Акционерное Общество «Череп и Кости»

Эллис Батлер

Акционерное Общество «Череп и Кости»

Некогда, в далекие славные времена порт Белиз в Гондурасе был главной базой пенителей моря — пиратов. В его гавань то и дело входили мрачные суда и выгружали дорогие товары, явно не сюда адресованные.

В те времена морской разбой был прибыльным и весьма почтенным занятием. Из пиратских доходов вырастали крупные состояния и солидные торговые фирмы. Но, увы, даже тогда это дело не всегда было вполне надежным.

1728 год был очень удачен. Пираты делали блестящие дела. В сентябре один из крупнейших пиратов — Черная Борода — во время очередной прогулки в водах Ямайки встретил нью-йоркский пакетбот. Как полагается, вся команда пакетбота была перебита, груз переменил владельцев, а судно отправилось испытывать крепость подводных окал. На пакетботе оказался пассажир из Нью-Йорка, молодой человек, такой красивый и приятный, что Черная Борода пощадил его и взял на борт, чтобы отвезти в Белиз и продать в рабство.

Четыре дня Джон Генри Вандом, так звали пленника, сидел под замком. На пятый день его позвали к капитану, который неожиданно угостил его ужином.

Крепко подвыпив, пират стал хвастаться своим богатством и открыл Джону много профессиональных секретов.

До самого Белиза Джон Вандом что-то соображал и записывал. Когда пиратский корабль бросил якорь в порту, Черная Борода позвал Вандома и сказал:

— Вот что, обезьяна! Я хотел тебя продать, но теперь ты слишком много знаешь. Не имея возможности выбить эти знания из твоей башки, я принужден освободить тебя от нее. Жаль, но делать нечего… — И он вытащил саблю из ножен.

— Стой! — закричал Вандом. — Не делай глупости! Дорогой мой, это совершенно не деловой подход к серьезному вопросу. Знаешь ли ты, что я могу помочь тебе увеличить твое состояние раз… ну… скажем, раз в десять, а то и больше?

Пират расхохотался.

— Ты? Обезьяна, молокосос! Не шути с Черной Бородой…

— Какие там шутки? Можешь ты вести себя серьезно пять минут?

Пират уселся верхом на пушку.

— Ну, болтай. Но помни, что через пять минут — фью!..

Вандом улыбнулся.

— Раньше всего должен тебе сказать, что я промотер. Да ты понимаешь, что это такое?

— Нет.

— Видишь ли, промотер — это человек, организующий дело, которое на самом деле не так хорошо, как кажется. Популярнее объяснить я затрудняюсь.

Пират поморгал и задумчиво сказал:

— Понимаю. Значит, тот мошенник, у которого я купил корабль, был тоже промотер.

— Дорого дал? А кораблик-то оказался дрянцом?

— Ну да.

— Значит, это был промотер. Но я не по корабельным делам. Мои дела более широкого масштаба. Приходило тебе в голову когда-нибудь продать свое дело?

— Вздор! Мое дело нельзя продать. Дело — это я! Нет меня — нет и дела! Я — все!

— Верно. Твое дело — это твои мозги, храбрость, корабль и экипаж.

— Да. Изо всего этого я могу продать разве только корабль.

Вандом задумчиво посмотрел на берег.

— А как ты думаешь, разве жители Белиза не хотели бы заняться пиратством? Хотели бы. Почему же они не начинают дела? Разве у них не хватит денег, чтобы купить корабли?

Пират презрительно сплюнул.

— Одних денег мало. Храбрости у них нет и мозгов не хватает.

— Прекрасно! Я предлагаю тебе продать им свою храбрость и свои мозги.

— Еще чего? Они мне самому нужны.

— Конечно, нужны. Но я тебе предлагаю продать свое дело за цену, в десять раз большую, чем оно стоит, и в то же время оставить его себе. Ты и деньги получишь, и дело у тебя останется.

Пират вскочил.

— Вандом! Если ты сможешь это сделать, то пират ты, а я — мальчишка и щенок… А что получат эти люди?

— Эти люди, — нравоучительно ответил Вандом, — получат хороший урок и немного опытности в коммерческих делах. Итак, насколько я понял, этот год был самым прибыльным в истории морского разбоя. Все до единого пирата процветают. Никогда еще не было ограблено столько кораблей. И ты полагаешь, что в будущем году добыча будет еще больше?

— Наверняка!

— Ошибаешься. Прошлый год уронил ваши акции. Ваши подвиги, будь уверен, выведут из терпения англичан и французов, они пошлют военный флот и постараются истребить вас. Кроме того, слухи о вашей огромной добыче заставят приняться за пиратство немало храбрых людей. Тогда число пиратов возрастет до такой степени, что на долю каждого придется совсем немного. Пиратство станет убыточным занятием.

Пират приуныл:

— А мне и в голову это не приходило… Ты прав. Продам-ка я свою посудину и открою спокойную табачную лавочку. Против судьбы не попрешь.

— Глупости! Если хочешь, отруби мне голову и продай свой корабль за сорок тысяч долларов, или оставь мне голову… и наживешь огромное состояние.

— Если принять во внимание, — ответил пират, — что твоя отрубленная голова мне не очень нужна, то я склонен принять второе предложение.

Вандом крепко пожал ему руку.

— Значит, создаем трест, — сказал он.

…Джон Вандом сидел в каюте Черной Бороды. На столе лежали бумага и перья.

— Я покажу тебе, — говорил Вандом, — как это делается на бирже у нас в Нью-Йорке. Прежде всего мы — люди бескорыстные и предлагаем всем желающим долю в прибылях. Всех, кто захочет, мы берем в компаньоны. Конечно, — предупредил он, — мы не будем виноваты, если доходы снизятся.

Черная Борода сосредоточенно скреб в затылке.

— Но это только начало, — продолжал Вандом. — Мы поделимся нашими планами с пятью крупнейшими конкурентами и сделаем их своими главными компаньонами.

— Вот еще!.. Зачем мы будем с ними делиться?

— Это яркое доказательство нашего бескорыстия. Не будь эгоистом. Краме того, в единении — сила! Дело наше крупное, его надо кооперировать. Ты имеешь некоторый вес среди пиратов, каждый из них тоже. Если, соединившись, вы вытесните всю мелочь, доходность предприятия удвоится. Придет время, мы сумеем отделаться и от этих компаньонов, а пока пусть наслаждаются чистой прибылью и хвалят тебя.

— Как это сделать?

— Нужно основать трест пиратов. У нас будет сильный флот, и мы задавим всех, кто окажется вне треста.

— Здорово! Вот это в моем духе!..

— Назови мне пятерых самых крупных твоих конкурентов.

Пират называл. Вандом записывал.

— Сколько стоят их корабли?

Черная Борода стал прикидывать:

— Мой корабль все-таки лучше других. Я оцениваю его в сорок тысяч долларов.

— Ладно, так и запишем: шесть кораблей — двести сорок тысяч долларов. Ладно, пойдем дальше. Сколько стоит твоя торговая марка?

— У меня нет никакой марки.

— Твоя марка — твой флаг. Дальше реклама. Кладем еще двести сорок тысяч.

— Клади, но объясни, что это значит. Я еще не могу освоиться с твоим воровским жаргоном.

— Твоя фирма, твое имя приобрели известность. Твоего флага боятся. Другому, чтобы добиться того же, пришлось бы потратить много времени и энергии. Это и есть паблисити, реклама. Я считаю, что двести сорок тысяч за нее — недорого.

Пират согласился.

— Теперь подсчитаем, — продолжал Вандом. — Действительный актив компании шести ведущих пиратов равняется семистам двадцати тысячам долларов, Поскольку вы работаете вместе, можно без риска удвоить сумму. Получится один миллион четыреста сорок тысяч, для круглого счета — два.

— Понимаю, — сказал пират. — Мы вносим в трест два миллиона.

Вандом только плечами пожал.

— На эти два миллиона мы выпускаем закладные листы из шести процентов годовых. Эти закладные листы получат шесть пиратов как часть платы за предприятие. Как инициатор и самый главный из них, ты получишь закладных листов на полмиллиона, остальные — на триста тысяч каждый.

— Такой трест мне нравится…

— Затем мы выпускаем на четыре миллиона привилегированных акций из семи процентов.

— А это что за штука?

— Привилегированные акции, — объяснил Вандом, — это такие, по которым дивиденд уплачивается сполна и раньше, чем по простым акциям.

— Гм… А почему бы не выпустить их на восемь миллионов? Кто нам может помешать?

— В самом деле — кто?.. Теперь о простых акциях. Сколько за прошлый год заработали все шесть будущих членов правления?

Черная Борода подумал и ответил:

— Черт возьми!.. Я думаю… так, тысяч восемьсот долларов.

— Отлично, — подхватил Вандом. — Шесть процентов по закладным листам на сумму два миллиона составит сто двадцать тысяч долларов. Семь процентов на четыре миллиона по привилегированным акциям составит двести восемьдесят тысяч. Всего четыреста тысяч. Вычтя эту сумму из валового дохода восемьсот тысяч, мы имеем свободную наличность в сумме четырехсот тысяч долларов. Четыре процента — очень неплохой дивиденд для обыкновенных акций; поэтому оставшейся суммой мы сможем оплатить проценты по простым акциям на сумму в десять миллионов. На такую сумму мы их и выпустим. Их охотно разберут, полагая, что шесть ведущих пиратов, действуя вместе, заработают больше, чем действуя порознь. Конечно, публика не подозревает, что, капитализируя дело, мы хотим от него избавиться до того, как оно лопнет.

Пират задумался:

— Выходит, будто не совсем честно, а? Публика изрядно влипнет.

— Честность? Она не котируется на бирже, друг мой. Публика? Да черт с ней! Какое тебе дело до нее?.. А пока спусти-ка шлюпку, я поеду переговорю с пятью будущими учредит ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→