Совсем как живая

Э. П. БАТЛЕР

Совсем как живая

Рассказ Э. П. Батлера был напечатан в журнале «30 дней» в 1927 году.

Рисунки С. ПРУСОВА

Позади багажно-посылочной конторы Междугородной компании экспрессов в Весткоте кипела работа. Весткотское земельное мелиоративное общество купило вершину Сейдерского холма и засыпало этим грунтом болотистые низины.

В свободное время Майк Фланнери любил посидеть у задней двери своей конторы, поглядывая на бесконечную цепь вагонеток, доверху наполненных песком и землей. Болото превращалось в огромное поле, покрытое еще холмиками и ложбинами. Скоро здесь начнется разбивка участков и прокладка улиц.

Вместе с этим, вероятно, прибавится и работы для Фланнери, но это его мало беспокоит: компания разрешила ему взять помощника, и Фланнери надеется, что к тому времени, когда болото начнет заселяться, Тимми сможет приносить пользу. Правда, Майк сомневается в этом, но надежды не теряет.

Подкатил поезд 4.32, и Тимми пошел встречать его с багажной тележкой. Теперь он, возвращаясь, лениво катил ее за собой. Ему-то все равно, дойдет ли он до конторы когда-нибудь или нет. Фланнери возмутился:

— Разве ты не можешь двигаться побыстрее? Поторапливайся! Ты на службе у Компании экспрессов, а не на кладбище. Можно подумать, что это похоронная процессия.

— Верно! — подтвердил Тимми. — Вы правильно сказали: совсем как похоронная процессия.

— Что у тебя там? — рявкнул Фланнери.

— Мертвое тело.

Тимми, ухмыляясь, поднял ящик, отнес в контору и поставил на пол.

Яшик был не слишком велик и не слишком тяжел, самый обыкновенный ящик с проволочной решеткой вместо крышки, — и в нем ангорская кошка. Большая красивая ангорская кошка, но дохлая.

Майк взглянул на ярлык:

— Я думаю, Тимми, тебе следует отправиться с похоронной процессией к миссис Уорман. Не такая теперь погода, чтобы держать в конторе скоропортящиеся продукты. И не вступай с ней в споры, если она будет настаивать, что товар прибыл в несколько поврежденном состоянии!

Через полчаса Тимми вернулся и с грохотом опустил ящик на пол.

— Она отказывается принять кошку, — коротко заявил он.

Майк Фланнери положил перо и с презрительным сожалением посмотрел на юнца. Потом не спеша сполз с табуретки, медленно взял шляпу и молча надел ее. С видом Геркулеса, направляющегося на совершение очередного подвига, он поднял ящик и, крепко стиснув зубы, весьма решительно вышел из конторы под палящие лучи солнца. Тимми с любопытством смотрел ему вслед.

Меньше чем через полчаса Майк так же торжественно вернулся и молча опустил ящик на пол. Он повесил шляпу на гвоздь над конторкой, опустился на табурет, долго, пристально разглядывал беленую стену конторы, потом взял перо и стал писать рапорт.

«Междугородной к-о экспрессов», Франклин.

Товарополучатель миссис Уорман отказывается получить кошку по накладной № 23645. Отправители Хибберт и Джонс, а кошка…»

— Как бы это получше выразиться, Тимми? Я, видишь ли, пишу в Нью-Йорк этим клеркам, которые всегда потешаются над моими письмами. Мне нужно сообщить им, что эта самая кошка подохла…

— Скончалась, — посоветовал Тимми.

— Скончалась — не совсем подходящее слово. Слишком уж торжественно. А впрочем…

Майк обмакнул перо и написал:

«…кошка больна.[1] Сообщите, что мне делать.

Фланнери».

В главной конторе Междугородной компании экспрессов, получив письмо Майка Фланнери, поспешили связаться по телефону с фирмой «Хибберт и Джойс». Это было крупное предприятие, один из лучших клиентов Компании экспрессов, поэтому компания всегда старалась оказать ей услугу. Клерк, звонивший по телефону, понимал, что везти кошку назад неудобно, особенно если она больна.

— Насколько мне известно, — ответил заведующий отделом животных фирм «Хибберт и Джонс», — кошка находилась в момент отправки в отличном состоянии. Если с ней что-нибудь случилось, это дело не наше. Миссис Уорман заходила к нам и лично выбрала именно эту кошку среди других и уплатила за нее полностью. Кошка принадлежит ей и нас больше не интересует.

Весткот — почти пригород Нью-Йорка, как и Франклин, почта сюда приходит часто. На следующее утро, открыв контору, Майк Фланнери нашел письмо правления. Оно было весьма кратким:

«Относительно кошки (накладная № 23645).

Груз был послан на риск владельца. По-видимому, владельцем является миссис Уорман. Кошка должна быть ей вручена. Мы посылаем ей соответствующее уведомление, но до выдачи вы должны тщательно хранить груз в конторе. Лучше всего предложите ветеринару осмотреть кошку. Кормите ее регулярно».

Майк Фланнери медленно сложил письмо и вопросительно посмотрел на кошку.

— Ха! Кормите ее! — сказал он. — Вероятно, они хотят сказать — окуривать ее, чтобы она хорошо пахла? Что, в самом деле, эти щеголи в правлении думают, что кошка упала в обморок, что ли? Они полагают, что встревоженный Майк Фланнери сидит у кошачьего изголовья и машет на нее веером, чтобы привести ее в чувство?.. Кормите ее. Это мне нравится!

Он еще раз перечитал письмо, нахмурился и стукнул кулаком по столу:

«Вы должны тщательно хранить груз в своей конторе…» Так прямо и написано! А что же станет с беднягой Фланнери?

Вошел Тимми и, проходя мимо ящика, вызывающе потянул носом воздух: это разозлило Фланнери.

— Довольно! — заорал Майк. — Оставь свои дурацкие выходки! Ее нужно хранить… велено хранить черт знает сколько времени. Так что не спеши, еще успеешь нанюхаться.

— Неужели вы будете держать кошку здесь? — удивился Тимми.

— Буду. Должен. Им, видишь ли, угодно держать дохлую кошку. Майк Фланнери — только агент Компании экспрессов в этой самой конторе, Тимми, и, если его заставляют думать, что интересы компании требуют хранения дохлой кошки, он будет ее хранить. Эх, Тимми, тебе еще нужно многому учиться, прежде чем освоишь наше дело и научишься правильному обращению с доверенными тебе грузами.

— Я и так знаю, что кошка дохлая.

— Может быть, — кротко ответил Майк. — Может быть, и знаешь. А может быть, и нет. Где сейчас доктор Помрой? Поди позови его.

Проходя мимо ящика, Тимми посмотрел на него с некоторым уважением. У него появилось легкое сомнение в своем умении распознавать дохлых кошек. Не зря же Фланнери зовет ветеринара осмотреть ее?

Ветеринар Помрой — высокий, нескладный мужчина, нервно дергающий плечом. Голос у него тихий, но неприятный: глухой, замогильный бас.

— Мальчик сказал, что вы звали меня осмотреть кошку, — скорбно загудел он. — Где же кошка?

Майк Фланнери стал по одну сторону ящика, доктор Помрой — по другую. Он даже не наклонился:

— Она сдохла.

— Понятное дело, сдохла, — ответил Фланнери. — Она была дохлой еще тогда, когда я ее впервые увидел.

— Мальчик сказал, что вы зовете меня осмотреть кошку.

— Ну, правильно. Конечно, я звал вас именно для этого. Вот вам кошка. Я прошу вас осмотреть ее. Какое ваше мнение о ней?

— Чего вы, собственно, хотите? — спросил врач.

— Осмотрите кошку, — любезно предложил Майк. — Только осмотрите, и больше ничего. Так мне приказано. «Предложите ветеринару осмотреть кошку». А я вот смотрю на вас и наперед знаю, что вы скажете — кошка дохлая.

— Эта кошка, — сказал ветеринар, — пожалуй, самая дохлая из всех дохлых, которых я видел в своей жизни. Ни одна кошка не может быть дохлее ее.

— Правильно, — подтвердил Фланнери. — Благодарю вас за любезное посещение, — сказал Фланнери. — Достаточно ли внимательно вы ее осмотрели? Может быть, вы для верности хотите осмотреть ее еще раз?

Ветеринар отказался и ушел.

В этот день Фланнери и Тимми, проходя мимо ящика, отворачивались и ускоряли шаги, а вечером, когда Фланнери должен был засесть за отчеты, он вышел во двор и писал на крышке стула. Самым серьезным и ответственным делом было составление рапорта в правление компании.

Майк писал:

«Насчет накладной № 23645.

Ветеринар осмотрел кошку, и она никуда не годится. Он так говорит. Никаких признаков, миссис Уорман. Я буду держать кошку в конторе, покуда смогу выдержать. Но как я могу ее кормить? Мне еще никогда не доводилось кормить таких кошек.

Фланнери».

На следующее утро Фланнери по обыкновению отпер дверь конторы, но тут же захлопнул ее и запер на замок. Тимми, как обычно, запоздал. Фланнери присел на кучу щебня и стал ждать помощника.

Через некоторое время показался Тимми.

— Что случилось? — спросил он. — Вы потеряли ключ?

Фланнери решительно поднялся и вытащил ключ.

— Тимми, — сказал он мягко, почти ласково, — у меня есть неотложное дело в другом конце города. Я доверяю тебе, Тимми, я разрешаю тебе открыть контору. Это будет тебе хорошим испытанием, юноша.

Он задумчиво смотрел вдоль улицы, где трамвайная линия сворачивала за угол. Трамвайные провода слегка дрожали.

— Слушай, — медленно продолжал он. — Отпирать дверь следует так: сперва нужно всунуть ключ в скважину. Смело всунь его в скважину, Ткмми, потом сейчас же поверни его налево. Повертывай ключ налево, а не направо. И когда ты откроешь таким образом дверь… (трамвай показался из-за угла, и Фланнери отступил шага на два), когда ты откроешь дверь… откроешь самую дверь… (вагон приближался к Фланнери)… вытащи кошку из конторы и закопай ее где хочешь, а если не закопаешь, я тебя выгоню в три шеи!

Фланнери вскочил в трамвай.

Когда он вернулся, в конторе не было ни кошки, ни Тимми. Сосед лавочник передал ему ключи. Майк побагровел от ярости. Он открыл дверь конторы, и с минуту ему казалось ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→