Цветок в пыли. Месть и закон

ЦВЕТОК В ПЫЛИ

ПОСЛЕДНИЙ ЭКЗАМЕН, ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Стоял чудесный майский день, похожий на все другие дни мая своим теплом и хорошей погодой. Сезон дождей уже закончился, и солнце еще не пекло по-летнему, когда невозможно долго находиться вне спасительной тени. Природа изобретательна и прихотлива в своих красках в мае, она еще не иссушена зноем и радует людей многоцветьем и запахами, несущими ощущение свежести.

Утопающий в зелени деревьев университетский городок в этот день заполнен студентами. Заканчивалась сессия, последний экзамен был как последнее испытание перед каникулами, которое нужно преодолеть, чтобы до самой осени иметь возможность отдыхать, выбирая занятия на свой вкус.

Для Махеша Капура, студента юридического факультета, этот экзамен был не только последним экзаменом в сессии, но и последним в его студенческой жизни. После короткого отпуска, который даже не называется каникулами, как у других студентов, ему предстоит начать трудовую жизнь. Учеба закончена, и в новой жизни, наверное, будет меньше веселья и больше забот, как у всякого взрослого человека. Идя на экзамен, Махеш, как всегда, непременно волновался и страстно хотел экзамен сдать, это была его единственная забота до того самого момента, когда старенький профессор, который обычно слушал ответ студента, прикрыв глаза и явно подремывая, сказал:

— Отлично, господин Капур. Я вполне удовлетворен вашим ответом.

В тот самый миг, когда профессор вывел в экзаменационном листе рядом с фамилией Капура «отлично», Махеш испытал прилив радости. Но лишь на миг. Что-то примешивалось к чувству торжества, и оттого само чувство словно притупилось, а это стало понятно через несколько минут, когда Махеш вышел из здания университета.

Картина была очень знакомой, подобное неизменно повторялось в каждую сессию: в тени деревьев отдельными группами расположились студенты. Некоторые лихорадочно переворачивают страницы конспектов, надеясь в оставшиеся до экзамена несколько минут успеть вобрать те знания, на которые обращали мало внимания весь семестр. Кто-то прикрыл глаза, вспоминая, — ведь он учил, учил всю ночь, а теперь вот все словно в дымке, и куда оно подевалось?

И Махеш понял вдруг, почему к его радости примешивалась соседка-грусть. Все, что он видел вокруг, уже не было его жизнью. Он теперь чужой, с того самого мгновения чужой, когда старый профессор поставил ему «отлично». У него нет здесь больше дел, его диплом и экзаменационный лист пришлют по почте, прямо на дом, и значит не будет повода появиться в университете еще раз.

— Привет! — окликнул его приятель. — Как экзамен?

— «Отлично».

— Поздравляю!

Махеш в длинном ряду велосипедов, стоящих у стены, нашел свой и медленно покатил по дорожкам, лавируя между озабоченными студентами, сосредоточенно изучающими свои конспекты. Уже у самых ворот, где людей было меньше, он прибавил скорость, и в этот самый миг откуда-то из боковой аллеи стремительно выскочил велосипедист, так стремительно, что Махеш не успел затормозить — и велосипеды столкнулись.

Махеш вылетел из седла и упал на землю, но тут же вскочил, готовый сказать невнимательному велосипедисту что-то неприятное, но слова застряли у него в горле, потому что на земле, под велосипедом, лежала девушка.

— Простите, — пробормотал он обескураженно и хотел помочь ей, но девушка, сверкнув глазами, сердито передразнила:

— «Простите»!

Отвергнув помощь юноши, она поднялась с земли и только теперь обнаружила, что ее красивый шелковый шарф изорвался, попав в колесо велосипеда. Кажется, это сильнее огорчило ее, чем падение и ушибы.

— Поверьте, я очень сожалею, — пробормотал Махеш.

Его слова прозвучали не очень убедительно, как бывают неубедительны оправдания любого провинившегося человека.

— Можно подумать, от ваших сожалений что-то изменится: мой шарф станет целым, а велосипед — исправным.

Переднее колесо велосипеда, действительно, стало никуда не годным — оно изогнулось «восьмеркой», и нечего было думать ехать дальше.

Все-таки неспроста у него испортилось настроение после экзамена. Он чувствовал, что будут неприятности.

— Я оплачу вам ремонт.

А что еще он мог сказать?

— Вы очень любезны! — пожала плечом девушка, показывая, что не нуждается ни в помощи, ни в утешениях.

Возле них остановился один из студентов и поинтересовался с улыбкой:

— Что случилось, Махеш? — А сам тем временем смотрел на девушку. В его улыбке читались интерес и вызов.

— Маленькая авария.

— Помочь?

Девушка бросила на весельчака испепеляющий взгляд. Таким взглядом повергают противника наземь, не оставляя ему никаких надежд. Парень все понял, пожал плечами.

— Как хотите, — сказал он. — Желаю успеха.

И, усмехнувшись, покатил дальше.

— Это ваш товарищ? — поинтересовалась девушка. — Он не очень-то воспитан.

Кажется, эти слова относились и к самому Махешу. Он сделал вид, что не обратил внимания на укол, наклонился, поднял оба велосипеда разом.

— Я сдам ваш велосипед в ремонт.

— Не надо! Я тороплюсь домой.

— Ну, так я вас провожу. Не нести же вам этот покалеченный велосипед на себе?

И Махеш двинулся вперед. Девушка пошла следом за ним. Ей не хотелось идти с этим парнем, но он был прав — велосипед ей не донести.

— Как вас зовут? — спросил Махеш.

— Никак.

Он пожал плечами и промолчал. Ход был абсолютно верный. Теперь как-будто он стал потерпевшей стороной. Он, несмотря на падение — ему ведь тоже больно, — взялся помочь девушке, а что получил в ответ на свой вполне невинный вопрос? Грубость.

— Мина, — сказала девушка через несколько шагов.

— Что?

— Я говорю, что меня зовут Миной.

— А, вот оно что. Красивое имя.

— Не надо.

— Чего не надо?

— Не надо всех этих слов, ладно?

— Ладно. А почему?

— Глупо звучит. Ненавижу все эти банальности: «Девушка, как вас зовут?», «Который час, девушка?», «Мы с вами уже где-то встречались?», «Ах, как мне нравится ваше имя». Это обычно произносят при знакомстве.

— Вы хотите сказать, что я столкнулся с вами исключительно с целью познакомиться? Неплохо задумано, да? Представляете, мы с вами столкнулись, я тут же вскакиваю и говорю: «Как чудесно, что мы с вами встретились! Я как раз хотел узнать, который час!»

Девушка неожиданно засмеялась.

— Почему вы смеетесь?

— Я представила: если бы на самом деле произошло так, как вы говорите.

— Но теперь-то вы снимаете с меня обвинения в гнусной попытке знакомства?

— А почему — «в гнусной»?

— Потому что мой вопрос о вашем имени был истолкован как попытка познакомиться, и мне тут же дали отпор.

— Глупости! — рассмеялась Мина.

— Я прощен?

— Вполне!

— Спасибо.

— За что?

— За то, что облегчили мою ношу. После ваших слов эти велосипеды, которые я тащу на себе, полегчали едва ли не вдвое.

— Вы, наверное, сильно ушиблись? — спросила Мина участливо. — Все-таки это я в вас врезалась.

— Пустяки. А вот вам досталось, да? Извините.

— A-а, ничего.

Солнце над их головами стремительно поднималось к зениту, Тени домов стремительно уменьшались, словно вода испарялась под палящими лучами. Люди уходили с улиц в прохладу домов. И только лоточники с непроницаемыми лицами стерегли свой товар.

— Вы учитесь в университете? — спросила Мина.

— Учился. Сегодня сдал последний экзамен.

— И как?

— «Отлично».

— Поздравляю.

— Спасибо. Вы тоже студентка?

— Да. Последний курс.

— Отучились последний курс или остался последний курс?

— Я закончила учебу.

— И я.

Это их сближало. Почти родственные души, если разобраться. Большой кусок жизни остался позади, и теперь — одни и те же мысли и переживания.

— Немного грустно, правда? — спросил Махеш.

— Да, грустно, — кивнула Мина и добавила, подумав: — и тревожно немного.

— Отчего же?

— Я иногда пытаюсь представить свое будущее — и не могу. Словно в дымке — не разобрать деталей.

— Все будет хорошо, поверьте.

— А вы откуда знаете?

— Умею заглядывать в будущее.

— И в мое?

— Да, конечно.

— И что же ждет меня?

Мина поддержала шутливый тон юноши, но сейчас ей хотелось, чтобы он действительно оказался прорицателем, и она ждала ответа с непонятным ей самой волнением.

— Все у вас будет хорошо, — торжественно произнес Махеш.

Он даже закрыл глаза, чтобы ничто его не отвлекало.

— Хорошая работа, — продолжал он. — Дружная семья. Счастливые годы, ничем не омраченные.

Он споткнулся и едва не упал.

— Как видите, будущее я вижу лучше, чем то, что происходит у меня под носом.

— И вы думаете, я вам поверила?

— Конечно.

— Вот как? И откуда же такая уверенность?

— Всегда хочется верить в лучшее. Ведь так?

— Да, — согласилась девушка.

Улица, по которой они шли, была застроена одно- и двухэтажными домами, огороженными высокими заборами. Здесь было тихо и уютно, как бывает в ухоженных кварталах.

— Вы живете где-то здесь?

— Да. Вон тот дом с плоской крышей, видите?

— Это ваш дом?

Мина засмеялась, будто этот вопрос застал ее врасплох.

— Да, — сказала она после паузы. — Я в нем живу.

Они остановились у ворот.

— Я бы все-таки хотел сдать ваш велосипед в починку.

— Спасибо, не надо. Я сделаю ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→