Россия, которую потерял Бушков и присвоил Акунин

Введение.

Несколько лет назад я написал статью «Ненаписанные книги или рукописи не горят». Так уж получилось, что у меня на счет знаменитого  "крылатого выражения" Булгакова «рукописи не горят» сложилось своё собственное представление, можно сказать целая теория, о котором я и рассказал в том материале. Я начал свой рассказ с того, что рукопись это ненаписанная книга, это набросок, нечто незавершенное, нечто не ставшее еще фактом. В некотором смысле это то, чего еще нет в природе, но то, что должно или может появиться. Любая и в первую очередь великая книга сначала это только рукопись, то, что пишется, поправляется и т.д. Не всё что пишется, является по своей сути книгами. Книга это описание уже  какого-то завершенного этапа времени нашей жизни.

И вот когда писатель сумел описать какой-то период жизни то ли страны, то ли каких-то других субъектов и процессов из реальной жизни в книге, то жизнь, описанная им, после этого превращается в историю. В мире появляется главная книга об эпохе, и эпоха завершается. Она уходит из нашего мира в мир теней. Процесс завершается, описанное становится прошлым, вчера, уходит безвозвратно в историю. Но до тех пор, пока эта главная книга не написана - эпоха жива. И всё, что создают в эту эпоху писатели это по своей сути это рукописи той самой главной книги эпохи. И пока главная книга не написана рукопись её будет существовать. Любая эпоха конечна. Это закон жизни. И поэтому писатели и обречены на бесконечную работу над рукописью главной книги эпохи, до тех пор, пока кто-то всё же не напишет её. И по этому «рукописи не горят». Лишь после написания книги круг времени замкнется. И эту мысль я попробовал обосновать в тексте статьи.

Прошло время. Я не часто вспоминал о той статье, поскольку считал тему её исчерпанной. Но вот недавно, я познакомился со сборником повестей  «Планета Вода» Акунина. Давно собирался прочесть эти повести, даже брался за чтение, но завершить его мне всё не удавалось. Но вот всё же выбрал время и осилил этот труд Акунина. И после того, как прослушал все три части сборника, стал просматривать отзывы читателей и пришел к выводу, что они в основном однотипные. Читатель писал чаще всего о том, что  сильно привязался к герою Акунина Фандорину, но качество произведений в последнее время резко снизилось. Почти тоже  писали после выхода романа «Весь мир театр» огорченные почитатели Акунина. «Черный город» повесть, выпущенная позднее,  получилась намного живее. И это отметили почти все читатели, написавшие отклики, которые попались мне на глаза. И вот снова претензии читателей на качество повестей. Явно что-то в данной серии детективов сломалось окончательно.

И вообще. В  последнее время я отметил бы некий кризис детективного жанра. Давно не слышал о новых талантах в этой области. Старые авторы тоже не радуют. Бушков что-то пишет, но я попытался прочесть его новый труд и не осилил и нескольких страниц. Скучно. С одной стороны вроде бы и не сильно это было бы и нужно, читать новенькие крутые детективы, а с другой стороны с тоской вспоминаешь то время, когда подходил к полкам торговцев книгами и спрашивал – есть ли известия о том, что вышел ли очередной роман полюбившегося автора детективов. Это тема вообще-то не совсем новая. Ей уже несколько лет. Я в знак протеста против отсутствия хороших детективов даже  сам написал детектив «Черные воробьи». В целом людям нравится. И я долго не мог понять причину того, почему же перестали получаться в России хорошие детективы.

Акунин на данный вопрос пошутил в одном из интервью – «Фандорин смертельно устал от меня». Может быть и так. И после прочтения отзывов на новый сборник повестей Акунина я подумал, что в чем-то судьба литературной истории Фандорина напоминает судьбу самой страны и её лидера В.В. Путина. В каком-то приближении судьба Фандорина и Путина и современной России сблизились. Они все устали от Акунина. Или Акунин устал от всех них и уехал в Париж. Но это почти одно и то же. Вместе они все устали от страны и мира. И с этого места я и оттолкнулся в своих размышлениях. С аллюзии Фандорин устал от Акунина, похоже, ровно так же, как Путин от Чхартишвили. То есть где-то Фандорин и Путин проявили некую общность, некое родство.

 Я стал размышлять над этим неожиданным сравнением Фандорина с Путиным. Но ничего путного в голову сначала не приходило. Это был бред и ничего больше. Я оставил свои размышления и лег на кровать и попытался уснуть. Время было уже позднее. И тут как-то само собой я вспомнил свою старую статью, и подумалось, что наш мир диалектичен, им управляют законы диалектики. В том смысле, что книги, если они имеют возможность завершать историю, о которой я рассказал ранее, в соответствии с законом бытия должны иметь еще одно свойство. Противоположное. Сочинять новые эпохи и страны. Иначе и быть не может! Так что, похоже, это целая новая история в продолжение старой статьи. И мне захотелось об этой истории тоже  рассказать вам, дорогие читатели.

Часть первая. «Время пить Херши».

Так вот.   Схватившись за возникшую в голове странную аллюзию Путин, есть Фандорин, как некий ориентир для новой темы, я стал просматривать материалы по Акунину. И узнал много интересного о данном писателе. Восхождение на литературный Олимп Бориса Акунина подлинная фамилия Чхартишвили началось в 2000 году, когда он ушёл из редакции журнала «Иностранная литература», чтобы заниматься исключительно беллетристикой. Хотя надо сказать, что художественную прозу под  псевдонимом Б. Акунин он писал ещё с 1997 года, выпустив тогда свою первую книгу «Писатель и самоубийство». А первые четыре «фандоринских» детектива были изданы в 1998 году.  Сейчас это покажется удивительным, но акунинские детективы не сразу получили признание. Больше двух лет понадобились Акунину на то, чтобы покорить сердца читателей.

Тогда в моде были детективы про «новых русских», про  «оперов» и киллеров, на фоне которых благородный и честный Фандорин казался белой вороной. Я сам помню, как приобрел все четыре первых произведения фандорианы в 1998 году, летом. Попытался сразу начать читать, но не смог. Произведения были необычными. Я отложил купленные книги в сторону. А прочел их только на новогодние каникулы 1999 года. Причем прочел я сначала «Левиафан», и только после того, как я с трудом вчитался в это произведение, я прочитал и остальные произведения. Книги мне в итоге понравились, я открыл для себя совершенно новый вид отечественной массовой культуры, по-настоящему интеллектуальный детектив. Некий российский ответ британскому Шерлоку Холмсу. И я стал рекомендовать Акунина друзьям, но долгое время Акунин не был широко известен у читателей, почти никто из моих знакомых о нем ничего не слышал.

И это не удивительно. Девяностые годы выбросили на прилавок тысячи отечественных детективных романов. Это был период расцвета отечественного детектива.  Слепые, Бешеные, капитаны Ларины и т.д. стали любимым чтением миллионов россиян. Множество мастеров детективного жанра стали появляться на небосклоне отечественной беллетристики. Но королем русского детектива был всеми признан тогда Александр Бушков. Александр Александрович Бушков. Он - один из самых читаемых в России писателей. Его называют и "королем русского детективного боевика" и "объективным фантастом", и "российским Конан Дойлем". Бушков работает во многих жанрах: фэнтези, боевик, детектив, научная фантастика, альтернативная история, ужасы, детективная фантастика, историко-публицистическое исследование. Как утверждается на личном сайте писателя, совокупный тираж его литературных произведений превышает 17 миллионов экземпляров. Действительно, достойный мастер своего дела.

Но тут на время оставим Бушкова и вернемся к Акунину. Считается, что жена Григория Шалвовича Чхартишвили любила читать классические детективы, поэтому первый детектив был написан для нее. Затем господин Чхартишвили начал писать детективы уже, как профессиональный писатель и издавать их под псевдонимом.  Подробностей о частной жизни писателя почти нет. Так что о том, почему  Чхартишвили стал профессиональным писателем Акуниным, я ничего кроме этого не узнал. Но какая-то причина всё же наверно была, кроме только лишь одного желания угодить жене. Вероятней всего банальная необходимость улучшить материальное положение была не последней в ряду этих причин. Хотя, всё это лишь предположения, ибо более полной информации по данному вопросу мне найти, сначала не удалось.

Позже я узнал о том, что в одном из своих интервью, писатель со свойственным ему юмором признался, что затевая проект «Б. Акунин», он стремился воплотить национальную мечту:

– Я спросил себя: а что я хочу получить? Стать богатым и знаменитым? Это, конечно, приятно, но для меня не главное. Сделать нечто такое, чего в России прежде не существовало, например, создать «средний жанр», располагающийся между высокой и низкой литературой? Очень интересно, но опять не главное. Тогда что? Я думал-думал и вдруг сообразил. Я хочу всего этого добиться, НИЧЕМ НЕ ПОЖЕРТВОВАВ — ни свободой, ни совестью, ни самоуважением — и плюс к тому, НЕ РАБОТАЯ, А РАЗВЛЕКАЯСЬ. И мне пришло в голову, что в этой, на первый взгляд, совершенно нереалистичной конструкции заключено нечто большее, чем мои амбиции. По сути дела, это Русская Национальная Мечта.

Конец цитаты.

Наверное, это, правда, но у меня есть ощущение того, что некая важная причина начала писательской карьеры все же была писателем утаена от нас, простых читателей. И о ней пока мы можем только догадываться. Остается пока констатировать. Что так и жил в небольшом достатке господин Чхартишвили, работал в журнале, и всё это до определенного момента. И тут пришло время Ч, то есть время пить Херши. И Чхартишвили, как по мановению волшебной палочки превратился в Акунина.

...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→