню ее так ясно, как будто она стоит передо мной. Она была воплощением льда. Однажды, тьма окутала мир, и у тьмы была королева.

— показания свидетеля о осаде Дюмора королевой Аделиной. Деревня Пон-де-Терр

28 Marzien, 1402

Тараннен, Дюмор, Морские Земли

Tarannen, Dumor The Sealands

Моритас была сослана в Подземный мир другими богами. Но Амаре, Бог любви, сжалился над молодой богиней с очернённым сердцем. Он приносил ей подарки из живого мира: лучи солнечного света, собранные в корзины, свежий дождь в стеклянных банках. Амаре влюбился — так как он имел привычку часто влюбляться — в Моритас, и его визиты стали причиной рождения Формидиты и Кальдоры.

— «Изучение древних и современных мифов», Мордове Сения.

Глава 1

Аделина Амутеру

Один и тот же кошмар снится мне на протяжении последнего месяца.

Каждую ночь, без исключения.

Я сплю в королевских покоях во дворце Эстенции, когда меня будит скрипящий звук. Я сажусь в постели и осматриваюсь. Дождь хлещет в оконные стёкла. Виолетта спит рядом со мной, она прокралась в мою комнату во время грозы и лежит под одеялом, скрутившись в мою сторону.

Я снова слышу скрип. Дверь моей комнаты слегка приоткрыта и продолжает медленно открываться. За ней находится что-то ужасное, тьма полная когтей и клыков, что-то, чего я не вижу, но всегда знаю, что оно есть. Шелковая одежда на мне невыносимо холодная, как будто я по уши погружена в холодное море, и я не могу удержаться от дрожи. Я толкаю Виолетту, но она не отвечает.

Тогда я вскакиваю с постели и спешу, чтобы закрыть дверь, но я не могу. То, что находится за дверью слишком сильное. Я оборачиваюсь к сестре.

— Помоги мне! — я отчаянно зову её.

Она по-прежнему не двигается, и я понимаю, что она не спит. Она мертва.

Я испуганно просыпаюсь в той же кровати в той же комнате с Виолеттой, спящей рядом со мной. Просто кошмар, — говорю я себе. Мгновение я лежу, дрожа. Потом я слышу тот скрипящий звук и вижу, как дверь снова начинает открываться. Я снова вскакиваю с постели и спешу, чтобы закрыть дверь, зовя Виолетту. И снова я понимаю, что моя сестра мертва. Снова я буду просыпаться в той же кровати и видеть открытые двери.

Я просыпаюсь по сто раз, потерявшись в безумии этого кошмара, пока солнечный свет не пробивается в окна и, наконец, не сжигает этот сон.

Даже потом, спустя несколько часов, я не могу быть уверена, что я все ещё не во сне.

Я боюсь, что однажды ночью я никогда не проснусь. Я буду обречена закрывать эту дверь снова и снова, убегая от кошмара, в котором я навсегда, навечно потеряна.

* * *

Год назад рядом со мной скакала бы моя сестра Виолетта. Сегодня вместо неё — Серджо и моя Инквизиция. Они все в тех же белых одеждах, та же безжалостная армия, которую всегда знала Кенетра. Кроме того, конечно, что теперь они служат мне. Когда я смотрю на них, я вижу как, словно белые реки, их плащи контрастируют с хмурым небом. Я отворачиваюсь и возвращаюсь к осмотру сожженных домов, что мелькают, когда мы скачем мимо.

Кажется, я изменилась с того момента, когда впервые вступила на трон. Мои волосы снова выросли, теперь уже длинные и серебряные, как лист шлифованного металла, и я больше не ношу маски или иллюзии, чтобы скрыть шрамы на лице. Вместо этого, мои волосы собраны на затылке в пучок из косичек, в локоны которых впелетены драгоценные камни. Мой длинный тёмный плащ спускается за мной к копытам моей лошади. Моё лицо полностью открыто.

Я хочу, чтобы люди Дюмора видели свою новую королеву.

Наконец мимо проносится заброшенная площадь у храма, и я нахожу того, кого искала. Магиано оставил меня и кенетерианские войска сразу после того как мы вошли в город Таранен, разумеется, ушёл куда-то в поисках сокровищ, оставихся в домах, оставленных сбежавшими людьми. Это привычку он перенял сразу же после того, как я стала королевой, когда впервые обратила свой взор на государства и народы Кенетры.

Приближаясь по пустой площади к нам, он замедляет свою лошадь рядом со мной. Серджо бросает на него раздраженный взгляд, хоть ничего и не говорит. Магиано только подмигивает ему в ответ. Его беспорядочно длинные косички сегодня затянуты высоко на голове, разнообразие не сочетающейся одежды заменено на золотую броню и тяжёлый плащ.

Доспехи Магиано богато усеяны драгоценными камнями, и если бы кто-то видел нас впервые, то мог бы предположить, что король здесь он. Зрачки его глаз вытянуты в щёлки и он выглядит расслабленно под полуденным солнцем. На плечах перевязан набор музыкальных инструментов, а по бокам лошади свисают тяжелые звенящие сумки.

— Вы все потрясающе выглядите этим утром! — кричит он весело моим инквизиторам. Они склоняют свои головы. Всем известно, что открытый показ своего пренебрежения к Магиано означает мгновенную смерть от моей руки.

Я вскидываю бровь

— Охотился за сокровищами? — говорю я.

Он, дразня, кланяется мне.

— Я потратил всё утро, чтобы осмотреть один район этого города, — отвечает он, его голос равнодушный, его пальцы рассеянно перебирают струны лютни, привязанной перед ним. Даже этот незначительный жест, заставляет инструмент издать идеальный аккорд.

— Нам пришлось бы остаться тут на несколько недель чтобы собрать все ценные вещи, которые остались позади. Просто посмотри на это. Никогда не видел ничего так искусно обработанного в Mерутасе, а ты?

Он приближает свою лошадь. Теперь я могу видеть завёрнутый в ткань букет растений. Жёлтый чертополох. Синие маргаритки. Небольшой, изогнутый чёрный корешок. Я сразу же узнаю растения и подавляю маленькую улыбку. Не говоря ни слова, я открываю флягу у седла и, Магиано вручает букет так, что бы другие не видели. Только Серджо это замечает, но он просто смотрит и испивает воду из своей бутылки. Серджо жалуется на жажду уже несколько недель.

— Ты плохо спала прошлой ночью, — тихо говорит Магиано. Он растирает растения и смешивает их в моей воде.

Я была осторожна этим утром, соткав иллюзию на тёмные круги под глазами. Но Магиано всегда может сказать, когда меня мучают кошмары.

— Я буду спать лучше сегодня, после этого. — Я указываю на напиток, который он готовит для меня.

— Я нашёл чёрный корень, — говорит он, протягивая мне флягу. — Он растёт, как сорняк в Дюморе. Ты должна выпить немного ещё раз вечером, если хочешь сдержать… ну… Их.

Голоса. Я постоянно слышу их. Их отрывистые звуки, как облака шума прямо в моих ушах, они всегда со мной, никогда не молчат. Они шепчут мне, когда я просыпаюсь утром и когда я ложусь спать. Иногда они говорят глупости. Иногда, они рассказывают мне жестокие истории. Сейчас они издеваются.

Как мило, глумятся они, когда Магиано тянет свою лошадь в сторону и перебирает струны своей лютни. Он не очень любит нас, не так ли? Всегда старается держать нас подальше от тебя. Но ведь ты не хочешь, чтобы мы уходили, так ведь, Аделина? Мы же — часть тебя, мы рождены в твоей голове. И почему же такой сладкий мальчик всё-равно любит тебя? Разве ты не понимаешь? Он пытается изменить тебя. Прямо как и твоя сестричка.

Ты хоть помнишь её?

Я стискиваю зубы и отпиваю из фляги. Травы горчат на языке, но я принимаю этот вкус. Я должна выглядеть властвующей королевой, вторгнувшейся в новые земли. Я не могу позволить моим иллюзиям выйти из под контроля в присутствии моих новых подданных. Я сразу же чувствую, как напиток начинает действовать: голоса приглушаются, будто их оттолкнули подальше, а мир становиться более ощущаемым, выходя на передний план.

Магиано наигрывает другие аккорды.

— Я подумал, моя Аделинетта, — продолжает он в своей обычной, беззаботной манере, — что я собрал вполне себе достаточно лютен, безделушек и этих восхитительных маленьких сап ...




Однажды тьма окутала мир, и у тьмы была королева. Аделина Амутеру больше не страдает. Она отвернулас
2%
Однажды тьма окутала мир, и у тьмы была королева. Аделина Амутеру больше не страдает. Она отвернулас
2%