ПРОЛОГ

Игорь Талтер

Никнейм: не выбран; Специальность: не изучена; Статус: оффлайн

Вокзал основательно припорошило снегом, так что по платформе пришлось двигаться, словно в декоративном окопе – ломаными линиями, строго совпадающими с извилинами тех, кто всё это расчищал. Им явно в школе не нравилась задачка про пункты «А» и «Б», а бригадиром работал достойный потомок Вани Сусанина. Поэтому на стоянку я добрался кружным путём, большую часть маршрута вообще идя куда угодно, кроме как в нужную сторону.

Отмахнувшись от назойливых таксистов, которым непогода была только на руку, я осмотрелся, но знакомой потрёпанной «Лады» в пёстром ряду машин не обнаружил. Странно.

– Да продал я её, продал! Сколько же можно было на этом чермете ездить, – произнес довольный голос у меня за спиной.

Я обернулся. Алик Миносян почти не изменился за прошедшие четыре года – такой же круглый и подвижный, как шарик ртути. Правда, залысины уже почти сомкнулись на макушке, оставив лишь кокетливый чубчик впереди.

После похлопывания по плечам, и прочих ритуалов приветствия, Алик подхватил меня за локоть и потащил к роскошной «Ауди», гордо стоявшей в окружении такси, словно стройная испанская каравелла среди угловатых рыбацких баркасов.

– Да ладно, – не поверил я.

– Слы-ы-ышу, кхе-кхе, – бывший однокурсник прикрыл глаза и указал в мою сторону трясущейся рукой. – Слышу зависть я в твоём голосе, госинспектор. Ибо, кхе-кхе, удел твой – служить до конца своих дней стране, которой ты на хрен не нужен. Ами-и-инь и конец сеанса, кхе-кхе, с вас двести евро.

– Хватит паясничать, Ванга недоделанный, я серьёзно.

– Ну ладно, – произнёс он уже нормальным голосом. – В общем, в Корпорации очень хорошо платят, там ценят мой талант и на деньги не скупятся…

– В кредит?

– Хорошо, – Алик, сдавшись, поднял вверх пухлые ладошки. – Да, в кредит! Но зарплату и правда высокую обещали, так что…

Машинка задорно мигнула фарами и принялась прогревать тихо заурчавший мотор, почувствовав приближение хозяина.

– Ты неисправим, – я покачал головой и полез в тёплый салон.

– А знаешь, сколько девушек любой ценой готовы оказаться на твоём пассажирском месте?

– Догадываюсь. Понты дороже денег.

– Будь у нас чуть больше времени, сам бы увидел. Да-да, я в курсе, что тебя уже окольцевали, но спорю, мальчишник ты не проводил.

– И не собираюсь.

– Знаешь, меня всегда поражала твоя жизненная позиция...

Машина рыкнула и резко рванула с места, обдав мокрым снегом оставшиеся позади таксомоторы. Меня мягко, но настойчиво начало вжимать в кресло.

– Так, Варяг, а где твоя суженная? – спросил Алик, переключившись на автопилот.

Руль в этой красавице, как я понял, выполнял лишь декоративную функцию.

– Она с братом к матери уехала на две недели, иначе я бы на твою авантюру не подкинулся.

– Благослови Господь эту славную женщину, – Алик на полном серьёзе перекрестился. – А ещё говорят, что от тёщи пользы не бывает.

– Так, – перешёл я непосредственно к делу. – А теперь рассказывай, в чём там подвох.

– Нет его, – зачастил приятель. – Тебя деньги смутили, да? Просто тут интересная ситуация – разработчики как всегда не успевают, этим уже никого не удивишь – разленились, к чертям собачьим. Но! Делают они не очередную песочницу, а игру нового уровня, для сети, которая только начинает опутывать весь мир.

– Я в курсе. Реклама уже в печёнках сидит.

– Тогда не буду тебе рассказывать про преимущества квантовых технологий и всего остального. Просто представь, что ты делаешь проект для машин, которые выйдут в свободную продажу лишь через пару-тройку месяцев. То есть, ни о какой открытой бете и речи быть не может. Когда «ванночки» появятся у каждого пятого геймера, захочется ли избранным, заплатившим кучу бабок, участвовать в тестинге полусырого продукта?  Мне лично кажется, что нет. Высоких продаж тогда даже сам Господь не сможет гарантировать, поэтому игры к моменту запуска должны быть вылизаны до зеркального блеска.

– Всё равно, – покачал я головой. – За такие деньги должна быть толпа желающих. Сумма-то приличная.

– Для кого как, – вздохнул Алик. – Без обид, Варяг, но ты понимал, на что подписываешься, работая по специальности. Лесное хозяйство сейчас не то чтобы в приоритете, а сам знаешь, как… Это во-первых.

Я молча кивнул. Глупо было спорить.

– Во-вторых, у издателя жесткие требования, все проходят через их отсев. Ты потом запаришься документы подписывать, обещаю. Вообще там крутится тако бабло, что нам с тобой и не снилось, и объём работ при этом просто колоссальный. А, в-третьих, – отсутствие связи. Социалку ещё не прикрутили, и поэтому общение будет лишь внутриигровое. Я обзвонил весь свой телефонный справочник, но лишь несколько человек согласились полностью выпасть из жизни на недельку-другую.

– Лично мне это не впервой.

– Ну да – погони за нарушителями по горам, ночёвки у костра, в обнимку с верным медведем… Бр-р-р-р! Знаешь, Варяг, мне иногда кажется, что мы стали слишком зависимыми от этих всех электронных приблуд. Хочется как ты – вырваться на лоно природы, побыть в тишине и в инфо-вакууме, а потом думаю, чего я в том лоне делать-то буду?!

Я представил одетого в дорогое пальто Алика в окружении лохматых елей и усмехнулся.

– Значит, одиночество мне там не грозит.

– Да нет, нашлись ещё отважные люди в наше время, хотя, признаюсь, контингент ещё тот. Ты впишешься.

– Кстати, ты так и не объяснил, как эти ваши баг-репорты делать, или как они там…

– Расслабься, – махнул рукой Алик. – Играй, засовывай нос во все уголки, а если где зависнешь или ещё чего случится, мы всё поправим. Там бонусная система, так что чем больше косяков нароешь, тем лучше.

Мы подъехали к массивным воротам, плавно открывшимся перед носом автомобиля. Во внутреннем дворе россыпью детских кубиков громоздились друг на друга здания Корпорации. Ни архитектуры, ни стиля – сплошной хай-тек.

Машина ещё немного попетляла по внутренней дороге, а затем нырнула в подземный гараж, размером не уступавший парковке любого гипермаркета. Автопилот издал мелодичную трель, и я распахнул разблокировавшуюся дверцу, впустив внутрь чуть прохладный воздух.

– Очередная группа собирается в десять, – Алик бросил взгляд на стильные часы. – Как раз посидишь, бумажки почитаешь, я же помню, какой ты въедливый. А мне к своим надо, скопившуюся за ночь статистику по отделам раскидать.

Он подвёл меня к лифту и мазнул рукой по панели управления, выбирая этаж.

– Ещё вопросы есть?

– Да, – кивнул я. – Может это прозвучит глупо, но в новостях и словом не обмолвились о том, что происходит после виртуальной смерти с телом человека. Это ведь полное погружение…

– Фильмов фантастических пересмотрел, да? – Алик хмыкнул. – Ничего не будет, поверь. Если тебе в игре оторвут голову, то твоя настоящая никуда не денется. И мозг не отключится. И даже больно не будет. Ну, почти. Расслабься, на тебе игру будут проверять, а не оборудование! Технология давно отлажена, и до сих пор никому даже не поплохело, наоборот – все свеженькие выплывают, словно огурчики. Мышцы сокращаются, отходы удаляются, питание внутривенное – красота!

– Почему же тогда максимальный срок погружения не более десяти суток?

– Ну, – нахмурил лоб бывший однокурсник. – Это требование производителей, им виднее. У нас некоторые по две недели плавают, и ничего. Просто так и сдвиг по фазе можно заработать, постоянно живя в игре. На оборудовании, которое уже идёт в частные руки, вообще намертво вбито отключение через сорок часов. Тебе, кстати, потом положено два дня реабилитации, под присмотром здешних врачей, и вперёд домой, к родному очагу. Надеюсь, к твоему отъезду я малость разгребусь, и мы сможем нормально посидеть где-нибудь. Давай, удачно настрелять гоблинов!

Створки лифта бесшумно разошлись в стороны, приглашая внутрь кабины. Я попрощался с Аликом и поехал неожиданно вниз, а не вверх. Впереди ждали драконы, томящиеся в башнях принцессы и, конечно же, куча золота. Часть его, надеюсь, удастся потом конвертировать в реальности – будет дополнительный прибавок, а деньги мне теперь ой как нужны…

Сидеть зимой в лесничестве тоскливо и уныло – листаешь газетку, да смотришь постоянно на часы в ожидании конца рабочего дня. Доходит до того, что появлению залётных браконьеров начинаешь радоваться – хоть какая-то работа на пару дней. Поэтому в отпуск все наши традиционно ходят зимой. Так почему бы и не совместить приятное с полезным?

Лифт к центру Земли опускать всё же не стал, остановившись где-то посередине. Снаружи ждал безликий коридор, где переминались с ноги на ногу несколько разношёрстных человек. Видимо, мои будущие коллеги по спасению принцесс.

Одна из пластиковых дверей напротив соискателей скользнула в сторону, и в коридорчик выглянул заспанный парень в мятой форменной рубашке:

– Так, чего стоим, кого ждём?

Внутри нас ждал этакий школьный класс – ряды столов, на которых плотными стопочками лежали документы, и выключенная интерактивная панель в одной из стен. Отчаянно пахло дешёвым кофе из пузатой кружки в руках взлохмаченного работника. Ему бы сейчас стометровку пробежать на свежем воздухе, а не травить себя химией, но я воздержался от советов. Несмотря на худобу, у него явно проступал животик от  малоподвижного образа жизни, такому советовать зарядку, что склонять акулу к овощной диете.

Документы порадовали отсутствием мелкого шрифта и двойной трактовки текста. Никаких согласий о «возможном риске» и тому подобном. Корпорация ясно давала понять – если что и произойдёт, то тебе это компенсируют сторицей. Два раза внимательно прочитав все бумаги, я ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→