Руководство по статье 6 Конвенции: Право на справедливое судебное разбирательство (уголовно-правовой аспект)

Введение

Статья 6 — Право на справедливое судебное разбирательство

1.Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2.Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3.Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

(a)быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

(b)иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

(c)защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

(d)допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

(e)пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

1.Настоящее руководство предназначено для предоставления практикующим юристам информации о наиболее важных постановлениях по рассматриваемой проблематике, вынесенных Страсбургским судом с даты его учреждения по сегодняшний день. В связи с этим в нем изложены ключевые принципы, выработанные практикой Суда, а также относящиеся к делу прецеденты. Цитируемая судебная практика является выборочной: это ведущие, важные и недавние постановления и решения[1].

2.Постановления Суда в действительности служат не только для разрешения конкретных дел, переданных на рассмотрение Суда, но, в более общем значении, для разъяснения, охраны и развития норм, устанавливаемых Конвенцией, тем самым содействуя соблюдению государствами обязательств, принятых ими в качестве Договаривающихся Сторон (Ирландия против Соединенного Королевства (Ireland v. the United Kingdom), пункт 154). Задача конвенционной системы, таким образом, состоит в том, чтобы разрешать проблемы в общих интересах исходя из оснований публичной политики, тем самым повышая общие стандарты защиты прав человека и расширяя судебную практику в области прав человека в государствах — участниках Конвенции (Константин Маркин против России [БП] (Konstantin Markin v. Russia [GC]), пункт 89)).

I. Область применения: понятие «уголовное обвинение»

Пункт 1 статьи 6

«1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом... ».

A.Общие принципы

3.Концепция «уголовного обвинения» имеет «автономное» значение, независимое от категорий, используемых в национальных правовых системах государств — участников Конвенции (Адольф против Австрии (Adolf v. Austria), пункт 30).

4.Концепция «обвинения» должна пониматься в значении, предусмотренном Конвенцией. Следовательно, она может быть определена как «официальное уведомление лица компетентным органом о том, что оно подозревается в совершении уголовного преступления». Данное определение также отвечает критерию того, «была ли ситуация [подозреваемого] затронута в значительной степени» (см., например, Девир против Бельгии (Deweer v. Belgium), пункты 42 и 46, и Экле против Германии (Eckle v. Germany), пункт 73). Суд также постановил, что лицо, задержанное и находящееся в полиции, от которого потребовали дать присягу перед допросом в качестве свидетеля, уже являлось субъектом «уголовного обвинения» и имело право хранить молчание (Брюско против Франции (Brusco v. France), пункты 46-50).

5.Что касается автономности понятия «уголовное», Конвенция не возражает против действий Договаривающихся государств по «декриминализации». Однако действия, классифицируемые как «правонарушение, установленное законом» в результате декриминализации, могут быть отнесены к автономному понятию «уголовного» преступления. Предоставление государствам свободы усмотрения в отношении исключения таких правонарушений может привести к результатам, несопоставимым с целями и задачами Конвенции (см. Озтюрк против Германии (Ozturk v. Germany), пункт 49).

6.Первоначальная оценка применимости уголовного аспекта статьи 6 Конвенции основывается на критериях, изложенных в постановлении по делу Энгель и другие против Нидерландов (Engel and Others v. the Netherlands) (пункты 82-83):

(1)классификация в национальном законодательстве;

(2)характер правонарушения;

(3)строгость наказания, риску которого подвергается соответствующее лицо.

7.Первый критерий имеет относительную значимость и служит только как отправная точка. Если внутригосударственное законодательство классифицирует определенное правонарушение как уголовное, этот критерий будет иметь решающее значение. В противном случае Суд не принимает во внимание национальную классификацию и изучает фактическое содержание рассматриваемой процедуры.

8.При оценке второго критерия, который считается более важным (Юссила против Финляндии [БП] (Jussila v. Finland [GC]), пункт 38), могут быть приняты во внимание следующие факторы:

-направлена рассматриваемая правовая норма только на отдельную группу или имеет общеобязательный характер (Бенденун против Франции (Bendenoun v. France), пункт 47);

-инициировано ли производство государственным органом, наделенным законом полномочиями по принудительному исполнению (Бенхэм против Соединенного Королевства (Benham v. the United Kingdom), пункт 56);

-является ли целью этой правовой нормы наказание или сдерживание (Озтюрк против Германии (Ozturk v. Germany), пункт 53; Бенденун против Франции (Bendenoun v. France), пункт 47);

-зависит ли наложение какого-либо наказания от установления вины (Бенхэм против Соединенного Королевства (Benham v. the United Kingdom), пункт 56);

-каким образом подобное производство классифицируется в других государствах — членах Совета Европы (Озтюрк против Германии (Ozturk v. Germany), пункт 53).

9.Третий критерий определяется исходя из максимально возможного наказания, предусмотренного соответствующим законодательством (Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства (Campbell and Fell v. the United Kingdom), пункт 72; Демиколи против Мальты (Demicoli v. Malta), пункт 34).

10.Второй и третий критерии, изложенные в постановлении Европейского Суда по делу Энгель и другие против Нидерландов (Engel and Others v. the Netherlands), являются альтернативными и необязательно применяются одновременно; для решения о применимости статьи 6 достаточно, чтобы рассматриваемое правонарушение по своему характеру считалось «уголовным» с точки зрения Конвенции или чтобы за совершенное правонарушение на лицо возлагалось наказание, которое по своему характеру и степени серьезности принадлежит в целом к «уголовной» сфере (Озтюрк против Германии (Ozturk v. Germany), пункт 54; Лутц против Германии (Lutz v. Germany), пункт 55). Тот факт, что правонарушение не влечет наказание в виде тюремного заключения, не является сам по себе определяющим, так как относительная несерьезность соответствующего наказания не может лишить правонарушение его изначально уголовного характера (Озтюрк против Германии (Ozturk v. Germany), пункт 53; Николета Георге против Румынии (Nicoleta Gheorghe v. Romania), пункт 26).

Совокупный подход может, однако, быть применен в ситуациях, при которых анализ каждого критерия по отдельности не позволяет прийти к однозначному выводу о наличии обвинения в совершении уголовного преступления (Бенденун против Франции (Bendenoun v. France), пункт 47).

11.Применяя термины «уголовное обвинение» и «обвиняемый в совершении уголовного преступления», все три пункта статьи 6 отсылают к схожим ситуациям. С учетом вышесказанного проверка применимости статьи 6 в ее уголовном аспекте будет одинаковой для всех трех пунктов указанной статьи.

B.Применение общих принципов

(1)Дисциплинарное производство

12.Нарушения воинской дисциплины, влекущие наказание в виде заключения в дисциплинарную воинскую часть на срок в несколько месяцев, подпадают под действие статьи 6 Конвенции в ее уголовном аспекте (Энгель и другие против Нидерландов (Engel and Others v. the Netherlands), пункт 85). Напротив, строгий арест на двое суток считается слишком коротким, чтобы быть отнесенным к сфере «уголовного права» (там же).

13.Что касается профессиональных дисциплинарных производств, вопрос ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→