Япония: язык и общество

В. М. Алпатов — Япония: язык и общество

Предисловие ко второму изданию

Первое издание книги «Япония: язык и общество» вышло в 1988 г. и уже давно отсутствует в продаже. Встал вопрос о новом издании.

Безусловно, книга, изданная более десяти лет назад, а написанная в основном в 1985 г., уже не может отражать во всем многообразии как современную японскую ситуацию, так и современный уровень развития науки. Однако, как нам представляется, достаточно стабильная языковая ситуация в Японии все-таки изменилась с тех пор не так уж сильно и сделанные в книге наблюдения и выводы в основном сохраняют силу и для нашего времени. Кроме того, у нас не было возможности изучить за эти годы языковую ситуацию в Японии столь же детально, как это нам удалось сделать во время годичной командировки в 1984–1985 гг. Те наблюдения, которые мы могли сделать во время коротких пребываний в стране в 1990–2001 гг., не дают оснований говорить о каких-то очень существенных переменах. Конъюнктурной правки, на наш взгляд, книга также почти не требует. Поэтому мы сочли возможным переиздать книгу лишь с незначительной правкой.

В то же время мы решили добавить к тексту книги три статьи, написанные и опубликованные в 90-е гг. и по тематике примыкающие к книге. Некоторые проблемы, затронутые в книге «Япония: язык и общество» (иероглифика и интернационализация Японии, положение айнского языка и др.), изложены в статьях подробнее. Кроме того, статьи содержат некоторые факты и примеры, относящиеся уже к 90-м гг.

Эти статьи публиковались в следующих изданиях:

• Новые дискуссии о будущем японской письменности // Япония. 1991–1992. М., 1994.

• Судьба айнского языка // Малые языки Евразии: социолингвистический аспект. М.: МГУ, 1994; 1997.

• О двух разновидностях устного и письменного вариантов современного японского литературного языка // Устные формы литературного языка. История и современность. М.: Эдиториал УРСС, 1999.

Последняя из статей несколько сокращена за счет повторений примеров, имеющихся и в книге «Япония: язык и общество». В ней также выправлены опечатки, которых в книге «Устные формы литературного языка» оказалось недопустимо много.

Кроме того, в издательстве «Муравей» предполагается издание в виде отдельных брошюр еще двух наших статей по сходной проблематике:

• Литературный язык в России и Японии: опыт сопоставительного анализа (первая публикация: Вопросы языкознания. 1995. № 1).

• Многоязычие в Японии (первая публикация: Япония. 1994–1995. М., 1996).

• Количество литературы по данной проблематике, вышедшей за прошедшие годы, очень велико. Упомянем лишь самые важные работы:

• Shibamoto J S Japanese Woman's Language. Orlando — San Diego — New York — Tokyo, 1985.

• Suzuki T Reflections on Japanese Language and Culture. Tokyo, 1987.

• Shibatam M. The Languages of Japan. Cambridge, 1990.

• Multilingual Japan. Ed. by J. C. Maher and Kyoko Yashiro. Clevedon — Philadelphia — Adelaide, 1995.

• Loveday L. Language Contact in Japan. A Socio-Linguistic History. Oxford, 1996.

• Маевский Е В. Графическая стилистика японского языка. М., 2000.

Введение

Все знают, что язык представляет собой общественное явление. Любая языковая система функционирует и развивается в обществе, обслуживая те или иные цели человеческой коммуникации. Социальное функционирование языка — очень важная проблема, между тем многое здесь до сих пор изучено недостаточно.

Выполнение языком общественных функций имеет как общие закономерности, так и специфические стороны, различные для каждого конкретного языка и обусловленные в первую очередь общественным строем, уровнем развития общества, а также особенностями национальной культуры и структуры языка. Язык — один из важнейших элементов культуры любого народа, поэтому исследование общественных процессов в той или иной стране неполно без рассмотрения социолингвистической проблематики.

В этой связи интересен материал современной Японии. Общественное функционирование японского языка во многом сходно с функционированием других языков развитых капиталистических государств; однако есть немало и специфически японского. Некоторые проблемы, острые для других государств, для Японии относительно второстепенны (языки национальных меньшинств, двуязычие), с другой стороны, встают вопросы, малозначимые для других стран (рационализация письменности, расхождения мужского и женского языков). Специфические особенности имеют проблемы языковой нормы, диалектов, распространения японского языка как международного и многие другие.

Изучение языковых аспектов современного японского общества небезынтересно и для понимания социальных процессов в целом. Может быть, ни в одной из развитых капиталистических стран язык не дает столь много информации об этих процессах, как в Японии. Социальные отношения между людьми отражаются в сложных правилах пользования формами вежливости; речевое поведение женщин и даже особенности их языка выявляют их подчиненное положение в обществе; японский язык сохраняет следы многовековой изоляции Японии, но в то же время в нем проступают черты американизации японской массовой культуры. Все эти вопросы мы постараемся рассмотреть в книге.

Социолингвистические исследования проводятся в современной Японии, однако они имеют специфическую окраску и представляют собой составную часть японской языковой культуры. В СССР анализ языковых проблем японского общества был начат в 20—30-е годы нашими крупнейшими учеными Е. Д. Поливановым и Н. И. Конрадом. Позже много для изучения этих вопросов сделал С. В. Неверов, особо следует отметить книгу [Неверов, 1982], в которой детально проанализированы теоретические основы японской социолингвистики и японской языковой политики. В то же время в советской японистике еще не было исследования, где бы давался общий очерк тех повседневных языковых проблем, с которыми сталкиваются современные японцы, и способов их решения. Мы не претендуем на полный охват этих проблем, однако постарались в той или иной мере осветить наиболее важные из них.

Предлагаемая работа не является систематическим описанием современного японского языка. Сведения по фонетике, грамматике и письменности приводятся лишь настолько, насколько это необходимо для понимания социолингвистических проблем. Терминология максимально упрощена, для того чтобы работа была понятна читателю-нелингвисту. Некоторые японские термины (не выходящие за пределы школьных), употребляемые нами, поясняются в приложении. Примеры из японского языка приводятся в стандартной русской («поливановской») транскрипции, за исключением случаев, когда текст в оригинале записан латиницей, которая сохраняется.

Материал книги в значительной степени был собран автором во время командировки в Японию по линии Японского фонда в 1984–1985 гг.; наряду с примерами, взятыми из литературы, использованы результаты собственных наблюдений. Автор благодарит сотрудников Государственного института японского языка, Института культуры передач при радио- и телекомпании NHK и профессора Сибата Такэси за консультации и помощь в получении материалов для написания этой книги.

Список японских терминов:

бунго — старописьменный японский язык на основе языка Киото VIII–XII вв., использовался в качестве литературного языка в Японии со средних веков до середины XX в.;

гайрайго — заимствования, пришедшие в японский язык за последние четыре века, преимущественно из западноевропейских языков;

«дзёё-кандзи» — список из 2111 иероглифов, которыми рекомендуется ограничиваться; действует с 1981 г. вместо «тоё-кандзи»; в 1990 г. расширен до 2229 иероглифов;

кана — общее название для японских слоговых азбук;

канго — слова, образованные из корней, пришедших в японский язык из китайского вместе с иероглифической письменностью,

катакана — один из двух видов японской слоговой азбуки, используется в основном для записи новых заимствований (гайрайго);

ко́го — современный литературный язык, сформировавшийся во второй половине XIX в. на основе токийского наддиалектного образования в противоположность бунго;

кунное чтение иероглифа — корень исконно японского слова, записываемый иероглифом;

онное чтение иероглифа — чтение иероглифа в среднекитайском языке, заимствованное японским вместе с иероглифом и подвергшееся фонетическим преобразованиям; из онных чтений образуются канго;

«тоё-кандзи» — список из 1850 иероглифов, которыми рекомендовалось ограничиваться, действовал в 1946–1981 гг.;

фуригана — знаки каны, приписанные сбоку иероглифов, используются для облегчения чтения иероглифов или в стилистических целях,

хирагана — один из двух видов японской слоговой азбуки, используется в основном для записи грамматических элементов.

Условные сокращения

Языки и диалекты

англ.

английский

голл.

голландский

нем.

немецкий

порт.

португальский

русск.

русский

фр.

французский

яп.

японский

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→