Нажать на курок

«Нажать на курок»

Серия Мотоклуб ‘Призрачные всадники’»

Алекса Райли

Автор перевода – Олеся Левина

Обложка – Наталия Айс

Оформление – Наталия Павлова

Аннотация.

Я всегда считала, что все, что мне нужно: мой пистолет, мотоцикл и мои братья. Большинство

женщин не стремятся к такой жизни, как у меня, но после всего, что я видела и сделала, не думаю,

что захочу хоть когда–то чего–то большего.

Мотоклуб «Призрачные Всадники» – моя семья, и я отдам свою жизнь за них. Я сделаю все, чтобы

защитить их, даже от себя.

Один взгляд на него и все, что я усиленно скрывала, вырвалось на свободу. Должность агента ФБР

давала ему силу перевернуть мой мир с ног на голову, и он сделал это так, как я никогда бы не

предугадала.

Что случится, когда агент ФБР станет больше одержим тобой, чем собственным делом?

Опустишь ли ты свою защиту? Или нажмешь на курок?

Предупреждение: В этой книге присутствуют непокорная героиня, и герой, который борется за

то, что принадлежит ему.

Глава 1.

Кас.

Мой палец сгибается на спусковом крючке, готовый произвести выстрел. Я понимаю, что всего лишь

вопрос времени, когда это произойдет, поэтому я готова. През не видел выражения лиц некоторых из

них до своего приезда, но я видела. «Пятерка Тузов» вне себя, и это заметно. Я видела ярость и

ненависть через прицел, пока не приехали мои братья.

Сместив свою позицию, я проверяю ветер и убеждаюсь, что смогу их легко снять, если все выйдет из–

под контроля. Не существует цели, которую я не смогу поразить, и я не планирую это менять. Я –

одна из девяти женщин, которые служили снайперами в ВВС, но мы не просто группа военных. Я

маленькая и передвигаюсь незаметно, и не помешает уточнить, что я – одна из лучших известных на

планете стрелков. Я очень часто сотрудничала с Морскими пехотинцами, и именно так я встретила

мужчин, которых защищаю сегодня.

Я знаю, что никто не увидит меня на крыше этого здания, пока я не захочу этого, но мои братья

знают, что я здесь, и только это имеет значение. Я всегда прикрываю их спины, когда они нуждаются

во мне, и я занимаюсь этим давно, еще до вступления в клуб. Мы выбрали это место для встречи,

потому что я сказала Презу, что оно – идеально. Западная граница Канзас–Сити всегда была

заброшенной, после захода солнца. Большинство складов здесь пустовали годами. Я смотрю на

некогда пустырь передо мной, который теперь заполонили четыре моих брата, и пятеро из «Пятерки

Тузов». Они может и считают, что в преимуществе, но я могу снять троих из них быстрее, чем они

поймут, что произошло.

Мне не сложно просидеть здесь всю ночь. Меня этому тренировали. Я могу ждать часами. Я ждала в

песке под палящим солнцем, в грязи под проливным дождем, в чертовой Амазонке, даже не

подозревая, что ползло по моей долбаной ноге.

Я убивала, когда служила в ВВС. Черт, я убивала и после того, как ушла оттуда, но я не убивала в

клубе. Все, что должен сделать През, – дать мне знак, и дело сделано. В мгновение ока. В ВВС я

никогда не знала лично своих жертв. Вы не должны смешивать личное с работой, и держать свои

эмоции в узде, потому что тебе платят за это. Я получала приказ, убирала плохих парней, но теперь

все по–другому. Я рискую в этой игре, поэтому, когда приходит время завершить работу, это не из–за

оплаты. Прямо как, когда я убивала на местности, и одним куском дерьма в мире становилось

меньше, я не чувствую разницы по отношению к «Пятерке Тузов». Убрав нескольких из них, я не

лишусь сна, но блин, трупы – вот из–за чего мы оказываемся в куче дерьма. План на сегодня: по

возможности только калечить, а не разворачивать полномасштабную войну между клубами.

Они украли часть нашего оружия с полигона, которым мы с Презом владеем вместе: полигоном

управляю я. Эти украденные пушки находятся под моей ответственностью, и так случилось, что одну

из них обнаружили на месте двойного убийства. Мне плевать, что говорит През, это – моя вина. Они

вскрыли полигон посреди ночи, в обход нашей охраны. Может быть «в обход» не совсем правильное

слово, они пробили долбаную дыру с одной стороны чертова здания.

За эти стволы отвечаю я, как начальник по безопасности «Призрачных Всадников», и хочу их

вернуть. «Тузы» уничтожили часть того, во что я вложилась до последней копейки, когда ушла их

ВВС. Полигон – мое детище. Я заявила о пропаже, но это не помешало копам добраться до наших

задниц, обвиняя в убийстве. Мы придерживаемся политики «не суй свой нос, куда не надо», но у

копов, кажется, постоянный стояк на нас. На моих руках есть кровь, но кровь, о которой они

спрашивают сейчас – не моя.

Я хочу вернуть остальную часть пушек, не говоря о той, которая станет моей погибелью. Мы знаем,

что это были «Пятерка Тузов». Они приходили в поисках оружия несколько недель назад, но През

отказался продавать им. Мы связались с «Повелителями Смерти», и те проинформировали нас, что

«Пятерка Тузов» предпочитает работать с «88 Прихвостнями». Это клуб, который не играет по

правилам и не проявляет уважение к остальным клубам. Они, да будет вам известно, недовольны

нашим гостеприимством, и будут получать то, что хотят. Мы дали им понять, что они могут идти на

хрен.

Когда все пошло не так, През снова обратился к ним, делая вид, что передумал. Они согласились на

встречу, но мне кажется, что они сделали это только, чтобы изобразить интерес к оружию, тому

оружию, которое, я знаю, у них есть.

И вот сейчас я лежу здесь, наблюдая за встречей братьев из «Призрачных Всадников» и спектаклем

«Пятерки Тузов». Я поднялась сюда только на случай, если все пойдет наперекосяк, но у меня уже

руки чешутся выстрелить. Поведя плечами, я пытаюсь скинуть немного напряжения из своего тела.

Мне не хватает долбанных наушников, которые были у меня в ВВС, и жалею, что у меня нет «ушей»

на земле. Теперь я могу полагаться только на инстинкты, и могу сказать, что обстановка начинает

накаляться. Я не вижу реакции своих братьев, поскольку они стоят спиной ко мне, но все «Тузы» –

лицом ко мне, и они становятся напряженными. Навожу винтовку на их ВицеПреза и жду.

Мой мир сужается, и я концентрируюсь. Чувствую ветерок на своей коже, который сообщает мне о

том, как он повлияет на мой выстрел. Дыхание замедляется, я жду. Я готова.

А затем он делает это. ВицеПрез «Тузов» тянется к своей пушке, но он опоздал. Я уже сделала

выстрел, который поразит его в правое плечо. Пуля уничтожит шаровидный сустав, и ни один хирург

в мире не сможет правильно его собрать. Он никогда больше не сможет полноценно использовать

свою правую руку. Желаю удачно пользоваться теперь моими пушками, козлина.

Все подскакивают, и мой През вскидывает руку вверх, заорав при этом. Уверена, он говорит им

оставаться на месте, или я начну укладывать их одного за другим. Один из «тузов» дергается к своему

ВицеПрезу, и я сжимаю курок. Пуля рассекает воздух и бьет по бетону у его ног. Куски камня

разлетаются в стороны, и он секунду раздумывает над следующим шагом.

– Не двигайся, пока я не скажу, – шепчу себе под нос.

През указывает на ВицеПреза «Пятерки Тузов», требуя их уйти. Когда они наконец–то убираются, я

чувствую, как вибрирует телефон напротив моей задницы. Тянусь назад и достаю его из кармана.

– Да.

– Кас, уноси свою задницу оттуда. Уверен, сюда скоро заявятся копы, если кто–то слышал выстрелы.

Не приезжай в клуб, – и звонок отрубается.

Сползая на живот, я разбираю свою винтовку и убираю ее обратно в кейс. Я не приезжаю на

мотоцикле, когда беру с собой винтовку. Быстро прокладываю путь к своему грузовику и растираю

грудь, когда забираюсь внутрь. Худшая часть лежки на земле – это давление, оказываемое на мою

грудь. Большинство женщин мечтают об огромных сиськах, а я, с другой стороны, нахожу их

помехой.

Пихнув винтовку под сидение грузовика, я завожу двигатель и уезжаю, сворачивая на первое же

шоссе, какое могу. Еще по–прежнему рано, и адреналин курсирует по моим венам. Единственное, что

всегда исправляет это. Секс. А его не было уже очень давно.

Собрав свои волосы в хвост, я позволяю черным прядкам свободно упасть на мои плечи. Я бы с

удовольствием вернулась в клуб и послушала бы о том, что говорили на земле, но През сказал не

лезть. Похоже, остается только секс.

***

Откинувшись на спинку стула, я закидываю свои ноги, обутые в ботинки, на стол. Еще только ранний

вечер, и в баре всего парочка человек. Тот же бар, в ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→