Офицер кайзера
2%

Читать онлайн "Офицер кайзера"

Автор Смирнов Роман

Роман Смирнов

Офицер кайзера

Бавария 20 Сентября 1914 года

Лежу, смотрю в потолок. Да и что мне остается если я пошевелиться не могу, только моргать. Похоже я в больнице, только вот не помню чтобы рядом с местом боя были неразрушенные больницы или госпиталя. Здесь вообще мало что осталось нетронутым, чертов Алеппо! Интересно сколько я был в отключке? Попытался собраться с мыслями и припомнить как далеко может от туда может находиться нормальный госпиталь. Не могу. В голове пусто. Я с трудом вспомнил как попал в такую ситуацию.

Был очередной день бесконечных боев. Наша рота должна была выбить противника из здания бывшей школы. Недооценили в штабе, а расхлёбывать пришлось нам. Как итог я здесь, понять бы еще где здесь? Потолок покрашенный в белый, занавеска вокруг кровати. Очень сомневаюсь, что попади я в плен, то со мной бы так обращались. Да и что с остальными тоже хотелось бы узнать. Надеюсь они остались целы.

Мои самокопания нарушили шаги, раздающиеся в звенящей тишине словно залпы орудий. Звук отъезжающей занавески ударил по ушам, и в зоне моего зрения появился типичный сумасшедший ученый. Вспомните дока из «Назад в будущее» и пририсуйте козлиную бородку. Мне даже как-то не по себе стало. Идти на опыты уж очень нее хотелось.

Однако вскрывать меня нее спешили и непонятными штуковинами не тыкали. Я уж было немного расслабился, когда «док» осмотрев меня, куда-то скрылся. Но не тут то было! Он довольно скоро вернулся нагруженный целой кипой проводов. Эй! Не надо ком цеплять все это! Если бы я только мог сказать, а так даже рот не смог раскрыть. Так и наблюдал, пока неожиданно не провалился в темноту.

Сознание вернулось также неожиданно. К своему удивлению и нее малой радости я мог шевелиться. А конкретно как только открыл глаза рывком сел, и свесил ноги с кровати. Только потом осознал что сделал. Ко мне подлетели двое молодых людей в белых халатах и стали убирать провода которые не слетели с меня при моем своеобразном пробуждении.

Чтобы осмотреться стал вертеть головой. Оказывается я действительно был в госпитале, ну или в чем-то сильно похожем на него. Тут и там стояли кровати с пациентами рядом с которыми колдовали люди в белых халатах и всюду провода. Покрашенные в светло-зелёный стены без окон, хорошо что не жёлтые. Светло-синяя плитка на полу. Мои любования окружающей «местностью» прервал «док», закончивший карябать что-то в своем планшете. Попрошу заметить не электронном. А старом представляющем из себя деревянную дощечку с прикреплёнными к ней листами бумаги.

— Вы очнулись, прекрасно. Как ваше самочувствие? — Вполне логичный вопрос, но меня гложет чувство неправильности. Где-то здесь таится подвох. Но отвечать тем не менее нужно. Сомнительно что при наличии множества пациентов мне уделят много времени. А раздражать человека от которого зависит мое здоровья ой как не хотелось.

— Ничего не болит. — Сказал я после небольшой паузы. Либо я пострадал нее так сильно как навооброжал себе, либо врачи здесь творят чудеса. И еще немного подумав, понял одну неприятную вещь. — Я не узнаю своего голоса.

— Вполне возможно это вызвано тем что вы долго находились без сознания и ваши голосовые связки не работали. Не стоит беспокоиться. — «Док» сделал пометку в планшете и посмотрел на меня.

— Сколько я не приходил в себя? — Задал я интересующий меня вопрос.

— Два месяца. — Ошарашил он меня. — Не переживайте, стандартное время после операции.

— Какой операции? — Это после какой же операции люди два месяца без сознания лежат? Надеюсь мене нее лоботомию проводили. Я нее произвольно дернул плечами.

— Как интересно. Похоже препарат вызвал временную потерю памяти. — «Док» сделал еще одну запись и перевел взгляд на меня. — Расскажите последнее что вы помните?

— Моя рота должна была выбить противника из здания, а потом как-то все размыто. — Я попытался вспомнить подробности, но они все время ускользали. Да и пометка в истории болезни должна быть при каких условиях я к ним попал. Или это в регистратуре?

— Хм. Этого нет в вашей карте. Ну да ладно. — Он пожал плечами. И кивнул тем двоим что убирали провода. После его одобрения, они сложили все в металлический ящик и подхватив его за ручки, каждый со своей стороны, унесли. Проводив их взглядом «док» повернулся ко мне. — Нечего страшного. Этот момент могли вполне не отобразить. Но потеря памяти затронула больший отрезок времени чем я думал. Вам понадобится реабилитация.

— Доктор скажите насколько все серьезно? — Страшная догадка посетила меня. А что если я прошёл операцию уже по возвращению домой. Из памяти могли пропасть как пару месяцев так и пару лет.

— Не столь критично как вам кажется. Но я все же проведу дополнительные тесты. Нужно точно знать что вы забыли. Сейчас я задам вам несколько вопросов. — Я отчаянно пытался понять, а что я забыл. Только это не привели ни к чему кроме головной боли. — Вижу вы в замешательстве. Но нечего действительно страшного. Память со временем вернется, наверное…

— Как наверное!?

— Да не переживайте вы так. Даже если память и не вернется, не так уж и много вы потеряли. — Наверное он прав. По крайней мере руки и ноги целы, что уже не мало. — Раз других жалоб нет, то перейдем к следующему этапу. Вы кстати помните для чего вы здесь?

— Лечусь? — Я машинально потянулся левой рукой к затылку. И только тут заметил металлический браслет на запястье. С внешней стороны имелся циферблат как у часов. Только здесь был индикатор подобный топливным и две лампочки сверху. Сбоку циферблата обнаружилась и маленькая кнопка. Наверно из природного любопытства я потянулся к ней.

— Не стоит. — Остановил меня «док». — Не нужно трогать то что вы не знаете. В данном случае не помните.

— А вы можете мне рассказать о том что я нее помню?

— Довольно интересная постановка вопроса. Особенно если учитывать Что вопросы должен был задавать я. — Он достал из кармана часы «луковицу» и посмотрел время. — Знаете пожалуй я побеседую с вами, но немного попозже. Сейчас вам нужно привести себя в порядок. А там мы с вами поговорим. Ах, да, вы же меня не помните! — «Док» всплеснул руками. — Я Герман Улрик.

— Очень приятно, я…

— Неужели вы думаете я не знаю как зовут моего пациента? — Герман посмотрел лукаво. — Я еще не до конца из ума выжил. До вечера Леонард.

Только я хотел спросить почему он назвал меня Леонардом, док поднялся и умчался к следующему пациенту. Мда. Окликнуть же его или задуматься над ошибкой мне нее дали. Подошедшие санитары принесли мне белую медицинскую пижаму и помогли одеться. Руки после долгого простоя плохо слушались и не желали попадать в рукава, то же и с ногами.

Затем меня подхватили под руки и повели вдоль рядов коек. Специально нее считал, но человек сорок здесь размещалось, да и помещение нее маленькое. Интересно, сколько здесь всего пациентов? Если достаточно много, то неудивительно что меня могли перепутать.

С другой стороны есть же личный жетон. Да и как меня могли перепутать с каким-то Леонардом, если у нас в части отродясь никаких Леонардов нее водилось. Нечего экзотического у нас точно не «водилось». Так стоп! Шестеренки в голове наконец стали работать. А как я общался с этим Германом? Я ведь только сейчас понял, общались мы не черта не на русском!

Так, так, так. Я стал лихорадочно соображать. Из иностранных языков я знаю только английско-буржуйский на уровне «купить бургер в магдонольсее», на большее его нее хватит.

Вот сволочи! По любому это натовские штучки. Нашли раненого солдата и отволокли к себе, миротворцы хреновы! И давай мне в голову всякую гадость совать! Проводов то немерено было. Еще и к руке непонятно что присобачили. Я взглянул на металлический браслет, крепко сидящей на руке. Один из санитаров заметил это и произнес что-то ободряющее патриотическое про великую честь и ответственность перед рейхом.

И тут я завис. Конкретно так. Им даже пришлось нашатырь мне под нос пихать. После приведения меня в более-менее приличное состояние мы продолжили путь. Правда уже медленнее. Видать не слабо мне по голове прилетело, раз меня так глючит. Ну какой к лешему рейх? На розыгрыш явно не тянет, да и кому я нужен? Значит как говорится «будем посмотреть».

Мы покинули палату и начался забег по кабинетам. Зрение, слух, «мышите, нее мышите» и так далее. И всюду за мной следовали два неустанных санитара. Под вечер я уже не обращал внимание ни на странную отделку помещений, ни на надписи выполнение на немецком. Слишком меня все вымотало.

Не знаю почему посчитал что все на немецком. Как-то оно само в голове сложилось. И буквы вроде где-то видел и имена. Еще и язык лающий. Придавим все это упомянутым «рейхом». На выходе получим вывод от которого начинает плавиться мозг и сбоить логика.

В неизвестно каком по счету кабинете меня поджидал «Док». Отвлекшись от лежавших на столе бумаг, он указал рукой на стул и вернулся к чтению. Я был тут же усажен, а санитары испарились оставив меня наедине с этим человеком. От нечего делать я стал осматривать комнату в которой оказался.

Из мебели здесь были только стул, кресло и стол, если не считать не большей сейф в углу. На задрапированной красной тканью стене позади Германа висела картина пожилого человека в военной форме. Похоже это временное рабочее место «доктора». Ой и непрост он, ой нее прост.

— Ну что молодой человек. — «Док» оторвался от своих бумаг и посмотрел на меня. — Судя по наблюдениям моих коллег вы физически здоровы, но… Вы понимаете о чем я?

— Моя память? — Спросил я осторожно. Не стоит провоцировать явно нее последнего человека в этой непонятной организации.

— Совершенно верно. Есть несколько похо ...




Умерев во время операции в Алеппо, российский офицер попадает в 1914 год. И прямо в Германию. Сможет
2%
Умерев во время операции в Алеппо, российский офицер попадает в 1914 год. И прямо в Германию. Сможет
2%